ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выход обнаружился на другом краю склада: небольшая дверь, за ней ярко освещённый узкий коридор, если сравнивать с городскими улицами, то переулок. С одной стороны он выходил на широкую палубу, с другой — на променад.

Спецназовцы и полицейские заняли позиции, на случай нежелательных гостей, мы с Уориком прошлись к променаду. Народу здесь было не то, что яблоку негде упасть, но достаточно, чтобы получить небольшой диссонанс. Создавалось ощущение, что на космодоке куча людей просто жила. Либо, от нечего делать, так как рейсы на Олимпик отменили, люди решили здесь погулять. Все одновременно.

Посмотреть было на что. В высоту променад занимает с десяток ярусов. На втором и выше приходится перемещаться по круговым балкончикам или по специальным мостикам, если нужно попасть в центр, где расположились магазины и увеселительные заведения. Весь центр сооружения держится на трёх колоннах, светящихся так же, как стенки лифта. Внутри эти столбы представляют собой столбы диаметром метров в двадцать, из прочного сплава разных металлов. Тут тебе и сталь, и титан и много чего ещё. И внутри них тянутся силовые и информационные кабели.

На первый взгляд, ничего необычного не происходило. Бойцов из службы безопасности торговцев я не увидел, но заметил людей из охраны космодока. Ребята дежурили на разных уровнях и внимательно следили за передвижением гостей. Тихо, мирно, как будто ничего не происходит.

— Пойдём по тому коридору, — сказал я. — Нужно найти лестницу и подняться выше ещё на пару палуб. Там находится командный центр всей этой шарашки.

— Ясно, — кивнул Уорик. — А как на счёт «Файерфлая»?

— Я им займусь, это немного в другой стороне. Попробую найти.

Уорик немного разочаровался. Но кого отправлять на поиски Сергеева? Он тут самый представительный после меня. Не Шмалика же посылать, хотя этот парень, похоже, может справиться и с таким заданием. Всё же, кандидатура Уорика предпочтительнее.

— Когда узнаешь, что к чему, постарайся пробиться до Гриссома. С нашей главной конторой на Каприке подполковник наверняка уже связался, так что остаётся Олимпик. Надо знать обстановку. И прихвати с собой тот чемоданчик. Керим, похоже, в нём разобрался. В случае чего, ребята Сергеева помогут.

— Мне хватит пятерых, — мрачно отчеканил лейтенант. — Остальных бери с собой. При подходе к кораблю, скорее всего, встретитесь с бойцами КТК, раз их тут нет ни одного.

Обнаружилась проблема: мы не знали точно, куда нужно идти, чтобы добраться до «Файерфлая». Даже в примерном направлении сомнения были. Выход — нам нужен проводник. И он нашёлся быстро. Вернее, нашлась. Попала нам прямо в руки, в буквальном смысле, вынырнув из-за угла.

— Ой! — только и воскликнула женщина в комбинезоне ремонтной бригады, покачнулась, чуть не упав в руки Шмалика.

Полицейские быстро обогнули его, взяв под контроль ответвляющиеся от нашего коридоры.

— Полиция Дакетта, сударыня, — тут же среагировал Шмалик. — Не стоит пугаться.

На голову ниже сержанта, чуть уже в плечах, короткая стрижка, на лицо симпатичная, с виду чуть меньше тридцати. Не в моём вкусе.

— Н-но… — попробовала выговорить девица.

— Знаем-знаем, — кивнул Шмалик, — всё когда-то бывает в первый раз.

— Хватит любезничать, сержант, — остановил я его и обратился к «языку». — Вас как зовут, сударыня?

— Мадлен…

— Так вот, Мадлен, к доку причален «Файерфлай». Нам надо к нему.

— В-вы тоже из этих? — глаза потенциального информатора расширились.

— Из каких, этих?

— Н-ну, из тех, кто в экспедицию уходит?

— В экспедицию? — или дезинформация, или так и есть. Я, признаться, немного опешил. — Интересно. Это они так вам сказали?

Конечно, экспедиция. Привлекает меньше внимания. Вот почему охрана космодока особо не возбуждена наличием «Файерфлая» и кучи нерегламентированного народа на станции.

— Эт-то известно всем, — чем дальше, тем меньше оставалось испуга в глазах Мадлен.

— Нет, мы не из этих, — я усмехнулся, — но нам надо туда попасть. Поможете?

