ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как хочешь, — нехотя согласился он.

— Спасибо.

Адам перевел взгляд на Тони. Он неотрывно следил за Джейсоном. Они не прикасались друг к другу, стояли поодаль, но еще никогда Адам не становился свидетелем столь интимного момента. Только сейчас Адам поверил в то, что Тони действительно вернулся и больше никуда не денется. Долг перед Джейсоном поможет ему преодолеть предстоящие им обоим испытания.

Самые худшие опасения Адама не подтвердились: Джейсону не придется умирать в одиночестве.

По пути наверх Адам встретился с Майклом.

— У тебя не найдется свободной минутки? — спросил Майкл.

— Конечно. Может, чем-нибудь помочь?

— Мы с Мэри хотели бы поговорить с тобой...

— Прямо сейчас? — Церемония ожидалась меньше чем через полчаса.

— Понимаю, мне тоже это кажется нелепым, но Мэри боится, что потом нам вообще не представится случая. И, поскольку сегодня мы уезжаем, Мэри решила — сейчас или никогда, — Майкл вопросительно приподнял брови. — Ты говорил с ней об отъезде из Мендосино?

— Да, но добавил, что это произойдет еще нескоро.

— Но Мэри вбила в голову, что ты непременно передумаешь и не дождешься нашего возвращения.

— Поздно — для чего?

— Она все тебе объяснит. — Майкл положил ладонь на спину Адама и настойчиво подтолкнул его к лестнице.

Как только они оказались в комнате Мэри и за ними закрылась дверь, Адам повернулся к матери.

— Так о чем же ты хотела поговорить с таким внушительным вступлением?

Мэри нервозно улыбнулась.

— Не знаю даже, как начать... — Она взглянула на Майкла. — Похоже, пора нырять прямо в омут головой. — И, не дождавшись ответа, добавила: — И немедленно.

Майкл расстегнул пиджак и присел на постель.

— Вы двое — настоящая загадка для меня. Не знай я вас так хорошо, я бы заподозрил, что деньги от продажи «Киркпатрик Лимитед» надо отмывать. Как же можно...

— Я попросила тебя помочь, — прервала Мэри, — а не читать нотации.

Майкл кивнул, скрестил руки на груди и встретил заинтересованный взгляд Адама.

— В сущности, мы хотели сообщить тебе, как распорядились деньгами, вырученными от продажи компании. Твоя мать основала благотворительный фонд Джеральда Ф. Киркпатрика. — Он помедлил, словно давая Адаму время переварить информацию, прежде чем продолжать. — Разумеется, в идеале мы бы хотели видеть в качестве управляющего фондом родственника, но это не существенно. Я знаком с несколькими людьми, которые отлично справятся с такой работой. Откровенно говоря, вряд ли человек с солидным опытом работы в деловых кругах способен так же хорошо понять задачи фонда, как ты, — особенно если учесть твой опыт работы с благотворительными организациями. Но мы с твоей матерью считаем, что у тебя не должно возникать чувство, будто тебя принудили к работе.

— Как будто такое вообще возможно, — вставила Мэри.

Адам перевел взгляд с Майкла на мать и обратно. Каким бы спокойным ни казался Майкл, его поведение ясно выдавало беспокойство. Он крепко сжимал пальцы, на его щеке подергивался мускул, он говорил торопливее, чем обычно. Мэри же была близка к состоянию обморока.

— Из чистого любопытства я не прочь узнать: как, по-вашему, я должен был принять эту новость?

Мэри сделала гримасу и разгладила лиф платья, прежде чем опустить руки.

— Я боялась, что ты сочтешь фонд еще одной попыткой вмешаться в твою жизнь. Но это не так, Адам. Мне хотелось хоть что-нибудь предпринять с деньгами, а потом заняться другим делом. Создать фонд предложил Майкл. И я решила, что это неплохое предложение.

Адам изумился тому, как легко и быстро эта идея понравилась ему. Он уже не раз убеждался: бывают случаи, когда прежде, чем помочь кому-нибудь, необходимо иметь деньги. Благие намерения и желание работать не насытят голодающих детей. Единственное, что ему не понравилось, — ответственность, целиком возложенная на него. Клетка, преподнесенная ему, была покрыта позолотой альтруизма, но дверце ее предстояло захлопнуться за Адамом так же крепко, как в случае, если бы он возглавил «Киркпатрик Лимитед».

