ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Каждое движение приносило новую боль. Каждый частица его сущности кричало при движении, но он все равно шел. Что еще мог он сделать?

Вдали раздался слабо резонирующий гул взрыва. Он был достаточно опытен, чтобы узнать звук. Это эхо мельта-зарядов. Его братья. Оба его сердца обрадовались от этой мысли, он поспешил на звук так быстро, как позволяло его истерзанное тело.

И тогда он понял с абсолютной ясностью, с чем они столкнутся за последней дверью. Его отчаянный рывок к ним стал гонкой со временем, гонкой, которую у него не было никакой надежды выиграть.

Если бы только он понял тщетность своих усилий, то не подгонял бы себя так упорно, как никогда прежде. Но с другой стороны если бы он знал правду, то вообще бы не пытался. Сдаваться было не в характере Коридона. Добром все это не закончится.

Коридон попал в сети времени, и оно никогда добровольно не отпустит его. Он понял. Он понял принцип нематериальной природы времени, не зная, как это знание пришло к нему. Он всегда был здесь. Он всегда будет здесь.

Он принадлежит «Проклятой Вечности».

V

Глубоко в сердце корабля фонари мигали, шипели и потрескивали, словно что-то бежало по электрической цепи и выводило ее из строя. Когда Звездные Драконы снова окружили инквизитора и прошли мимо, огни тут же вспыхнули с ослепительной яркостью, вынудив космодесантников отвернуться, затем снова поблекли до тусклого и слегка пульсирующего свечения. Сенсорам в шлемах Звездных Драконов потребовалось несколько мгновений, чтобы заново настроить уровень яркости.

Эвандер, по-прежнему изводимый периодическим шепотом, который предлагал много замечательных способов покончить с инквизитором, угрюмо молчал. Мрачное настроение, просочившееся в Звездных Драконов, как медленно действующий яд, было очевидным. Иногда кулаки Эвандера сжимались в кулаки, а затем медленно разжимались: он боролся со словами в своем разуме.

— Ты должен остаться здесь, брат.

Голос заставил его вздрогнуть, и он посмотрел на череполикую маску капеллана. Встряхнув головой, Эвендер не ответил, но по наклону головы и положению плеч его отказ был очевиден.

— Ты не в себе. Мы все это чувствуем. Ты становишься растущей угрозой для остальных, не говоря уже о себе. Твоя вера, брат. Где твоя вера? Ты оставил ее позади, в коридоре? Если ты собираешься и далее возглавлять эту операцию, тогда ты должен собраться. — Якодос ударил в самое болезненное место сержанта и был вознагражден тем, что другой Адептус Астартес отпрянул от него.

— Он приведет нас к погибели, капеллан. — Слова были произнесены так тихо, что капеллан засомневался, не послышалось ли ему. Он наклонился немного ближе и постучал по шлему, показав, что сержант должен переключиться на личный вокс-канал.

— Кто, Эвандер?

— Ремигий. Он ведет нас к судьбе, худшей чем смерть. Мы должны отменить операцию.

— Мы не можем сделать это, брат. Мы поклялись служить Ордо Маллеус…

— Будь они прокляты! — Эвандер повысил голос. — Я понятия не имею, чем мы им обязаны, но мы не обязаны им многими жизнями отличных людей из двух Орденов!

— Мы почти в инжинариуме. Что бы ни ждало нас там, скоро все закончится. У инквизитора есть средства и у него есть сила воли. Что касается причин, почему мы согласились на эту операцию… — Рука капеллана сомкнулась вокруг крозиуса, а его череполикая маска повернулась к Ремигию. — Есть некоторые долги, которые нельзя игнорировать. В свое время, брат-сержант, ты узнаешь. А пока сосредоточься на операции. Когда он нанесет удар, мы уйдем. Обещаю тебе.

Эвандер мрачно покачал головой. — К тому времени будет слишком поздно, капеллан. Слишком поздно. — Он произнес слова со зловещей уверенностью и отключил вокс-канал, оставив капеллана размышлять над тем, насколько пророческими были слова сержанта. Следующий вокс-обмен совсем не уменьшил его внутреннюю неуверенность.

— Эвандер, это Ардашир.

— Докладывай.

— Враг снова успокоился, — ответил Кровавый Меч. — Больше не атакует. — Он говорил неуверенно и Якодос не упрекал его. Они так мало понимали всю эту ситуацию, что было практически невозможно предсказать, что случится далее.

