ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С высокомерным безразличием демон смял череп в своей хватке, превратив его в прах. Потом он бросил тело на пол и повернулся к Якодосу.

— У тебя был шанс уйти, и ты им не воспользовался. Ты решил свою судьбу нехваткой благоразумия. Несведущая жертва других, отправленных тобой исследовать корабль, позволила мне отведать плоть твоего вида. — Его глаза язвительно прищурились. — Сообщение принято, — сказал он голосом Тилисса. — Понятно.

Тихий стон сорвался с губ Якодоса. Теперь, когда судьба Третьей Чешуи открылась, его желание отомстить этой твари выросло. Но по-прежнему охваченный сверкающей силой демонического колдовства, он оставался беспомощным в дымящемся доспехе.

То ли, чтобы еще больше его взбесить, то ли просто из садистского желания показать свою темную сущность, демон продолжил.

— Это их присутствие пробудило мое сознание. Я целую вечность был один на этом проклятом корабле. Но их умы… были проницательны и восхитительны. А их воображение! Они ожидали кровоточащие стены, тварей варпа, и я был очень рад угодить им.

Кишки Якодоса скрутило тошнотворным узлом, когда он понял, что сами их мысли послужили причиной гибели Третьей Чешуи и смертей Кровавых Мечей. Он очень надеялся, что Эвандер выполнил его приказ.

Его смерть была неотвратима, и он встретил ее стоически. Демон мгновенье рассматривал его и сделал шаг к нему. Затем он резко остановился и прищурился, глядя через плечо Якодоса в точку сразу за ним.

— Что ты имеешь в виду? — спросил демон к удивлению Якодоса.

Коридон добрался до инжинариума как раз вовремя, чтобы увидеть, как демон раскалывает череп Ремигия. Он уставился на развернувшуюся сцену. Его боевые братья выглядели смутными и бледными: мерцающими нематериальными образами. Только инквизитор и демон казались ему реальными. Якодос был бледным, мерцающим призраком, с которым, кажется, только демон мог говорить.

Сержант Звездных Драконов посмотрел на свой старый, изношенный доспех. Он покрылся ржавчиной от старости и ношения. Он знал с полной уверенностью, что видел эту перемену прежде. Точно также он знал, что найдут его боевые братья за дверью инжинариума. Коридон понял с абсолютной ясностью природу «Проклятой Вечности» и это вместе со всей гипнодоктринацией, которая сформировала его ранние годы, привело его простому выводу.

— Ты не убьешь его, — повторил он демону. Это не была угроза, и не просьба. Это было просто утверждение.

— Откуда ты знаешь? — Ответ был наполнен искренним любопытством. А потом демон гадко улыбнулся, поняв за миг то, на что Коридону понадобилась целая жизнь.

Якодос освободился из ловушки, в которую угодил и с глухим стуком упал на пол. Он застыл на несколько мгновений, восстанавливая дыхание. Затем капеллан сжал крозиус и встал, готовый сражаться за то, что по его убеждению было правильно.

Демон был чем-то отвлечен, хотя Якодос не мог понять, что это было. Казалось, он смотрит прямо на одну из прозрачных фигур, которые ранее суетились на палубе. Однако этот был иным. Его доспех совсем не был древним, потрепанным и неухоженным. Знаки отличия давно стерлись. И все же в нем было что-то навязчиво знакомое. Он был таким же безмолвным и неподвижным, как остальные, но внимание демона сконцентрировалось на нем. Тщательно обдумав варианты, капеллан пришел к выводу, что лучшим выходом будет быстрое тактическое отступление.

— Ты не убьешь его, — Коридон распрямил плечи. — Ты никогда этого не делал, не сделаешь и сейчас. Ты угодил в эту череду событий, также как и я. Я видел, что ты не убьешь его. — Коридон перевел дух. — Следовательно, ты не сделаешь этого.

— Сбывающееся пророчество. Умно. — Демон согнул могучие плечи и перевел взгляд на Якодоса. Заключенный в бездонной глубине его маслянисто-черных глаз голод был очевиден, и несколько коротких мгновений между Адептус Астартес и демоническим отродьем варпа потрескивало напряжение.

— Почему ты все еще здесь, смертный?

