ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  С этими словами американский гений вставил карточку в очередной считыватель и мимо робота провёл Алекса в огромный ангар, где гость-пленник осознал, что не видел главного американского чуда.

  Самолёт был не просто велик - огромен! Размах крыла не менее сотни ярдов, по три двигателя на каждой широченной плоскости. Даже у "Боинга-747" каких-то семьдесят пять ярдов.

  - Думаете, мы не в курсе вашего изобретения - установить котёл в фюзеляже, а турбины в плоскостях? Но в Англии местные военные умники оттёрли гражданского специалиста. Поэтому двухтурбинные машины с жалкими полутора тоннами бомбовой нагрузки - предел ваших возможностей. "Игл" способен перенести через океан четыре тонны! И вернуться обратно.

  - Вы действительно гений, профессор!

  - Знаю, - скромно потупился коротышка.

  - Похоже, я приму правильное решение до атаки "мышат".

  Потому что правильное - угнать "Игл".

  - Надеюсь на это.

  - Внутрь можно?

  - Только с сопровождающим.

  Но и с дышащим в затылок лейтенантом Алекс увидел многое. Судя по блестящим медным циферблатам в пилотской кабине, скорость воздушного гиганта не превышает семидесяти узлов, а практический потолок - пятнадцати тысяч футов. До сброса бомб ещё меньше. То есть достаточно иметь в Западной Англии несколько десятков паролётов и надёжную систему оповещения, посбивать тихоходных монстров не составит труда.

  Он поймал себя на том, что снова доверяет инстинктам тела о печётся о благе ненужной ему страны. Пусть американцы делают с ней что хотят.

  Внутри фюзеляжа Алекс поблагодарил янки за привычку на каждом дереве вешать табличку "дерево". На любом лючке, рубильнике, паровом и топливном вентиле, манометре, клапанах - непременные надписи. Аварийные боты тоже есть. Значит, при вынужденной посадке на воду экипажу найдётся на чём уплыть. Самые лучшие рояли в кустах те, что расставлены заранее и по чётко спланированному сценарию.

  - Я потрясён! Неужели "Орлу" хватит топлива на беспосадочный рейс в обе стороны?

  - Нет, конечно, - самодовольно ответил Лоукрофт. - Это - секрет!

  - Но как их дозаправить? - тут взгляд упал на трёхярдовый штырь, торчащий впереди наподобие диковинного орудия. - Разве что в воздухе. Но угольную пыль не пересыпать. Выходит, "Игл" летает на жидком топливе.

  - Мои поздравления. Вы поразительно догадливы и наверняка принесёте пользу нашей команде. Слышали про каменное масло? Очень редкий продукт, природная смесь углеводородов. Если выгнать самую лёгкую фракцию, получается жидкое топливо, на котором работает топка пароплана.

  - Позвольте. Зачем тогда сообщать тепло промежуточному телу - воде? Раскалённые газы от сгорания углеводородов могут вращать сразу турбины.

  Тут уже профессор уронил челюсть.

  - Моё восхищение. Я думал над этой проблемой больше года, а вы одним махом... Пока нет подходящих сплавов для лопаток турбины, но в будущем - непременно. Мы с вами сработаемся, коллега Покет!

  Обязательно. Но коль профессор подтвердил догадку о редкости нефти, значит насобирать нужное количество авиационного керосина быстро не получится. То есть - разовый полёт нескольких стратегических бомбардировщиков, по фугасу на Вестминстер, Тауэр и Букингемский дворец, после чего Англии можно диктовать условия мира.

  - ... И это не предел! Поставим на колени Британию, возьмёмся за остальную планету. Скоро на нашем флаге будет не шестьдесят пять звёзд, а сто, двести! Весь мир насладится свободой и демократией! Кстати, мой сообразительный друг, не хотите ли полетать? У нас есть птички поменьше.

  - Разве что пассажиром. Сам не умею управлять.

  - Охотно верю, - профессор задрал руку и положил её на плечо Алекса. - Человек, хоть раз поднявший аэроплан в небо, никогда добровольно не откажется повторить это снова и снова.

  Глава двадцать вторая. Должен ли джентльмен...