— Потери?

Пауза ужалила, и Якодос испугался ответа. Они уже потеряли одного из отделения Ардашира. Для Ордена, который и так понес большие потери, новые смерти станут жестоким ударом.

— Один погиб, трое ранено, но ничего такого, с чем мы не сможем справиться.

— Удерживайте позицию. Третья Чешуя, начинайте возвращаться назад к коридору и двигайтесь к инжинариуму. Нам понадобиться вся поддержка, которую мы можем собрать.

— Сообщение принято. Понятно.

Переговоры, несмотря на мрачное содержание, казалось, подняли решимость Эвандера и спина сержанта заметно выпрямилась. Якодос положил руку на плечо боевого брата и один раз кивнул.

Перед ними возвышалась дверь на главную палубу. Ремигий протолкнулся через воинов и встал перед ней. Инквизитор оглядел ее, затем подошел и приложил к ней руку. Он решительно кивнул.

— Да. Нам нужно сюда, — сказал инквизитор, впервые заговорив за долгое время. Он забрал меч у Якодоса и дремлющие руны на его лезвии яростно вспыхнули. — Демон ждет нас. Не будем же разочаровывать его.

Дверь легко открылась. Не было необходимости в мельта-зарядах или любом другом насильственном способе проникновения. Она просто задрожала и медленно разошлась в стороны, старая гидравлика и механизмы заскрипели, словно забыли, как нужно работать. Якодос и Эвандер шагнули вперед, чтобы войти первыми, прикрыв инквизитора и его клинок. В этот раз инквизитор не выражал недовольства. Казалось, все его хвастовство и бравада обратились внутрь. На его лице не было признаков страха, только смущенное выражение, наводящее на мысль, что он крайне сконцентрирован на предстоящей задаче.

— Вперед, — тихо сказал Эвандер и отряд Звездных Драконов пересек порог инжинариума. Почти сразу каждый болтер и клинок был приведен в готовность, когда их внимание привлекло движение.

Перед ними двигались призрачные фигуры, бесцветные существа без настоящей формы, но размерами и внешним видом Адептус Астартес. Они перемещались, словно в трансе, на вид без направления и цели. При повторном, ближайшем рассмотрении это было не так. Была определенная цель в том, как они взаимодействовали. Они остановились, беззвучно переговорили друг с другом и продолжили, словно их прервали. На их в значительной степени прозрачных доспехах нельзя было разглядеть никакой маркировки. И были другие, едва видимые фигуры намного меньших размеров. Сервиторы. Люди. Они все двигались по оживленной палубе.

Якодос не верил в призраков. Их часто изображали в историях его детства, таких далеких сейчас, но годы службы Золотому Трону научили его, что духи и призраки нереальны. Демоны и твари варпа были осязаемыми существами, которых можно было уничтожить болтером и цепным мечом или, в крайнем случае, подходящими словами тех, кто был обучен иметь дело с ними. Но призраки?

И, тем не менее, здесь были они, прямо перед его глазами. Они были полупрозрачными, серебристо-серыми и похожими на дымку существами, которые бесконечно двигались по инжинариуму. Ни один из них не замечал Звездных Драконов и инквизитора; похоже они были сосредоточены на своей работе. Якодос со всех сторон слышал, как его боевые братья бормочут литании, пытаясь восстановить свою веру, которая много раз была поколеблена до самого основания в ходе этой операции.

В отличие от призраков или чем бы они ни были, инжинариум был такой же заброшенный как остальная «Проклятая Вечность». Сделав несколько шагов вперед к вершине лестничного пролета, который спускался к центру, Якодос поднял перчатку. Она прошла сквозь туманную форму одного из призрачных Адептус Астартес. Рука не встретила сопротивления. Фигура просто замерцала, ненадолго колыхнулась, после чего преобразовалась и продолжила свои дела, словно ничего не произошло.

Явных признаков агрессии не было, но все присутствующие пристально наблюдали за двигающимися фигурами и крепко сжимали свое оружие. Когда они спустились в центр инжинариума, стало очевидно, что там находилось еще больше призраков, рассаженных по своим постам. Вот сервитор, прикованный к терминалу связи. Там космодесантник, изучающий оккулюс, который совсем ничего не показывал.

14
{"b":"171962","o":1}