ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Как в таком воистину сатанинском деле не протянуть когтистую лапу помощи! - осклабил клыки Черт № 1.

- С чего начнем? - деловито осведомился пахан.

- Сначала надо блеснуть чешуей перед обиженкой. С чего начинает вор в законе, оказавшись в новой зоне? С большого курсового прогона.

- Какие курсы через что прогонять? - не понял Ницше.

- Ух, ну ты и валенок! Это — другое название портянки...

- Разве зэки носят сапоги?

- У тебя что ни слово — сплошная вода, Федя! - возмутился его подопечный. - Базаришь, словно блудень! Портянка или курсовой прогон — большая малява, отправленная известными жуликами для ознакомления во все хаты тюрьмы или во многие зоны. Лады, Рыжий, давай сочиняй прогон...

- А он уже есть готовый... Я его сгондобил по типу твоих президентских посланий. Вот, слушай:

«Мира и благополучия вам, Каторжане! Счастья, Здоровья, Процветания на Воровском ходу и Свободы Золотой! Мы, Воры, обращаемся ко всем порядочным Арестантам, достойным нашего Общего святого дела, с призывом донести содержание этого Прогона до каждого интересующегося Арестанта. С каждого, кто будет чинить препятствия для ознакомления с Прогоном, должно быть спрошено со всей строгостью.

В последнее время усилившийся мусорской террор выбивает из наших рядов лучших представителей Воровского движения. Из массы отверженных менты делают пресс-хаты, где ломают Воров и порядочных Арестантов.

Мы должны сплотиться перед угрозой мусорского хода, забыть междоусобные распри для достижения победы святых целей Воровского хода. Нет ничего выше Общего, и суд Воровской — самый справедливый суд.

Мы, Воры, решаем и решим общее положение в тюрьмах. Российские тюрьмы грелись и будут греться Ворами и братвой. Вся тяжесть лежит на мужицких плечах, в тюрьмах и лагерях. Мужики, Арестанты должны помочь в нашем движении навести порядок везде и всюду. Не надо поддаваться провокациям и провокаторам. Мы, Российские Воры, чисто русские, восстанавливаем наш основной Воровской закон, как оно должно быть и есть. И вы, Арестанты, Каторжане, Бродяги, должны помочь и содействовать в этом деле. Никакой крови не должно быть. А если понадобится — тогда от этого никуда не уйти. Хозяева в домах Мы.

Впервые попавшим в тюрьму объясните правильный образ жизни Дома Нашего.

Не спрашивайте за вольные дела за исключением мусорских.

Не спрашивайте строго с малолеток, до определенного возраста они ведут несознательный образ жизни.

Уделяйте внимание и интересуйтесь на этапах кто откуда и куда идет. Кто из людей где сидит.

В общем, если есть неясности, то обращайтесь к Ворам или достойным для решения вопросов. За несправедливость ответственен каждый.

Каждый порядочный Арестант должен способствовать процветанию Общего дела, препятствуя опорочению и искажению наших идеалов и ценностей, должен следовать традиции и обычаю Каторжан независимо от национальностей. С того, кто не следует этому закону, - спрос. Нельзя допускать самосуда над провинившимся. Мусора только и ждут повода поссорить нас между собой и одержать над нами победу. Любые проступки должны быть рассмотрены и оценены Вором или назначенным им доверенным. Никто не может чинить препятствия к свободному обращению к Вору.

Нельзя отпугивать от нас молодых, еще не полностью понимающих наши ценности, но интересующихся Арестантов, мы должны разъяснять им наше отношение к Общему, смысл и значение Воровского хода, нужно давать возможность исправить допущенные ошибки.

Нет проступка в том, чтобы привлекать в наших целях к нашим делам представителей администрации тюрем, лагерей, охраны и даже самих мусоров из руководящего состава независимо от их звания. Наоборот, надо всячески привлекать их к решению наших проблем, по возможности использовать всемерно любого из них.

Напоминаем, что нет и не может быть половых наказаний. В игре всегда придерживайтесь установленной нормы. Предел игры в долг — 200 молитв «Отче наш» или свечей. Выше планки играть запрещается. Не должно быть злоупотреблений отравой при решении серьезных вопросов. Смотрящим за положением следует обратить внимание всех Арестантов на должное отношение к греву, за надругательство над благодатью — спрос. Призываем всех порядочных Арестантов содействовать Общему благу.

