ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Мы с Гусем — не боимся!

- Потому что вы — во льдах (в бегах)! А остальные языки себе в шоколадный глаз засунули!

- А если б вякать стали, то по соседству с тобой свободные шконки наверняка бы заняли! - объяснил Абрамович. - Будем бакланить не по делу — Вован нас быстренько рассует по зонам, как тебя! Ты вот не молчал — и зашкварился!

- Заткнулся бы... С нами ты духарик (отчаянный). А наверху с питерскими ты — обычный скокарь, хоть тебя чукотским положенцем и объявили...

- Хорош лаяться, братва! - главшпан выступил в роли примирителя. - Володя — нормальный пацан, хотя и из ментов. Слово держит, тех, кто его не задирает, щадит! Ну, а таких, как Ходор, кто по дурке попал, конечно, прессует по-черному. Я так не умел... Он может всю хату сминусовать (если тюремные авторитеты поставят камере минус, ее обитателей репрессируют). Так что, Миша, волну гнать не надо, раскручивайся на земле по полной! А коли надоест, милости прошу сюда, ко мне!

- Хата мне, конечно, чистая нужна. Та, где я сейчас кантуюсь, запалена. Нычка у тебя, Трехпалый, я смотрю, теплая, обжитая... Но пока погожу насовсем сюда переходить. Лады, ты меня на стрелку вытянул, стало быть, у тебя ко мне рамс... Выкладывай про тему...

- Ну да, я решил толковище устроить... Пока остальные воры подтянутся, давай я тебя чем-нибудь местным подогрею...

- Адским огнем, что ли?!

- Базар не в цвет! Я щас дам команду у местных маклаков чем-нибудь разжиться... Отоваримся...

Ницше не мог не влезть в чужие дела:

- Отоварить — значит избить?

- Отовариться — сделать покупки! - поправил проводника по инферно его спутник. - Не лезь, коли не сечешь! Чифирца б тебе, Миха, бедолага... Так, подмолодим…

- Но это же еще один синоним глагола «избить»!

- Это означает еще и добавить немного сухого чая к уже заваренному! Не, лучше отмутим...

- Как это?! - возопил писатель.

- Да не так, как вы, писаки хреновы, мутите в прессе! Прокипятим нефелю (уже использованный чай) и добавим немного сухой заварки...

«Первый имморалист», воспользовавшись тем, что пахан отвлекся, начал брать интервью у редкой птицы: олигарха-сидельца.

- На чем Вы заработали первые деньги, герр Ходорковский?

- Кооператив открыл...

- Чтоб с поганой статьи соскочить, простое маклачество на себя берешь, Ходор? - тут же вмешался Дьявол.

- Не бери на понт, начальник!

- Хорош лечить (врать), ты ж не лепила (доктор), который последние гроши отбирает у безнадежного больного... Хотя ты и впрямь такой же... Слышь, Философ, первую тяпку воздуха... выражаясь образно, как ты любишь, глоток денег...

- Слишком образно: разве можно деньги глотать?

- Хапать их можно?

- Вполне...

- А по фене хапать — значит глотать! Но — к теме! Ходорковский свой первый незаконный капитал создал, участвуя в ограблении крестьянства! Российским (что горбачевским, что ельцинским) так называемым реформам была присуща полная бесконтрольность: без нее воровать было бы опасно. Нерегулируемым вбросом бюджетных средств в деревню воспользовалась сельская бюрократия. Лжефермерами записались секретари райкомов КПСС, чиновники сельхозуправлений. Они получали «дешевые» деньги, предназначенные крестьянам, и путешествовали на них по миру, покупали себе шикарные легковушки. А земледельцам доставались объедки с барских столов.

Люди верили посулам правительства и раздирали даже крепкие хозяйства на доли — подавались в фермеры. А что их там ждало? Кредиты в коммерческих банках резко подорожали, стройматериалов нет, заказать технику для обработки земли или уборки зерна негде. Да еще рэкет стал брать их в оборот.

Больше 350 тысяч фермерских хозяйств выделились в 90-м из колхозов и совхозов. Но через несколько месяцев их число сократилось на 70 тысяч. И дальше откат продолжался. Помучились многие, помучились да и послали все к моей (выдуманной!) матери. Бросили землю зарастать сорняками, а сами кто в город уехал прислуживать новым русским, а кто ударился в пьянство. Получилось, что и коллективные хозяйства в России порядком разрушили, и фермеров не приобрели. Если к 90-му засевались 117 миллионов гектаров, то через несколько лет пашня уменьшилась на 47 миллионов гектаров. Сравните: вся сытая Франция имеет только 18 миллионов гектаров пахотной земли.