— Конечно. Раз надо, — женщина улыбнулась сержанту, отекла его стороной, попутно извинившись и оказалась около стены.

Раньше не обращали внимания, теперь же обратили. В стены, по всему коридору вмонтированы терминалы бортового информатора. Минус мне, забыл, что на космодоках обязательна и такая система. Вспомнил бы вовремя…

— Вот, смотрите, — тем временем женщина, быстро пробежавшись по сенсорному экрану, вызвала на него нужную информацию. — Бортовой номер Икс-732. Тип корабля — «Файерфлай», названия нет, пассажирская конфигурация. Причален к семнадцатому доку, отправляется через двадцать две минуты.

Она обернулась ко мне с обворожительной улыбкой. Ну, это она так думала, на меня это не подействовало, а вот на сержанта, похоже, да. Он стоял молча и пожирал Мадлен глазами. Просто пожирал, и женщина это чётко видела. Отвечала она мне, так как я обозначил себя старшим в нашей банде, а вот ощущение такое было, словно общается с сержантом. Её взгляд то и дело стрелял в его сторону. Надо уточнить: Шмалик у нас что, до сих пор в холостяках бегает? Если так пойдёт дальше, Уорик его скоро потеряет.

— Как до него добраться?

— Вот, смотрите, — Мадлен снова повернулась к дисплею, её пальцы пару раз ткнули по кнопкам и, вместо текстовой информации, нашему вниманию предстал схематичный рисунок части космодока. — Мы сейчас вот здесь, — ещё два нажатия и на схеме появилась синяя точка. — Семнадцатый космодок — вот здесь, — продолжила женщина и от «нашей» точки до нужного нам места пролегла синяя же, ломаная линия.

Я бы, признаться, быстро заблудился в этой куче лестниц, коридоров, лифтов и помещений. При этом экран информатора показывал только малую часть космодока. Предстоящий путь пролегал по нескольким коридорам, нужно было также спуститься на пару палуб ниже, и уже там выходить на внешний круг, искать громадную цифру семнадцать.

— Э-э, Мадлен, — сказал вдруг, выходя из прострации, — а не могли бы вы проводить нас? А то тут всё так запутанно.

— Ой, это же просто! — воскликнула женщина с некоторой радостью. Показалось, что ли? — Вот, смотрите, — ещё пара нажатий и на полу появилась светящаяся линия, уходившая дальше по коридору и ныряющая в сторону в его конце. — По этой линии пойдёте, и не заблудитесь.

— Спасибо большое, вы нам очень помогли.

— Ох, знали бы вы, как мне тоже хочется отправиться в какую-нибудь далёкую экспедицию, — заявила напоследок Мадлен и, помахав ручкой, адресуя это, конечно же, Шмалику, быстро шмыгнула между нами и побежала по своим делам.

Вот так вот. Возможно, проворонила своё счастье. Шмалик разочарованно шмыгнул носом, а я скомандовал:

— Вперёд, пока по линии. Там дальше что-нибудь придумаем, чтобы не выходить на противника напрямую. Возможно, они уже в курсе, что мы идем к ним.

— Дык, они уже давно в курсе, — пробурчал сержант, — только ответных действий не предпринимают, почему-то.

Двадцать минут, это много. Достаточно, чтобы мы добрались до места. К тому же, со светящейся линией на полу продвигались вперёд мы намного быстрее.

По пути я связался с Уориком. Тот ответил сразу:

— Мы на месте, капитан. Я ждал твоего вызова, не хотел мешать, вдруг что-то важное делаете.

— Пока тихо. Как у тебя обстановка?

— До места добрались, сопротивления не встретили. Подполковника Сергеева тоже не нашли. Вместо него на мостике командует лейтенант Панкеев.

— В двух словах, Уорик, что он думает обо всём этом? И где подполковник?

— Сергеев в семнадцатом доке, провожает экспедицию.

— Наверняка люди из КТК взяли его заложником.

— Всё было чинно-благородно, капитан, — небольшя пауза. — Так, по крайней мере, утверждают. А там, кто его знает. На космодроме тоже всё казалось тихим. Кстати, я сейчас наблюдаю за вашим продвижением.

— Можешь сказать, насколько сильно нас ждут? — поинтересовался я.

Мы как раз добрались до узкой железной лестницы на нижнюю палубу. Светящийся «проводник» переместился на стену. Шмалик первым рванул вниз, за ним спецназовцы. Полицейские решили пропустить меня вперёд.

41
{"b":"171957","o":1}