ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Именно там, среди звезд, все и началось. Он видел это. В небе было больше звезд, чем обычно, и многие из них двигались навстречу друг другу. Некоторые жили недолго. Каждая яркая вспышка, которую видел магистр Ордена, была либо выстрелом из мощнейшего энергетического орудия, либо гибелью корабля. Сколько же жизней сгорало в каждом таком зареве? Педро мог только надеяться, что то был конец орочьих жизней, а не человеческих.

Другие огни, ставшие даже ярче и отчетливее, прочертили небо, оставляя за собой огненный шлейф. При входе в атмосферу они вспыхивали оранжевым светом, и магистр понял, что худшее началось. Враг прорвал линию обороны.

Орки начали дождем падать на планету.

«Неужели так скоро? — подумал кантор. — Неужели все это реально?»

У имперских сил обороны просто не хватило времени на организацию. Снагрод, должно быть, предвидел это, устроив сюрприз, который никому другому не пришел бы в голову. Выйти из варпа так близко к планете… Ни один человек не рискнул бы поступить так же.

«Вот почему я должен был предвидеть это, — горько подумал Кантор. — Нельзя ожидать, что зверь думает так же, как мы. Нужно было учесть чужеродную природу разума орков».

Не время стоять здесь и терзать себя. Совет Ордена ждет. Кантор вошел во внешний зал стратегиума, прошагал по каменным коридорам, подошел к тяжелым двойным дверям и широко их распахнул.

Двенадцать лиц, предельно озабоченных, повернулись, чтобы поприветствовать его. Члены Совета Ордена встали со своих мест. Кантор спустился по застланным ковром ступеням к хрустальному столу еще за пару секунд. Над столом мерцало голографическое изображение битвы на орбите.

— Братья мои, — промолвил магистр, подойдя к свое му трону из оникса и садясь. Механизмы под полом со скрежетом заработали и подвинули трон вперед. — Садитесь.

Послышался звон керамита о камни, когда члены Совета повиновались.

Поймав взгляд Кантора, Алессио Кортес заговорил первым, указывая на голограмму.

— Это же самая настоящая резня, — выдавил он, едва сдерживая гнев.

Магистр кузницы Адон открыл связь с коммуникаторами флота, чтобы члены Совета могли слышать все происходившее. Голоса, которые они слышали, были полны отчаяния, а каждое слово подтверждало самые худшие опасения.

— Времени на подготовку было недостаточно, — озвучил очевидное Адон.

Верховный капеллан Томаси не смотрел на гололит. Вместо этого он, не отрывая взгляда от собственных сплетенных пальцев, сказал:

— Сколь многие уже принесли тяжелейшую жертву.

— Да, — согласился Матео Моррелис. — Но они делают все, что могут. Нельзя игнорировать число погибших на кораблях. Наши воины сражаются там как загнанные в угол львы!

— А мы сидим тут и болтаем, — отрезал Кортес. — Лорд, отдайте приказы! Отправьте нас сражаться!

Кантор пристально посмотрел на друга:

— Алессио, скоро у тебя будут все битвы, какие захочешь. Орки уже приземляются, и мы поприветствуем их болтерами и цепными мечами. — Он повернулся к Адону. — Магистр кузницы, я хочу знать координаты всех судов, которые спустятся на планету. Скоро начнется бомбардировка с орбиты. Пустотный щит защитит нас, но, когда она закончится, мы пошлем отделения зачистки на «Громовых ястребах». Я хочу, чтобы все усилия сосредоточились на коммуникатусе и вооружениях. Те, кто не будет задействован в наземных операциях, отправятся обслуживать орудийные установки «земля — космос». Пока хоть один наш корабль сражается в космосе, мы обеспечим им такую поддержку, какую сможем.

— Техники уже наблюдают за траекторией посадки каждого вражеского судна, мой лорд. Ошибок не будет.

Кантор кивнул, и ненадолго воцарилось молчание, расколовшееся, когда он сказал:

— Мои Кулаки, я даже представить не мог, что орочий военачальник так рискнет своими силами. Его риск оправдался. Но спустя столетия, когда потомки будут читать об этом дне, а аналитики в военных схолах по всему Империуму заглянут в исторические тексты, они должны увидеть, что мы выстояли и отразили этот удар. Мы Багровые Кулаки, и это наш дом. Мы будем обращаться с захватчиками так, как они того заслуживают.

