ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одним словом, ничего конкретного мы не узнали.

Тем временем подготовка к старту почти закончилась. К площадке подъехал микроавтобус, из него вылезли пилоты, те же самые, кто поднимали нас на орбиту в прошлый раз. Я непроизвольно хмыкнул, чем обратил на себя внимание Уорика. На вопросительно поднятые брови, мотнул головой, мол, ничего такого.

Старт прошёл по всем правилам. Мы пережили в точности те же ощущения, что и в прошлый раз. Когда створки иллюминаторов открылись, их тут же оккупировали полицейские, а ребята лейтенанта Сайдла только посмеивались, мол, мы это уже видали и всё такое.

Я заметил хмурое лицо лейтенанта. На вопрос, что случилось, тот ответил:

— Вспомнил Гравза. Первый полёт получился более чем запоминающимся.

Сказать в ответ тут нечего. Хоть и выяснилось, что Гравз, в итоге, работал на КТК, конкретно, на Кромвеля, но, всё же, обидно.

Да и на самого накатило невзначай. Ведь на том задании была ранена Марго и последствия для неё весьма интересные получились. Где она теперь, бог весть. Хочется надеяться, что вместе с теми, кто оккупировал космодок.

— Капитан Хаппельмайер, — вдруг раздалось в динамиках громкого оповещения, — просьба зайти в кабину пилотов.

— Упс, что-то случилось, — я встрепенулся. — Пойдёшь, Уорик?

— Мы лучше подготовимся к штурму космодока, капитан. По сути, нас ждёт абордаж, — на этот раз Уорик усмехнулся. — Мой отряд ещё ни разу не брал на абордаж целый космодок.

— Ну-ну.

Если позволят приблизиться к нему. Прежде, чем отправиться к пилотам, я выглянул в иллюминатор и попробовал найти меж светлых точек звёзд станцию «Дрон-2». Не нашёл, он, наверное, где-то с другой стороны. Если ума у КТК хватит, они могут захватить и боевую станцию. Это не просто, особенно если напролом. Можно сказать, невозможно, но, если внедрить туда своих людей заранее, как, скажем, сделали это с тем же Гравзом, тогда беды не миновать.

Пилоты меня уже ждали. Дверь в кабину на сей раз открыта настежь. Оба пилота на своих местах, задумчиво рассматривают приближающийся космодок. Пока на расстоянии, подробностей не видно, только огромная светящаяся в лучах звезды, точка.

— Что тут у нас? — я уместился между креслами пилотов.

— Связь с Олимпиком пропала, как только мы вышли в открытый космос, — сообщил бородач. — Связи с космодоком тоже нет. Вызов идёт, но никто на него не отвечает.

— Так и должно быть, — кивнул я. — С Олимпика сигнал глушат, а на космодоке — враги.

— Тогда я не понимаю цели вашей затеи, — встрепенулся командир экипажа и внимательно в меня всмотрелся.

— Цель — разведка. Вот что, мы можем сейчас рассмотреть в подробностях, что творится вокруг станции?

— Конечно.

— Отлично, давайте на экран.

Второй пилот проделал короткую манипуляцию на приборной доске и на лобовом стекле — обычных мониторов в челноке не было — высветилась куча параметров, обычному человеку ничего не говорящих.

— Что можете сказать? А то я тут ничего не понимаю.

— Космодок работает в штатном режиме, — тут же ответил бородач. — К нему пристыковано шесть кораблей, четыре из которых, грузовые. Один ждёт отправки. Два пассажирских судна — рейсовый и один… Странно, таких кораблей уже лет десять не выпускают.

— Ну-ка, с ним поподробнее.

— Попробую соединиться с базой космодока, вроде бы такая связь тоже не блокирована. Ага, получилось, сейчас выведу на экран.

Через минуту непонятные непосвящённому надписи на лобовом стекле исчезли, и появилась схематичная картинка судна. Внешне его можно сравнить с драконом: голова — мостик, находилась чуть выше основного корпуса. Две мощных круглых турбины, можно сравнить с крыльями того же дракона. Чуть укороченными, правда.

— «Файерфлай», — хмыкнул первый пилот. — Давненько таких не видел.

— Ага, знаком с таким типом, — кивнул я. Изучали их в Академии, как и сотню других старых, выведенных из эксплуатации давным-давно, но продолжающих вовсю использоваться в приграничных зонах.

