ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Носовые батареи будут готовы к залпу через восемьдесят три секунды, мой лорд, — отрапортовал старший оружейный координатор.

— Кто-нибудь, соедините меня с капитаном «Хьюсона»! — рявкнул Ранпарре. — И немедленно дайте прямую связь с магистром Ордена Кантором.

— Как прикажете, лорд, — ответил ближайший из операторов.

«Помоги нам, Дорн!» — мысленно взмолился Ранпарре, все еще созерцая на своих экранах ночной кошмар.

«Дорн, помоги нам, ибо мы погибли».

ТРИНАДЦАТЬ

Верхняя палата парламента, Новый Ринн

— Должно быть, это ошибка, — не выдержал барон Этрандо. — Наверняка проблемы с ауспиком. Военное положение? Это… это неслыханно! Абсурдно!

Майя едва слышала его голос в том гвалте, что производили остальные члены верхней палаты. Спикер непрестанно призывал к порядку, но это не помогало. Здесь заседали сто восемнадцать аристократов, двадцать шесть из которых были членами кабинета губернатора, и сейчас каждый, казалось, жаждал выразить ужас и неприятие, причем все одновременно.

Джидан Этрандо сидел всего в трех креслах от Майи. Сиди он чуть дальше, и слова барона полностью тонули бы в этом хаосе.

— Никакой ошибки здесь нет, — откликнулась она. — Орбитальные станции на Дантьене и Сифосе подтвердили информацию, прежде чем погибнуть. На орбите в этот самый момент идет сражение. Они идут. В этом нет сомнения.

— Но почему здесь? — спросил молодой министр с ряда позади нее. — Почему сейчас?

Полуобернувшись, Майя увидела, что это был Було Дакера, заместитель министра горного дела и добычи полезных ископаемых.

— Они враги, Було. Едва ли мы должны их понимать. Флот остановит орков прежде, чем они приземлятся.

Сидевшие близко к губернатору замолчали, и постепенно все голоса в зале стихли до перешептываний.

Спикер, чье древнее тело было уже настолько же механизмом, насколько и организмом, смог наконец дозваться до присутствующих.

— Именем Императора! — вспылил он. — Вы забыли себя! Все дела, даже такие, должны свершаться согласно этикету благородных.

Он повернул облепленную сенсорами голову к Майе. Губернатор почувствовала, как его электронные глаза сфокусировались на ней, когда спикер произнес:

— Если губернатор хочет взять слово, пусть взойдет на Кафедру Орла.

— Я выступлю, — подтвердила Майя и поднялась со скамьи.

Ее шаги были размеренными, исполненными уверенности, которой она на самом деле не испытывала. Новости о Вааагх потрясли губернатора. Во времена ее матери никогда не случалось конфликтов значительнее волнений в тюрьмах. Женщина-политик с острым языком и холодным сердцем, давшая Майе жизнь, научила ее очень многому, и эта учеба была нелегкой. Но она не подготовила Майю к инопланетному вторжению, которое угрожало жизни каждого мужчины, женщины и ребенка на планете. Майя отчаянно цеплялась за свою веру, но голос из глубины ее разума упорно спрашивал, как Император допустил, чтобы это случилось с людьми, которые Его так любили и уважали?

Она остановилась за кафедрой, прочистила горло, а затем оглядела присутствовавших, которые выжидающе смотрели со своих скамей.

«Они перепуганы так же, как и я, — подумала она. — Возможно, даже сильнее. Интересно, многие ли из них думают, что это наказание за наши грехи?»

Инцидент уже был. Восемнадцать министров пытались улететь с планеты на быстром корабле. Если бы капитан Алвес не перекрыл доступ ко всем гражданским судам, Майя подозревала, что сейчас держала бы речь в пустом зале.

Она сказала себе, что не убежала бы. Пусть она не готова к орочьему нашествию, но к нему готовы Багровые Кулаки, и в таких делах они были мастерами. Охранять людей от врагов — цель их существования. Педро Кантор не разочаруется в ней.