— Не понимаю, почему для вас было так важно рассказать мне сейчас.

— Я боялась, что, если ты уедешь, пройдут годы, прежде чем ты вернешься, — объяснила Мэри. — Только сейчас для нас представилась возможность собраться вместе. И потом, я знаю: как только кто-нибудь займет место директора фонда, ты никогда не согласишься сменить этого человека.

— А пока у тебя еще есть время подумать, — подхватил Майкл. — Если тебе это интересно, Феликс объяснит, какие правила установлены для благотворительных фондов и каким образом тебе надо действовать, чтобы удержаться в рамках этих правил.

Адам провел пятерней по волосам.

— По-моему, создание фонда — великолепная идея, — с расстановкой проговорил он, тем временем пытаясь облечь в слова свою мысль, — но я не уверен, подойду ли я в качестве директора фонда — к такой работе он был подготовлен не более, чем к руководству «Киркпатрик Лимитед».

— Мы с твоей матерью считаем иначе, — возразил Майкл. — По нашему мнению, те годы, что ты провел в различных организациях волонтером, обеспечили тебе должную подготовку. Но тебе незачем соглашаться на такую работу из-за нас — решай сам за себя.

— Согласишься ты или нет, — вмешалась Мэри, — фонд уже существует. Вначале я считала предложение Майкла идеальным компромиссом: тебе не пришлось бы заниматься делом, но ты не смог бы отстраниться от управления своим наследством. Но постепенно я избавилась от эгоцентричных побуждений. Знаю, наших денег не хватит, чтобы изменить мир, но при соответствующей работе мы сможем пролить свет в самые темные из его углов. И это меня устраивает. По-моему, твой отец был бы согласен со мной.

Только в последние несколько месяцев Адам осознал, как мало знал отца, и притом всего с одной стороны. Их отношения были обычными отношениями отца и ребенка. После смерти отца Адам пытался представить себе, как он поступал бы в различных ситуациях, и за годы сумел убедить себя, что его предположения справедливы. Но в действительности Адам понятия не имел, как Джеральд Киркпатрик мог отнестись к перспективе продажи компании чужим людям, или же к сыну, который не представляет, чем ему заняться в жизни.

Но теперь это уже не имело значения. Отец был мертв, и вместе с ним исчезли мечты, желания и амбиции, поддерживающие его на протяжении всей жизни. Деньги от продажи «Киркпатрик Лимитед» не принадлежали его отцу — наследство Адаму оставила мать, умело распорядившись прежним состоянием и упорно трудясь, чтобы умножить его. И именно ей следовало принять решение, как поступить с деньгами дальше.

— Я горжусь тобой, Мэри, — произнес Адам. — Этот фонд — замечательная идея. Не знаю только, как...

— Не надо, — попросил Майкл, не давая Мэри шанса ответить. — У тебя еще будет время подумать. — Он поднялся и положил руку на плечо Адама. — Как бы там ни было, решать тебе. — Он взглянул на Мэри. — Звонки уже давно прекратились — должно быть, все в сборе. Ты готова начать?

Мэри улыбнулась и подмигнула ему.

— А как же!

— Дайте мне пару минут, — попросил Адам у Майкла, а затем повернулся к матери. — Прежде я хочу кое-что сказать тебе.

Майкл направился к двери.

— Предупреди, когда будешь готов.

Десять минут спустя пианист заиграл первые фразы «Свадебного марша» Мендельсона. Мэри вышла на площадку, неся пышный букет, и спустилась по лестнице. Она вновь помолодела. Обещание будущего счастья превратилось в мантию, которую она несла с королевским достоинством и величием. Она улыбнулась двум мужчинам, ждущим ее, и в уголках ее глаз блеснули слезы.

Адам протянул руку, помогая ей сойти с последних ступеней. Одними губами Мэри прошептала:

— Я люблю тебя. — И повернулась ко второму мужчине, ждущему ее: — И тебя тоже, Джейсон. — Приподнявшись на цыпочках, она поцеловала их — одного за другим. — Отныне у меня два сына.

Вместе, рука об руку, все трое направились в зал — туда, где, улыбаясь, их ждал Майкл.

56
{"b":"171960","o":1}