Наверняка КТК, отправляя двадцать лет назад экспедицию неизвестно куда, воспользовалась «Файерфлаем». В своё время эти судна использовались в разных сферах: и пассажиров перевозили, и грузы. Их использовали в военной разведке, и в разведке неисследованного космоса. Рабочая многофункциональная лошадка. Потом их перестали выпускать. На смену пришли новые виды «рабочих лошадок», более мощные и более многофункциональные.

Ясно одно — «Файерфлай» принадлежал КТК, точнее, той самой экспедиции, из-за которой у нас теперь куча проблем на Олимпике. Но вот вопрос: что ему здесь делать? Пришёл на помощь коллегам с планеты? Или же полная и непонятная эвакуация? Прилетел забрать людей, вывезенных на космодок четырьмя предыдущими челноками? Хотелось бы верить, что так, тогда нам просто стоит подождать немного, пока все не погрузятся на внеплановый для космодока транспорт и не отчалят неизвестно куда. Но вот проблема — мы тут именно из-за этого: узнать что к чему.

— Так, — я принял решение, — двигайте к космодоку, ищите свободный стыковочный узел, можно подальше от гостей. Надеюсь, у вас получится состыковаться со станцией без помощи диспетчеров космодока?

— Да, это предусмотрено, — кивнул первый пилот. — В общем-то, стыковка всегда происходит в автоматическом режиме. На станции лишь присматривают на случай, если что-то пойдёт не так.

— Вот и действуйте. И да, держите связь с космодоком и Олимпиком постоянно включённой, на всякий случай. Как только кто-нибудь отзовётся, сообщите мне.

— Хорошо.

Я вернулся в салон. Бойцы лейтенанта и отряд полицейских в очередной раз, под присмотром Уорика, проверяли оружие. Лица сосредоточенные, но многие, временами, выглядывали в иллюминаторы и застывали на время, вглядываясь в космическую черноту, разбавленную светлыми точками звёзд.

— Что высмотрел, Крис? — спросил лейтенант, как только я появился в салоне.

Взгляды присутствующих устремились в мою сторону, стало даже как-то неловко. Особенно, когда в голову пришло сравнение меня со стюардессой. Вот, что-то такое скажет.

— Г-хм. Попробуем проникнуть в космодок.

— Абордаж?

— Что-то вроде того.

Сержант Шмалик оскалился и, подняв дуло пэпээс к потолку, громко проревел:

— Пятнадцать человек, на Сундук Мертвеца! Йо-хо-хо!

И весь отряд лейтенанта тут же подхватил:

— И бутылка рома!

Хорошо, не начали стрелять, настолько задорное настроение появилось в салоне. Народ не мрачен, готов к подвигам, даже полицейские заулыбались, стали негромко бросаться шутками.

— Эх, и покажем же им, ребята, что значит абордаж! — продолжил Шмалик.

— Успокойся, сержант, — хохотнул Уорик и скомандовал всем: — Ещё раз проверить оружие и готовимся к выходу.

— Это, — вдруг в салоне появился второй пилот, — вы что это тут орёте? — и, увидев пару поднятых к потолку автоматов, испуганно предупредил: — Только не вздумайте стрелять, можно обшивку повредить. Тут у нас и так проблема возникла.

— Что за проблема? — тут же насторожился я.

— Со стыковочным узлом. Этот челнок отправили на диагностику как раз из-за него. Провёли небольшой тест — не все системы отозвались.

— То есть, выход в космодок у нас под вопросом? — встревожился я.

— Всё должно сработать. — тут же уверил бородач. — Неполадки обнаружились в дублирующих системах. Да и запасной выход есть. Ладно, пошёл проверять дальше. До стыковки осталось двадцать минут.

— Эх, вот так всегда, — вздохнул Шмалик, усаживаясь в ближайшее свободное кресло. — Не дают разгуляться свободному братству.

Дальше работали только пилоты. Нам оставалось только наблюдать за происходящим через иллюминаторы. Вот космодок: светящаяся точка распалась сначала на десятки, потом на сотни огоньков. Вот стали различаемы пристыкованные к нему корабли. «Файерфлая» вживую я не увидел. Пилоты, похоже, заранее ушли на другую сторону и стыковаться решили чуть ниже обычного, в узлах, которые держаться в качестве дополнительных. Но это у нас, на той же Каприке или Валхалле они используются вовсю.

39
{"b":"171957","o":1}