На мгновение она подняла глаза к небу и посмотрела на изумительный бриллиантовый купол. Небо сквозь него казалось темно-синим, сдвоенные солнца уже прошли полпути к западному горизонту, где воды Медеи поглотят их ночью. На самой большой из панелей купола был нанесен образ Императора, смотрящего сверху вниз на собравшихся. Майя всегда думала, что Его лицо было суровым, но любящим. Золотое лицо обрамляли темные локоны.

«Дай мне сил!» — мысленно взмолилась она.

— Друзья мои, — начала губернатор, и голос ее лился из репродуктора в голове украшавшего трибуну орла. — Мы столкнулись с тем, о чем каждый из нас читал лишь в учебниках истории. Никто не думал, что зеленокожие достаточно глупы, чтобы вернуться сюда. Но теперь они здесь, и я понимаю ваши страхи. Но не разделяю их.

Это, конечно же, было ложью.

— Мы лидеры, — продолжила она. — И мы должны действовать соответственно. Мы должны быть примером простым людям. Багровые Кулаки здесь для защиты. И естественно, большей причины для спокойствия не может быть.

Сидевший на скамье слева от кафедры Эдуардо Корда, похоже, не был готов с ней согласиться. Его волосы до сих пор не высохли.

Лица остальных, обращенные к губернатору, были бледны, покрыты бусинами холодного пота. Несмотря на ее слова, люди все еще казались перепуганными до смерти. Лишь виконт Исофо оставался невозмутимым. Это не должно было ее удивлять. Еще юношей он не желал покидать службу в Риннсгвардии, которую традиционно несли молодые люди из знати, и лишь смерть отца вынудила его оставить военную карьеру. По всем свидетельствам он был отличным офицером и в войсках пользовался определенным уважением, которым не могли похвастаться другие.

«Нужно держать Нил о поближе, — подумала Майя. — он может быть очень полезным…»

Риннсгвардия, — продолжила она, — также уверила еня, что они защитят нас. Дополнительные силы сейчас собираются из Полей Таргис. Как только они прибудут, помогут охранять город. Люди из пригородов перебираются под защиту стен прямо сейчас, пока мы говорим. Длительной осады не ожидается, даже если орки прорвутся через линию обороны. Тем не менее запасы провизии спешно доставляются по морю и по суше, и все товары на экспорт отозваны из космопорта.

Эти сведения, похоже, немного успокоили министров, их умы теперь сосредоточились больше на деталях, чем на кошмарной картинке чужих, уничтожающих все, что им было дорого. Графиня Марагретто запричитала с задних рядов при упоминании осады, но смогла быстро взять себя в руки.

— Верьте нашим защитникам, — произнесла Майя. — Они принесли клятву защищать эту планету, и они ее выполнят. Верьте также и в Силы Планетарной Обороны, и в готовивших их Адептус Арбитрес. Они также принесли клятву Императору и не позволят нашему обществу впасть в панику. Для обеспечения надлежащего контроля будет введен комендантский час. И верьте превыше всего в Императора и могущество космодесантников Ордена Багровых Кулаков. Они положат конец этому кошмару. Они уже об этом заботятся, и моя собственная вера в них абсолютна и непоколебима. Пусть ваша вера будет такой же, и всем нам воздастся за нее.

Губернатор посмотрела на своих пэров, подыскивая еще слова, чтобы подбодрить их, но больше сказать было нечего. Им просто придется смотреть и ждать, пока другие будут сражаться с врагом.

— Сейчас я передам слово любому желающему вы сказаться.

Она отступила от кафедры и с такой же неподражаемой грацией вернулась на свое место.

Когда Майя села, спикер пронзительно вопросил:

— Поднимите руки, если хотите что-либо сообщить благородному парламенту.

В воздух немедленно поднялась целая сотня рук, и зал вновь взорвался гулом голосов, перерастающих в панические крики.

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ

Арке Тираннус, горы Адского Клинка

Кантор торопливо шагал по внутреннему двору к центральному холлу стратегиума, когда увидел первые признаки битвы в космосе.

Небо темнело на глазах. С пиков гор Адского Клинка последние лучи солнца мягко освещали горизонт далеко на западе, но сам закат не был виден из-за высоких стен. Да и у магистра не было времени, чтобы остановиться и полюбоваться красотой природы. Небо над его головой стало темно-пурпурным и стремительно чернело, одна за другой зажигались звезды.

26
{"b":"171964","o":1}