Это было все, что нужно Якодосу. Он не понимал, что произошло. Все, что он знал — ему дали возможность уйти, возможно, даже шанс вернуться живым на свой корабль, хотя его учили не доверять демону ни на йоту. Тем не менее, он направился к выходу, оставив тело инквизитора лежать на полу.

Демон посмотрел, как он уходить, потом вернул свое внимание Коридону. Доспех Звездного Дракона заржавел там, где еще держался целым. Сержант демонстрировал все признаки прошедших десятилетий, может быть веков, проведенных в одном боевом снаряжении. Порча варпа, проникшая в корабль создавала то, что даже демон не мог полностью понять. Однако он видел это и прежде. Смертные, пойманные в карманы времени.

Обманутая многие тысячи лет назад демоном Судьбоплетом тварь вынуждена теперь влачить мерзкое существование в сердце «Проклятой Вечности», обреченная переживать одну и ту же последовательность событий в бесконечном повторении. Несмотря на то, что история каждый раз повторялась, кое-что менялось. Иногда это было что-то небольшое и на вид несущественное: слово, произнесенное не в том месте, волосы у воина, прежде бритоголового. В других случаях изменялось нечто более важное, но демон не мог полностью понять нюансы своей тюрьмы. Не в природе существ варпа было понимать или даже беспокоиться о сути причинной связи.

— Ты сказал, что я не убью его, — наконец, сказал демон Коридону. Медленная, жестокая улыбка растянула его странный рот садисткой ухмылкой. — Но у самого корабля могут быть другие мысли на этот счет.

VII

К тому времени как Якодос увидел посадочную зону, в первую из абордажных торпед уже погрузились Адептус Астартес. Его глаза лихорадочно искали Третью Чешую только для того, чтобы осознать разочарование и печаль из-за их продолжающегося отсутствия. Вместе с ними пришло воспоминание о погибших Кровавых Мечах. Его немного утешило то, что, по крайней мере, из некоторых павших извлекли геносемя. Он подозревал, что слова демона о судьбе его братьев были правдивы. Капеллан перешел с бега на обычный шаг. Эвандер поднял голову и коротко кивнул ему. Сержант, несомненно, чувствовал боль от своего ранения, но был жив.

— Всем в первой торпеде выйти, — обратился Эвандер к космодесантникам. — Мы вернемся, как только сможем. Я хочу провести последний поиск Третьей Чешуи…

— Они погибли, брат. Мы должны уходить.

Эвандер пристально посмотрел на капеллана, и на его лице мелькнула печаль. — Ты уверен в этом?

— Абсолютно. И больше нет времени разбираться в заявлении демона. Ты знаешь это, как и я. Здесь. — Капеллан похлопал рукой по нагруднику.

Сержант отрывисто кивнул и заглянул в абордажную торпеду. — Как только окажешься на дистанции связи, передай «Ладону», что они должны открыть огонь по этому проклятому кораблю после нашего ухода.

Самый ближний к отрытому люку абордажной торпеды боевой брат подтвердил приказ и потянулся за рычагом, который запечатает ее и начнет процесс выхода. Механизмы ожили, и снаряд начал медленно выходить из корпуса судна. Что бы ни считалось разумным на борту «Проклятой Вечности», оно действовало инстинктивно. Корабль закрывал зияющее отверстие в своем корпусе, как кожа, затягивающаяся поверх открытой раны.

Едва первая торпеда закончила медленный выход в космос, как начался вой: низкий, сильный вопль, от которого бросало в дрожь, и который принес с собой обещание неминуемой смерти. Оставшиеся космодесантники — большая часть Девятой Чешуи и трое Кровавых Мечей — с ужасом смотрели, как отверстие в корпусе «Проклятой Вечности» начало деформироваться. Оно сдвигалось и искажалось перед их глазами, превращаясь в клыкастую пасть, которая плотно сомкнулась вокруг второй абордажной торпеды.

— Оно разорвет ее на части! — Кровавый Меч высказал вслух то, о чем они все подумали. Но все было не так просто. Уродливый рот с круглыми рядами бритвенно-острых клыков просто сдавил абордажную торпеду, не позволяя ей выйти.

Снова раздался ужасающий вой, сопровождаемый звуком множества бегущих ног, словно весь коридор был наполнен крысами или похожими на грызунов тварями. Этот звук был таким отчетливым, что Эвандер и несколько других воинов направили стволы болтеров на пол.

18
{"b":"171962","o":1}