ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  Несмотря на явную языковую разницу, степняки поняли смысл сказанного, ответ десятника тоже при некотором напряжении можно разобрать: все русские - не люди, а жалкие свиньи, не достойные поцеловать его коня под хвостом. Засвистели нагайки, больше всех досталось Шуре, единственному, кто оказал сопротивление. Марию без церемоний утащили в кусты, откуда она вернулась с крайне недовольным выражением лица. Видно, азиатские ласки пришлись ей не по вкусу. Естественно, и даму, и мужчин обобрали до нитки, конфисковав мало-мальски ценные вещи.

  С трудом поднявшись на ноги и отерев кровь, историк нацепил на нос треснувшие очки и заявил, что этот инцидент является исключением, лишь подтверждающим общее правило единства русских и татар, правящих Евразией, обеими Америками и большей частью Африки. А скоро они спросят об этом у главного русско-татарского царя Ивана III Васильевича.

  - Нам-то что у Ивана Васильевича нужно? Сменить профессию? - прокряхтела Мария, которой после происшедшего шагалось с трудом.

  - Предупредим, что осенью подвалит хан Ахмат. Начнётся стояние на Угре, после которого Русь никогда уже не будет платить дань этим уродам, - Шура потёр рубец, протянувшийся через щёку и скулу от нагайки. - А литовцев крымчаки отвлекут.

  Через полчаса навстречу показалась сотня конных дружинников московского князя. С опытом общения в петровскую эпоху, не слишком отстоящую от нынешней, баронесса Мэри Сью и барон Алекс Карм пожаловались на татарские бесчинства. Сотник ругнулся, что басурманы столь близко от Кремля, и послал вдогонку три десятка копейщиков. Фоменковцы залопотали о желании увидеть габсбургско-османского короля, были причислены к юродивым, к которым на Руси всегда доброе отношение, и тоже получили место на заводных лошадях, с коих несколько раз грохнулись по пути до княжеских палат.

  Накормленные и напоенные, путешественники заночевали в Кремле, а на следующее утро удостоились высочайшей аудиенции. Из подслушанных разговоров Шура уяснил, что князь Иван с превеликим трудом присоединил Новгород, который ни разу не Ярославль, с запада давят литовцы, вечные враги, Киев у них. Об управлении землями турецкими, западноевропейскими и, тем более, американскими, к которым Христофору Колумбу только в этом году плыть, вопрос как-то не стоит. Татары-нехристи здесь считаются вековым злом со времён Калки и Козельска, их бы истребить под корень, а не дружбу водить. Фоменковцы, бывшие рядом, и слышавшие те же слова, ничуть не смутились. Если факты не соответствуют теории, то горе фактам, повторила Мария слова своего спутника.

  В тронном зале Шура рассчитывал броситься на пол с воплем "не вели казнить, вели слово молвить", после рассказать про Ахмата, но двое историков проявили ещё большую прыть и начали вещать не про будущее, как принято у попаданцев, а про настоящее. Они были чрезвычайно уверены, что знают об этой эпохе куда больше, нежели люди, прожившие здесь всю жизнь.

  Иван сидел, хмурился и недоумовал, какого лиха к нему запустили двух скорбных на голову скоморохов. Но терпение присутствующих лопнуло, когда обладателя треснувших очков понесло на религиозные темы. Как только он изрёк, что Ветхий Завет писан после Нового, а Григорий Гильдебранд, папа римский проклятого православными ватиканского престола есть настоящий Иисус Христос, рождённый в Крыму и в уже христианской стране, князь вскочил, грохнул по полу длинной резной палкой и рявкнул:

  - На кол нехристей поганых!

  - Обратите внимание, коллега, абориген также не привёл никаких научных опровержений бессмертному учению Фоменко-Носовского, - заявил высокий.

  - Нашу миссию можем считать успешно выполненной. Новая Хронология блестяще подтверждена, - согласился меньший и хлопнул в ладоши, очевидно приводя в действие некий прибор и на секунду опережая стражу, бегущую схватить смутьянов.

  Аппарат захватил и Марию с Александром. Из мира, где они пробыли меньше суток, им удалось выбраться, не подставляя ни шею под топор, ни задний фасад под менее утончённое орудие казни.

  Глава семнадцатая. Леди энд джентльмены.

  Весьма симпатичная молодая дама, не знакомая на вид, раскрыла зонтик над головой. За отсутствием поблизости иных существ женского пола, мужчина обратился именно к ней.