  Большая железная игрушка с игривым именем "Мики Маус" несла смерть. Вместо башни и боевого отделения, привычного по британским конструкциям танка, "Мышонок" имел целый капитанский мостик, на котором кроме профессора, с удовольствием взвалившего на свои крохотные плечи обязанности командира экипажа, вмещался расчёт одного из орудий, наблюдатель-радист, и осталось довольно места для пассажира из вражеского лагеря.

  Широченные гусеницы, не менее трёх ярдов каждая и непомерной длины, а также массивная пневмогидравлическая поездка сделали чудовище невероятно плавным на ходу, однако не ради комфорта экипажа - так удобнее целиться.

  - Рассекаем британскую группировку южнее Нью-Йорка, - обернулся к Алексу злой американский гений. - Вплотную к берегу не пойду, там достанут корабельные орудия. Затем раздавим корпуса по очереди. Сначала - северных, потом южных, если не впадут в благоразумие и не сдадутся в плен.

  Лоукрофт изобразил хохот, отдалённо напомнивший демонический.

  - Желаю удачи, сэр! - вежливо ответил Алекс, прильнув к свободному перископу.

  Прямо на "Мышонка" спикировала пара "Покетов". Лётчики явно не подозревают, что под бронёй автор конструкции их машин. Дробно затрещала автоматическая пушка на крыше. Один англичанин окутался дымом и отвалил в сторону, второй не стал менять траекторию и смачно врезался в лобовую броню. Танк сильно встряхнуло.

  - Только краску поцарапал! - радостно сообщил профессор, заслушав доклады об отсутствии повреждений.

  Махина и правда показалась неуязвимой. Особого сюрприза в плане оружия она не таит - обычные четырёхдюймовые пушки, не длиннее тридцати калибров. Но танк беспрепятственно доставил их к самой линии обороны англичан, остановился и беглым огнём перепахал окопы. Зеркально повторилась ситуация, сложившаяся в Нью-Джерси, только теперь роли поменялись.

  Грохот от разрывов артиллерийских снарядов и звяканье пуль по броне слились в какофонию боя, наложившись на лязг гусениц и гудение паровых турбин. Профессор продолжал торжествовать, пока машину снова не встряхнуло. Гром пронзил стальные внутренности, снизу взметнулся дым, на минуту заслонив смотровые приборы, корпус заметно вильнул влево. Потянуло гарью, перебившей кислый пороховой запах от ближайшей артиллерийской установки. "Мышонок" замер полубоком к противнику.

  - Что? Какого чёрта? Ходовая повреждена? Куда ты смотрел, траханый сукин сын!

  В ипостаси джентльмена, пребывающего среди себе подобных, сэр Покет отвык слышать выражения, которыми учёный муж осыпал водителя.

  - Вызвать подмогу! Срочно заменить перебитый трак! Так твою мать и твои слепые глаза!

  Пользуясь, что профессор сильно занят, а остальные члены экипажа вжались в сиденья и изо всех сил изображают ветошь, стараясь не отсвечивать, Алекс сдвинулся к радисту. Сейчас Лоукрофт сообразит, что команду о вызове помощи надо было адресовать не механику. Не теряя ни секунды, джентльмен нанёс безвестному американскому солдату весьма неджентльменский удар пальцами в шею из арсенала НКВД, удержал обмякшее тело и вытащил револьвер.

  Рукоятка опустилась на профессорский затылок между пилоткой и воротником комбинезона. "Получи! Как меня кавалерийской саблей по твоему приказу".

  Рейнджер бил аккуратнее. По крайней мере, не пробил затылочную кость до мозжечка. Артиллеристы, завидев бунт на корабле, потянулись к револьверам. С брезгливостью ухватив радистов "смит-вессон" за ручку, заляпанную кровью и осколками кости, Алекс взвёл курок и отправил пушкарей в вечный сон.

  Хлопки двух выстрелов, под открытом небом не такие уж и громкие, в узком пространстве мостика заложили уши, будто "Империя" пальнула главным калибром. Третий раз грохнуло, когда контрольная пуля нашла радиста.

  Серийный убийца торопливо довернул задрайку потолочного люка, чтобы зенитчик и расчёт верхней башни не вмешались куда не следует, затем спустился вниз, в машинное. Там по лицу ударил жар от котла, уши, пострадавшие от стрельбы, нагрузило новым испытанием - воем турбин на холостом ходу. Алекс с содроганием представил, что здесь творится при разгоне установки на полную мощность.

51
{"b":"171955","o":1}