Не раз премьеру Силаеву задавали вопрос: ну почему мы тянем с созданием крестьянского банка на столыпинский манер (его в России нет до сих пор). «Специалисты работают», - успокаивал Иван Степанович.

- Какие специалисты? - не утерпел Ницше.

- У самого доверенного из них был большой кабинет в Белом доме. На двери висела табличка: «Ходорковский Михаил Борисович». Этого «советника» Силаеву внедрил Горбачев. Ходор имел покровителей в Кремле. Вчерашний комсомольский функционер вдруг получил в подарок активы государственного Жилсоцбанка и создал свой коммерческий банк «Менатеп». В нем с разрешения Меченого были открыты расчетные счета Фонда ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Контроля за деньгами никакого — хочешь, посылай облученным районам, а не хочешь — переводи в банки Швейцарии. В реальности Михаил Борисович — специалист по конвертации средств для высшего эшелона власти.

Технократу советской школы Силаеву, далекому от финансовых махинаций, нужен был поводырь в банковских делах. И Кремль его дал. Ходорковский делал то, что от него хотели. Поспособствовал будущим олигархам в раздербанивании государственных банков со всеми отделениями и филиалами и передаче их активов определенной группе товарищей. За 90-й год в России возникло 1300 коммерческих банков. Кто-то входил в финансовый бизнес со своими накоплениями, но большинство использовали присвоенный народный капитал. А для создания Крестьянского банка денег не нашлось. Пусть хлебопашцы поблагодарят за это в том числе и Ходора! Как и промышленники, и автомобилисты — за удорожание нефти и бензина! За дело тебя и твою шоблу Путин посадил!

- Почему ж только меня?! А остальные, вот эти (земной сиделец обвел ненавидящим взглядом всю нечестную компанию) чем меня лучше?!

- В ответ расскажу анекдотец. Один пацаненок задает другому вопрос: «Чем мент отличается от собаки?» В это время мощная волосатая лапа резко хватает его за плечо, в морду тыкается удостоверение, по ушам бьет громовой вопрос: «Так чем же?!» Чепушила со страху выдает правду: «Ой, дяденька, ничем! Ничем!» Так вот и с тобой, и с твоими поделами. Только тем и отличаетесь, что они там на свободе, а ты — за решеткой. Но здесь вместе будете зону топтать — и адский грев получать, ха-ха-ха! Зэковскую мудрость помнишь: «У кого лучше грев, тот и авторитет»? А кто в этом смысле сравнится со мной?

- Это все из-за Вовы Самбиста! - пожаловался Ходорковский. - Он на «ЮКОСе» крест поставил (вор в законе приговорил обитателей камеры или зоны к расправе за проступки)!

- Миха, ты не прав! - опроверг его пахан. - Вован, когда я его короновал, обещал: бобрам можно не очковать, шухера пусть не ожидают, я не буду им делать мичуринскую прививку.

Олигархам не нужно бояться, я не буду им делать никаких облав, ничего не стану им отрезать, - перевел для себя Ницше.

- Он и ВВП обещал увеличить вдвое, - скептически хмыкнул сиделец.

- Вдвое увеличить ВВП вполне реально, - влез с непрошенным советом Сатана. - Надо только откормить В.В. Путина так, чтобы он из дзюдо перешел в сумо!

- Чего буром на Вована прешь! - заступился за своего преемника главшпан. - Он — честняга! Когда Собчака раскрестили в Питере, Яковлев Путину предложил в его шайку перейти. Володя отказался, заметив: «Лучше быть повешенным за верность, чем за предательство»!

- Бессмертный афоризм, достойный моего пера! - выразил восхищение автор «Заратустры». - Если он на самом деле так думает и поступает, адский огонь ему не так уж сильно светит.

- Слова, слова, слова... - повторил Шекспира Ходорковский.

- Никакие не слова! - возмутился верховод. - Пацан мне обещал — пацан сделал! Даже больше того, что я просил! Едва Володя стал смотрящим (премьером), как были прекращены все ранее начатые уголовные дела по экономическим преступлениям. В Россию возвратился Собчак, который более двух лет находился в бегах в Париже...

357
{"b":"171952","o":1}