ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В приемном зале вдруг появился незваный и совершенно нежданный гость — Фридрих Энгельс — и заговорил с присущими ему и его другу Марксу остроумием, изяществом и цинизмом:

- О, эти три шестерки, которыми в старину няньки пугали детей! Толстовский Пьер Безухов, прибегнув к гематрии, пришел к тому, что Зверь, чье имя 666, — Наполеон.

Но это — чушь! Я давно доказал, что «число Зверя», так волновавшее целые поколения богобоязненных обывателей, скрывает не имя грядущего Антихриста, как утверждали и продолжают твердить мистики, но древнееврейское словосочетание «кесарь Нерон». Это подтверждается не только наглядным суммированием численных значений букв, но и текстом самого «Откровения». Апостол Иоанн, прочтите, пожалуйста!

- «И Зверь, которого ты видел, был, и нет его... Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена, и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть. И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи... Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствующий над темными царями».

- Из этого описания легко выводятся Рим, построенный на семи холмах и «царствующий над земными царями», время действия и действующие лица. «Шестой царь» - это Гальба, который наследовал гонителю христиан Нерону, покончившему с собой 6 июня 68 года. Тот, кто «еще не пришел», - Отон. А «зверь, который был и которого нет», - Нерон, потому что в тот период разнесся слух, будто цезарь жив и вскоре вернется на страх врагам. Вести о чудовищных злодеяниях деспота-артиста, который не только бросал толпы людей на растерзание хищникам и поджег собственную столицу, но и велел умертвить мать, жену, многих родственников, друзей, достигли самых отдаленных уголков огромной империи.

В глазах первых христиан император-злодей был дейтвительно «зверем», а Рим - «блудницей вавилонской», как иносказательно говорит автор «Апокалипсиса». Иоанну Богослову было чего страшиться. Неудивительно поэтому, что он прибегнул к тайнописи.

Засим откланиваюсь!

Философ - имморалист, отдав должное изяществу речи своего тезки- философа матероиалиста, согласился с ним далеко не во всем:

- Сводить все к одному Нерону — значит упрощать предмет исследования! Если придерживаться библейской и евангельской хронологии, во весь почти шеститысячный период с сотворения мира у Сатаны было семь главных сотрудников в созидании тайны беззакония: строитель вавилонской башни Нимрод, фараон египетский, преследовавший Моисея; разрушитель Иерусалима Навуходоносор Вавилонский, гонитель иудеев Антиох Епифан IV Сирийский, императоры — истребители христиан Нерон, Домициан и Юлиан Отступник Римские. По «Откровению» Иоанна, в конце времен будет еще восьмой — тоже Римский, имя его неизвестно, но число имени — 666. Их еще позывают силами Дьявола.

- Ты многих других не упомянул, в том числе Аттилу, - напомнил Азазел.

Сатана хмыкнул:

- К рождению сего злодея не прилагал ни рук, ни других органов. Хотя в каком-то смысле царь гуннов - мое создание. Несправедливо: римляне назвали его Бич Божий! Почему не Дьявольский?! Могу перечислить исторических и полуисторических «сыновей», которых Средние века и Возрождение ставили на мой счет.

1.Каин. Ну, представлять не буду, все его знают.

2.Основатель зороастризма (огнепоклонничества) Зороастр — Заратустра (тут Ницше было встрепенулся, однако Люцифер остановил одним взглядом готовый вырваться из философа поток словоизлияния).

3.Аттила, по одним преданиям, прижит матерью от меня, по другим — от меделянского пса. На самом деле его отец — вождь Гуннский Мундзук.

4.Теодорих Великий, король готов. Обнаруживал свое происхождение способностью изрыгать изо рта пламя и заживо провалился в преисподнюю к отцу своему, то есть ко мне. Чушь, конечно, но красиво!

5.Мерлин. Его легенда весьма сложна, подробна и замечательна, как не только романтическая, но и философская концепция. Ад, побежденный и опустошенный Христом, ищет средств оправиться от своего бедствия. Сатана решает, что единственный способ к тому — ускорить пришествие Антихриста. Я должен родить сына, который, будучи бесочеловеком, распространит на людей власть пекла и уничтожит дело искупления.

