ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но магистру Ордена такой воздух не мешал. Не заботил он и стоявшего рядом капитана Пятой роты Селига Торреса. Два космодесантника могли провести здесь долгое время без какого-либо ущерба для здоровья.

Распорядитель Савалес не смог убедить Торреса подождать магистра внизу, но Кантору было все равно. Здесь, над облаками, где колючий ветер продувал до костей, тоже можно было поговорить о тьме, что надвигалась на этот мир. Торрес искал магистра, потому что не был согласен с тем, как глава Ордена решил действовать ввиду угрозы Вааагх. На последнем заседании Совета капитан ясно выразил свою точку зрения. Теперь же он молча стоял плечом к плечу с Кантором, не зная, как начать Разговор. Это было на него не похоже. Педро знал язвительного и откровенного капитана уже более столетия и хорошо различал, когда тот хотел что-то сказать.

— Селиг, говори же. Не меняй сейчас своих намерений.

Торрес выступил вперед и повернулся так, чтобы смотреть магистру Ордена в глаза. Кантор увидел, что тот не улыбался.

— Мой лорд, как мы можем быть уверены, что все пойдет так, как мы ожидаем?

Кантор и сам думал об этом. Заседание Совета, закончившееся прошлой ночью совсем поздно, оказалось самым жарким из всех. Некоторые из капитанов во главе с Торресом призывали отправить больше сил в космос, заполнив корабли. Зачем держать Багровых Кулаков на земле, вопрошали они, если орки прорвут первую линию обороны? Конечно же, будет лучше использовать воинов Ордена там, где они смогут уничтожать корабли орков и убивать врагов.

Самые старые и опытные члены Совета сидели рядом с Кантором. Не важно, насколько эффективной окажется оборона, орки все равно высадятся на Мире Ринна. Даже будь у Ордена в десять раз больше кораблей, дыры в линии обороны все равно растянулись бы на многие тысячи километров. Такова была природа войны в космосе. Некоторые корабли орков прорвутся в любом случае, и когда приземлятся, то высадят на землю такую смертоносную орду, которая прольет крови больше, чем здесь видели за тысячу лет. Кантор не собирался позволить Риннсгвардии сражаться с зеленокожими в одиночку.

Было решено, что основные силы Ордена останутся на планете и встретят захватчиков, когда те приземлятся. По мнению Кантора, любой другой вариант было глупо даже обсуждать, и магистра беспокоило, что несколько капитанов столь яростно спорили на заседании. Он достаточно хорошо понимал их жажду славы. Бои в космосе были самыми сложными и опасными из всех, что могли выпасть космодесантнику, и приносили огромную славу и честь. Но эта битва была не ради славы, а ради защиты своего дома. Чтобы сохранить все, чем владели Багровые Кулаки, и людей, надеявшихся на их покровительство.

— Тебе придется довериться мне, Селиг, — промолвил Кантор. — Ты знаешь, что я не поведу наших братьев по ложному пути. Если я скажу тебе, что мы должны сконцентрировать силы на наземной войне, то это потому, что уже рассмотрел все варианты. Орки не должны закрепиться на планете. Если где-то останутся их споры, они разлетятся с ветром и будут многие десятилетия отравлять нам жизнь. Организовав наших воинов в отделения быстрого реагирования… ты все слышал прошлой ночью. Я не буду повторяться. Торрес, кивнув, ответил:

— Это не потому, что я сомневаюсь в вас, лорд. Ваше слово закон. Я последую за вами даже в забвение, и вы об этом знаете. Но я не могу стряхнуть с себя тяжелейшие сомнения по поводу выбранного курса. Он с самого начала подразумевает определенную степень неудачи.

Кантор кивнул:

— Селиг, я реалист. Орки прорвутся. Мы не можем сказать, как много, но это случится. Даже отправив всех братьев в космос, мы не сможем это изменить. В итоге придется сражаться на двух фронтах. Решение принадлежит мне, и оно будет исполнено.

Торрес выглядел расстроенным, но, понимая, что обсуждать проблему дальше не имело смысла, сменил тему:

— «Громовые ястребы» уже вернулись из Нового Ринна?

— Скоро будут здесь.

— А наши братья из Крестоносной роты? Когда вы собираетесь призвать их?

