ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Позволь мне сделать это, — попросил Кортес.

— Иди, — кивнул Кантор.

Отделение исчезло в чреве корабля, и магистр Ордена повернулся, чтобы рассмотреть то, что осталось от лагеря. Многие костры были затоптаны во время схватки. Оставшиеся все еще горели. Два из них потрескивали и источали зловоние, опаляя плоть рухнувших в них орков.

Педро обратился к клеткам, в которых сидели плененные паломники. Некоторые оказались ранены во время боя, попав под шальные очереди из орочьих стабберов. Их друзья с плачем обнимали несчастных, умоляя держаться и не умирать.

Кантор подошел к ближайшим клеткам, и люди внутри отпрянули в ужасе, несмотря на то что он только что их спас и они точно знали, кто он такой.

— Отойдите подальше, — велел он пленникам, хотя вряд ли они нуждались в этом повелении.

Магистр снова активировал силовой кулак, схватился за ржавые железные прутья и вырвал стену клетки.

Сделав это, он взглянул на людей, которых только что спас со своими Астартес.

— Выбирайтесь из клетки и становитесь в центре прогалины, — пророкотал он. — Я Педро Кантор, лорд Адского Клинка, магистр Ордена Багровых Кулаков. Делайте, как я велю. Теперь вы в безопасности. Я освобожу остальных.

Разбившийся корабль орков не был очень большим, но его коридоры и каюты строились для существ более крупных и высоких, чем Алессио Кортес. Космодесантники легко продвигались по судну, держа оружие наготове, очищая одну тускло освещенную каюту за другой. Они нашли только гретчинов, которые отчаянно разбивали молотками какие-то механизмы. Этих десантники умерщвляли ножами или просто отрывали головы, прежде чем мелкие твари успевали смыться в поисках укрытия.

Крупных орков оказалось лишь несколько. Большая часть их находилась снаружи, когда началась атака. Те, кто остался внутри, были не в состоянии сражаться, явно восстанавливаясь после каких-то хирургических операций. Это объясняло, почему они не присоединились к сражению. У одного монстра из левого плеча росла гротескная вторая голова, и грубые швы отчетливо были видны даже в тусклом свете. Сам орк, похоже, был без сознания. Кортес вонзил нож ему в спину, разрезав позвоночный столб, чтобы существо уже никогда не проснулось. Другой орк, уже в сознании, но все еще плохо соображавший, обладал лишней парой толстых мускулистых рук, пришитых к бедрам. При появлении Багровых Кулаков он даже попытался встать и напасть на них. Брат Бенизар выступил вперед и перерезал горло существу. Брат Рапала решил посодействовать, и вместе они покромсали тварь на куски.

Вскоре коридор вывел космодесантников к широкой арке, через которую лился яркий свет. Кортес, как обычно шедший впереди, поднял руку, и отделение остановилось.

— Слушайте, — сказал он им по связи.

Из хорошо освещенной каюты доносился странный звук. Всхлип, человеческий. Хрип сдавленных рыданий, как если бы кто-то плакал через кляп. Кортес подкрался так тихо, как только мог, и заглянул в каюту из-за угла.

Сверху свисало немыслимое количество труб и кабелей. Пол, бывший потолком до того, как корабль перевернулся вверх брюхом, был теперь усеян кусками трубок, металлическими пластинами, разбитыми колоннами и наборами инструментов, чье назначение Кортес даже и не пытался угадать. И там, в центре всего этого хаоса, он увидел странную и чудовищную сцену.

В сердце комнаты был один-единственный орк. Он затачивал скальпель, выпевая какие-то странные рулады, которые при всем желании нельзя было назвать мелодией. На нем красовалась длинная роба, которая, возможно, когда-то была белой, но настолько пропиталась кровью, что теперь об изначальном цвете можно было только догадываться.

Существо являло собой отвратительную пародию на имперского медика. Возможно, в странствиях по галактике оно видело медиков и поняло, что их одеяния символизировали профессию. Неужели оно решило их превзойти? Быть может, тварь просто подобрала где-то хирургическую робу и нацепила ее. Какой бы ни была причина, было очевидно, что именно этот монстр сотворил двухголового орка, которого Кортес со своим отделением нашел раньше, не говоря уже о других монстрах.