На этом решили мы, Воры. По возможности с этой ксивой ознакомьте каждого, кому не чуждо Воровское. Удачи Вам в делах Ваших правых. Здоровья в духе свободы. С искренним пожеланием Всех Благ и скорейшего Освобождения.

С уважением к Вам достойной массе Арестантов, из неволи пекельной главшпан Борис Трехпалый, воры Колян Железнодорожный, Толян Прохфессор, Сильвестр, Дато Ташкентский, Паша Цируль, Гиви Резаный, Гога Ереванский, Калина, Роспись, Марик, Слива, Балда, Отарик, с воли — Береза, Гусь, Небритый, Гугнявый, Зятек, Лужок, Толян Рыжий».

- Клево! Алмазно! - выразили общее одобрение все участники спиритического сеанса. Ницше, как всегда, остался в одиночестве:

- Это же общие слова!

- Согласен, наш концевой прогон — сплошная жеванина, - согласился ЕБН. - Но это же для начала, чтобы пуху на себя накинуть. Нельзя сразу полный расклад делюги перед обиженкой делать — да и ваще нельзя! Их постепенно сажать на кукан надо!

- Разумная мысль! - проблеял Дьявол. - Так что, Борис, отказываешься от свидания с Распятым, коронуешься на своей зоне? А вы, бродяги, не хотите прям сейчас сюда перебраться? Ну че, замазали (договорились)?

- Не, - хором ответили насосы и бобры, - мы пока поживем! Но будем выпивать за пацанов, которых с нами нет! Как говорится, за тех, кто там, не дай Бог нам!

- Я, пожалуй, тоже еще погожу, - опомнился Ельцин. - Сюда ведь попасть никогда не поздно, а вдруг Христос даст мне шанс? Или «дорогие россияне» меня отмолят?

- Не надейся! Даже твоя ярая поклонница, тележурналистка Белла Куркова, разобравшись, обозвала тебя попом Гапоном!

Пахан огорчился:

- «Разлюбила! Разлюбила!»

- Не будет тебе прощения! - зашипел змей-искуситель. Ты ведь посещал иерусалимский музей Яд Вашем? Там в память о шести миллионах евреев, сгинувших в Холокосте, зажигаются звезды и звучат их имена. Постоянно. Каждые несколько секунд. Так и перед тобой будут звучать имена россиян, убитых в чеченской войне и преждевременно умерших из-за твоих загогулин! Если не послушаешь меня, все пребывание в пекле будет для тебя хуже, чем если бы ты сидел в «Белом лебеде»! Специально для Ницше поясняю: это особая колония для рецидивистов с очень жестким режимом! Выражаясь на понятном для тебя, Борька, языке, регулярно будешь у меня ездить под крышу (садиться в шизо, штрафной изолятор)! Поймать тишину (жить спокойно) или шпариться (прятаться) не сумеешь, гарантирую! Пойдет у тебя сплошная непруха (невезение)! Постоянные СУС (строгие условия содержания) тебе обещаю! На перережимку (смену режима) со строгого на общий не рассчитывай! Соскочить с прожарки (избежать наказания), откинуться с зоны, дождаться звонка (конца срока), получить волчий билет (справку об освобождении) — и не мечтай! Навострить лыжи (сбежать) тоже не получится! Не будет у нас с тобой расхода (расставания)! Так что определяйся (решай, кем будешь в неволе)!

- Слышь, Трехпалый, пока Сатана тебе объ...бон (обвинительное заключение по уголовному делу) будет оглашать, может, нас отпустишь? - взмолились живые души, поняв, что дело круто.

Ельцин повторил слова, сказанные им на его юбилее в Кремле:

- «Спасибо вам. Спасибо за то, что в этом зале сидят люди, которые меня любят..., - он внимательно посмотрел на своих бывших поделов, осознал, что слово «любовь» тут неуместно, и с горечью закончил: - ... Или хотя бы не ненавидят». Ступайте, пацаны! А ты, лукавый, чего ко мне пристебался? Я ж не со зла все натворил! Просто хотел изменить ход истории!

- «Толкать историю в спину не рекомендуется. Она не терпит насильственных понуканий. Как заметил когда-то мудрый Квинтилиан, история существует сама по себе, и ей безразлично, одобряют ее или нет», - процитировал свою книгу Шутов.

366
{"b":"171952","o":1}