Окидывая взглядом панораму из бесконечных белых облаков, магистр ответил:

— Они будут призваны, как только мы увидим первые признаки присутствия врага.

Высоко над поверхностью планеты, как он знал, находились корабли Ордена и защитный флот самой планеты — армада необстрелянных боевых кораблей под эгидой Имперского флота. Они вскоре займут свои позиции космосе, формируя боевую линию, которая растянется а сотни тысяч километров.

— Я все равно не могу поверить, что все придет к этому, — со вздохом сказал Торрес. — Потерять Ашора Драккена… и ждать, когда орки нападут на нас здесь, в нашем собственном мире…

Кантор слегка поморщился. Он тоже все еще скорбел о Драккене. Рано или поздно из Крестоносной роты будет выбран преемник, достойный занять место погибшего. В настоящее время выжившие в битве при Крюгерпорте были прикреплены ко Второй роте Дриго Алвеса и разместились с ним в столице. Но ситуация была далека от идеальной. Третья рота обладала индивидуальностью и сохраняла гордую и славную традицию. Назначить нового капитана до начала боевых действий просто не было времени. Придется отложить это и сначала отбросить орков.

— Дух Ашора с нами, Селиг. Как только будет возможность, мы проведем полагающиеся церемонии в Зале Памяти. Что до Вааагх, который так глубоко и быстро проникает в наш сектор, то я и сам об этом думал. Я уверен, что силы Снагрода прежде всего нацелятся на станции связи. Это объясняет, почему ниоткуда, кроме Жесткой Посадки, не пришло предупреждений о нашествии. Хотя мы знаем, что они захватили уже несколько систем.

Торрес искоса посмотрел на магистра:

— Вы полагаете, лорд, что этот Снагрод применяет стратегию изоляции?

— Мы видели намеки на это и раньше в действиях боевых банд орков, хотя, уверяю тебя, подобная тактика столь эффективно прежде не применялась.

Пропаганда Муниторума по всему Империуму неустанно описывала орков как низших, тупых, зловредных животных, у которых было лишь зачаточное понимание стратегии. Омерзительных ксеносов вел лишь инстинкт, а их крошечные мозги не способны к тактическому анализу и быстрым реакциям. По большей части пропаганда была близка к истине. Среднестатистический орк действительно состоял из горы мышц, выносливости и животной ярости, собственно, и все. Но Снагрод явно не был посредственным существом. И он уже это доказал. Столетия борьбы с зеленокожими научили Кантора тому, что нельзя спешить и недооценивать орков, достигших ранга военного лидера. Сорок четвертое тысячелетие было особенно показательно в этом отношении. Тогда среди миллионов разобщенных орочьих племен появлялось все больше и больше вожаков, ставших угрозой, невиданной Империумом с темных дней Ереси. Для этого достаточно было лишь внимательно прочитать боевые отчеты с Армагеддона, ключевой имперской планеты класса «мир-улей» в сегментуме Солар.

В 949.М41 орочий военный диктатор повел невиданный прежде Вааагх против имперских сил. Лидера зеленокожих звали Газгул Маг-Урук Трака, и его редчайшие способности к стратегическому мышлению были таковы, что он проиграл только в одном сражении. Демонстрируя необыкновенный стратегический ум, он даже смог организовать массовое отступление зеленокожих, когда стало ясно, что удача от него отвернулась.

И если Газгул Маг-Урук Трака был способен разрабатывать эффективные стратегии, то Архиподжигатель Карадона мог сделать то же самое. Снагрод совершал быстрые нападения на каждую станцию в космосе, уничтожая передатчики, и только затем спускал своих зверей на население изолированных миров.

Но Снагрод не сделает такого с Миром Ринна. Кантор этого не допустит. Орк совершил величайшую ошибку, выбрав не ту цель, и еще одну, когда открыто провозгласил о своих намерениях. Орки придут, и их лидер хотел, чтобы Багровые Кулаки были готовы. Он жаждал битвы, которую считал достойной, — битвы, которая сделает его легендой и созовет под его знамя все племена зеленокожих в галактике. Если тварь в этом преуспеет, Вааагх ничто не остановит.

22
{"b":"171964","o":1}