  - Моё почтение, мисс Мэри. Хорошая погода, не правда ли?

  - Конечно. Как поживаете, Алекс?

  - О'кей. Особенно когда отсутствует перспектива немедленной казни.

  Мария нахмурила лоб.

  - Мистер Алекс, вы не удивлены, что мы разговариваем по-английски без малейшего напряжения?

  - Джентльмену не пристало высказывать удивление вслух. Более, я испытываю неловкость, беседуя с вами, мисс Мери. Мы так давно знакомы, а ведь нас даже не представили.

  - Как только в этом мире у нас появятся общие знакомые, немедленно потрудитесь, Алекс, исправить эту неловкость.

  - Как вам угодно, мисс Мери. Осмелюсь предложить свою руку. Экипаж не наблюдается, зато поблизости виден город. Не соблаговолите ли прогуляться?

  Компаньоны отправились, шагая по аккуратной мощёной дороге, засаженной по краям могучими дубами. Они старались рассмотреть окружающих и друг друга, но вежливо, тактично, не выходя за правила приличий, уместных для леди и джентльмена.

  - Мы в Англии, мисс Мери?

  - Возможно. Почему вы предположили это, мистер Алекс?

  - Мимо проехал паровой автомобиль по левой стороне. Ах да, вы удивительно правы. Все говорят по-английски.

  Встречные господа поднимали котелки в приветствии, дамы легко кланялись. Мери и Алекс отвечали тем же. К тому же джентльменов поголовно украшали густые усы на фоне чисто выбритых подбородков и щёк. Очень по-английски.

  - Дорогая мисс, у вас есть сумочка, а предполагаю бумажник в левом внутреннем кармане. Там могут быть документы.

  - Не думаю, что это хорошая идея - рыться в сумке и в бумажнике посреди дороги. Воспитанные люди не могут себе подобного позволить. Для начала я вполне удовлетворена, что нахожусь в порядочном времени и месте, а не возле ужасного русского царя Питера.

  - Вы правы, мисс Мэри. Его шутки совершенно недопустимы для порядочного джентльмена, - Шура напряг и расслабил свои английские ягодицы. Они откликнулись: нормально, хозяин, всё хорошо. Особенно когда никто им не угрожает сами понимаете чем.

  Ближе к городу транспорта стало больше, как парового, так и гужевого. Карманов обратил внимание на аккуратные мешочки под хвостом лошадей. На чистых мостовых ни одной лепёшки, которыми так славится Россия.

  Возможно, они попали в аристократический пригород. По пути не встретилось ни одного оборванца, сплошь благопристойные пары и одиночки. Водители паромобилей и кучера экипажей одеты добротно, а некоторые с показным шиком.

  Женская мода не слишком отличается от русской памятного одиннадцатого года. Женские платья и юбки длинные, до пят, свободно облегают бёдра безо всяких кринолинов. На головах кокетливые шляпки, многие с вуалькой. Непременные маленькие сумочки и зонтики. Марии до зубовного скрежета интересно, что на ней за нижнее бельё. Не ХХI век, конечно, но куда удобнее и практичнее, нежели при Петре. Корсет есть, и затянут туговато, но куда свободнее, чем в год, когда она соблазняла Наполеона. Словом - нечего придираться.

  Они нашли кафе с открытой верандой. Старясь выглядеть непринуждённее, извлекли из хранилищ предметы, способные пролить свет на их личности.

  - Боже мой, а нашего неведомого покровителя истинно английское чувство юмора, - заявил Карманов, раскрыв бумажник. - Разрешите представиться, Алекс Покет.[2]

 - Так. У меня никаких сюрпризов - Мери Сью, - обладательница короткой фамилии вытащила зеркальце и произвела ревизию внешности, нарушив правила приличия и не удалившись в дамскую комнату. Уж очень не терпелось. Она увидела то же, что и её партнёр - миловидную хрупкую блондинку лет двадцати пяти с очаровательным вздёрнутым носиком и серо-голубыми глазами. - Хорошо. Надо сказать, и вы, Алекс, также весьма импозантны. Джентльмен в лёгком летнем пальто, сторогом английском костюме, при цилиндре и галстуке гораздо опрятнее, нежели наши современники из XXI века или Бенедикт Архангельский.

вернуться

2

Pocket - карман (англ).

40
{"b":"171955","o":1}