Так же стало ясно, что именно эта тварь ответственна за безликие человеческие трупы, висевшие на деревьях снаружи. Кортес немедленно это понял, едва взглянув на морду орка. В то время как имперские медики во время работы надевали хирургическую маску, этот монстр носил плоть, срезанную с лица человека. Зрелище было ужасающим. Маска из плоти все еще сочилась кровью жертвы.

Приглушенные рыдания раздались снова, и Кортес перевел взгляд на источник звуков. Перед странным орочьим хирургом к столу был привязан человек лет двадцати, старавшийся выпутаться из веревок. Из-за кляпа во рту он не мог кричать и лишь расширенными от ужаса глазами смотрел на скальпель в лапе орка.

Кортес отвернулся от ужасной сцены и вручил свой болт-пистолет стоявшему рядом боевому брату. Это был Фенестра.

— Подержи, — велел он. — Он мне пока не понадобится.

Фенестра взял оружие и посмотрел на Кортеса:

— Что вы собираетесь делать?

Алессио вышел из тени арки и вошел в каюту, позволив яркому электрическому свету осветить его во всем его смертоносном великолепии.

Орк уже собирался сделать первый разрез на лице пойманного человека, но, когда появился Кортес, оторвался от работы и испустил яростный вопль. Отбросив скальпель и схватив мерзкого вида циркулярную пилу, тварь двинулась вокруг операционного стола к Кортесу, намерения ее были совершенно очевидны.

Капитан встал в боевую стойку.

— Я собираюсь разорвать эту мерзость на части, — ответил он Фенестре.

И разорвал.

Измученные люди посмотрели на Кортеса с ужасом. Покрытый кровью врагов, он выглядел божеством смерти и напугал бы кого угодно.

— Корабль чист, — спокойно доложил он магистру Ордена.

Кантор взглянул на старого друга, отметил состояние его доспехов и кивнул.

Брат Бенизар привел мужчину, которого Кортес спас от вивисекции, и какая-то женщина бросилась к нему, выкрикивая его имя сквозь рыдания.

Космодесантники поигнорировали счастливое воссоединение, но благодарная женщина бросилась на колени перед Бенизаром и поцеловала его перчатку. Фенестра и Рапала, стоявшие за его спиной, громко рассмеялись, и Бенизар выдернул руку из хватки женщины, сказав:

— Женщина, тебе надо благодарить капитана.

Он жестом указал на Кортеса, и женщина радостно повернулась, желая выразить благодарность тому, кто спас ее мужа. Но, увидев залитую кровью фигуру, она побледнела и опустилась на колени там же, где стояла, бормоча слова благодарности снова и снова и не смея поднять глаза.

Впрочем, Кортес все равно не обращал на нее внимания.

— Это, — сказал Кантор, обращаясь к нему, — Меналеос Дасат, глава группы паломников.

Магистр Ордена указал на тощего пожилого мужчину в запачканном коричневом одеянии. Несмотря на ужас, пережитый этим человеком, в нем чувствовалась сила если не тела, то духа определенно.

— Дасат вел их к усыпальнице святой Ивестры, — должил Кантор. — Они шли пешком по старой дороге, когда появились орки. Дасат, это капитан Алессио Кортеж магистр атаки, командир Пятой роты Багровых Кулаков.

Дасат коснулся лбом земли, затем снова сел на пятки произнес:

Я недостоин даже преклонить колени перед вами, мой лорд.

Кортес поприветствовал его лишь легким кивком, затем вернулся взглядом к Кантору:

— Нам стоит уйти отсюда. Путь еще очень долог.

В этот момент на восточном краю просеки появился сержант Вьехо, ведя Джиленн и ее детей. Перед нападением на лагерь Кантор велел женщине оставаться в лесу, спрятавшись в зарослях погуще. Ему не пришлось ее долго убеждать. Как только Джиленн увидела, что Астартес стали проверять оружие, то поняла, что орки где-то рядом. Она и дети ждали, едва осмеливаясь дышать, пока кто-нибудь не придет за ними. Двух самых маленьких Вьехо нес на руках.

Магистр обратил на них внимание Дасата:

— Эта женщина и ее дети тоже были вырваны из лап ксеносов. Они не паломники, но вы выкажете им всю глубину вашей доброты. Они вынесли столько же, сколько и вы.

49
{"b":"171964","o":1}