— Мы можем защитить Сорокко, — предложил Рафаэль Акает, — но что с Каллиопой и Магаданом? Кантор уже обдумал такую возможность.

Кантор уже обдумывал такую возможность.

— Наблюдатель будет поддерживать связь с местными силами Риннсгвардии на обоих континентах и сообщить о происходящем. Но мы должны прежде всего охранять Сорокко. Океаны ограничат площадь, пригодную высадки врага. Сорокко должен быть очищен в первую очередь.

— Если орки смогут там закрепиться, — сказал главный апотекарий Куриен Дрога, — то смогут десантировать дополнительные силы где и когда захотят.

Кантор воззрился на старого апотекария.

— Я еще надеюсь на наш флот, Куриен, — сказал он. Махнув рукой на висевшую над столом голограмму, он продолжил: — Севаль Ранпарре ни разу в жизни не потерпел поражения. Несмотря на такое численное превосходство врага, он найдет способ обернуть ситуацию нам на пользу.

— Уничтожение Снагрода, — встрял Кортес. — Но мы даже не можем быть уверены, что он прибыл со своим флотом.

— Эта тварь здесь, — промолвил Юстас Мендоса. — Уверяю вас.

— Ты можешь нам его указать? — спросил Кантор. — Если мы направим на него остатки нашего флота прежде, чем он сядет на планету…

Мендоса покачал гладко выбритой головой:

— Варп вокруг нас сейчас объят шумами, разорван очень близко к планете и в очень многих местах. Уйдут дни, возможно недели, прежде чем мы вновь сможем предвидеть его течения и приливы хоть с какой-то точностью. Я могу чувствовать зловещую ауру Снагрода в предсмертных криках душ, но это все.

— Если что-то изменится, немедленно скажи мне, брат.

Адон вдруг уловил нечто такое, что заставило его прислушаться и поднять глаза. Обратив оптические линзы к магистру Ордена, главный технодесантник поскрежетал:

— Магистр флота только что отправил срочный запрос на разговор с вами, мой лорд.

Кантор нахмурился:

— Брат, позволь мне услышать его.

Остальные члены Совета посмотрели на Педро, ожидая, что он их распустит, чтобы поговорить с магистром флота наедине. Но Кантор, покачав головой, промолвил:

— Что бы ни сказал сейчас Севаль Ранпарре, мы все должны это слышать. Вы останетесь. И будете слушать вместе со мной.

Новости оказались недобрыми.

— Ситуация безнадежная, — раздался по связи хрипящий голос. — Повторяю, немедленно соедините меня с магистром Ордена. Нельзя откладывать.

— Он может меня слышать? — спросил Кантор у Адона.

— Да, мой лорд.

— Севаль, это твой магистр. Докладывай.

Кантор знал магистра флота очень давно и, несмотря на попытки Ранпарре сохранять спокойствие, мог легко различить в его голосе напряжение. Это расстроило Педро куда сильнее самих слов. Он всегда считал Ранпарре невозмутимым.

— Мой лорд, мы потеряли больше пятидесяти шести процентов наших сил, и все больше орочьих кораблей врываются в околопланетное пространство. Я больше не верю, что эту войну можно выиграть в космосе. Вы должны готовиться к наземной обороне против превосходящего противника.

Кантор увидел, как выражение его собственного лица отражается на лицах всех, кого он видел перед собой.

— Севаль, ты говоришь мне, что больше ничего не можешь сделать?

Повисла пауза. Казалось, Ранпарре был ошарашен вопросом.

— Мой лорд? Я не уверен, что понимаю вопрос. Естественно, мы будем сражаться до последнего. Каждое уничтоженное нами судно означает, что на землю сядет меньше зеленокожих.

— Это не то, о чем я спрашиваю, Севаль, — сказал Кантор. — Мне нужно знать, не считаешь ли ты, что будет разумнее нашим выжившим кораблям отступить?

Вновь воцарилось молчание.

— Мой лорд, я не вижу возможностей, — произнес Ранпарре с нажимом, — которые заставили бы меня вывести корабли. Каждое судно, что мы уже потеряли, унесло за собой множество вражеских кораблей. Если мы прекратим битву, не попытавшись завоевать победу в их честь, то покроем себя позором и подведем павших братьев.

27
{"b":"171964","o":1}