Совместными усилиями демонов некая почтенная и знатная семья впадает в нищету и бесчестие и вымирает в позоре. Из двух уцелевших дочерей одна предается самому бесстыдному распутству. Другая, прекрасная и целомудренная, долго противостоит всем искушениям. Но однажды ночью она, ложась в постель, забыла осенить себя крестным знамением, вследствие чего временно лишилась охраны небес, а я тут как тут — овладел ею и осуществил предначертанный план. Сознавая свое несчастие и ужасаясь ему, девушка старается искупить грех свой трудами тяжкого покаяния. В положенный природный срок она дала жизнь сыну. Чудовищная волосатость тела сразу выдала его демоническое происхождение. Мальчика окрестили, - о моем согласии при этом, понятно, никто не спрашивал, вот же суки! - и нарекли Мерлином.

Тогда в небесных сферах возникла мысль, что было бы немалым торжеством отнять у инферно сына самого Сатаны, - и милосердный Бог принимает к тому нужные меры. Киднеппинг какой-то! Беспредел!

Я якобы преподал сынуле знание прошедшего и настоящего. Всевышний убивает этот опасный дар, награждая Мерлина знанием будущего и, таким образом, сделав его непроницаемым для обманов света и моих козней. Возрастая, Мерлин совершил много чудесных дел, как о том повествуют Бэда преподобный, древние хроники и повести Круглого Стола, и изрек много прекрасных пророчеств, из которых многие уже исполнились, а остальные, надо думать, тоже исполнятся когда-нибудь. Ничто в нем не напоминало о грозном отце его, а сам волшебник родителя своего и знать не хотел. Время и образ смерти мага неизвестны в точности, но все позволяет думать, что дух его отправился в обитель не кары, но блаженства.

6. Роберт Дьявол, герцог нормандский.

Некая герцогиня нормандская сгорала жаждою иметь детей — напрасно. Отчаявшись в помощи невнемлющих небес, обратилась ко мне, и я ее желание немедленно исполнил. Герцогиня рождает сына — богатыря и буяна. Он совершил много ужасных злодеяний, однако в конце концов раскаялся.

7. Несомненным вариантом Роберта-дьявола является седьмой претендент в мои отпрыски - Эццелин да Романо, тиран падуанский (1215-1256). О нем даже стишок сложили:

«Тиранов лютых всех лютейший, Эццелин

Заставил верить мир, что Дьявола был сын».

Мать изверга, Аделаида, сама посвящает свое чадо в страшную тайну: он и брат его, Альберик, зачаты ею от меня, ради этого приключения принявшего, подобно Юпитеру в романе с Европою, вид быка. В противовес Роберту нормандскому, Эццелин весьма счастлив и горд своим происхождением и дает слово, что покажет себя миру достойным сыном столь замечательного папы. Сатана - большой неудачник в потомстве, но на этот раз ему повезло. Завладев Падуей, Эццелин и брат его свирепствовали подобно фуриям. Но кара, слишком заслуженная, не заставила долго ждать себя. Побежденный в битве при Понте ди Кассано, злодей погиб в отчаянии. Брат его последовал за ним.

8.Мартин Лютер.

Паписты считали великого религиозного реформатора сыном Дьявола, обольстившего в Виттенберге мать его, служанку в гостинице, приняв для того вид коммивояжера по ювелирной части. Хотел бы я, чтобы это было правдой!

Множество других исторических лиц, враждебных церкви, выдавались святошами за Антихриста: Нерон, Магомет, император Фридрих II и т.д; в России, в старой вере, - Никон, Петр Великий.

Но моим самым замечательным и властным сыном будет настоящий Антихрист!

В одной англосаксонской поэме IХ века утверждается, будто он однажды приходил уже, и я пытался не только противопоставить его Христу, но подменить им Иисуса как чаемого Мессию. Проделать на живых лицах эту замысловатую подмену было бы на самом деле здорово! Ладно, хватит об именах, давайте вернемся к сроках! Мы их так и не установили!

392
{"b":"171952","o":1}