ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Как прожить вместе всю жизнь: секреты прочного брака
Вместе навсегда
Дом имён
Дитя подвала
Мой (не)любимый дракон. Выбор алианы
Владыка. Новая жизнь
Дневник жены юмориста
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
A
A

Кантор и брат Оро коснулись кулаком нагрудника, и магистр повел Дакора и Падилью к выходу с моста.

— Держите площадку, сержант, — велел он Сегале. — Ликиан, выдвигайтесь дальше вперед.

— Есть, мой лорд, — отозвался Ликиан.

Кантор вполоборота кинул взгляд на Оро. Группа орков, размахивая здоровенными черными тесаками, пыталась достать его снизу. Космодесантник невозмутимо встретил их, расставив ноги и подняв мелтаган. Раздался треск, воздух наполнился ионами, когда разряд поджарил тело ксеноса. Кости и мышцы спеклись в единое целое. У орка не осталось времени даже на крик. Броня и оружие упали на землю, превратившись в горстки горячей окалины. Ветер унес вонь жареной плоти.

Отвернувшись, магистр продолжил движение. Он верил во всех своих Астартес. Их тренировочные программы и психическая обработка не имели себе равных. Оро удержит площадку. Он будет держать ее до тех пор, пока не появится Алессио, возможно израненный, но живой. Магистру нужно было в это верить. Гремя ботинками по плитам моста из титанового сплава, он не уставал повторять себе, что Алессио выживет.

Он ведь Бессмертный Кортес.

ВОСЕМЬ

Центральные башни, космопорт Нового Ринна

Магистр Ордена и оставшиеся воины из ударной группы наконец получили доступ к трем башням, внутри которых располагались их главная и второстепенная цели. Но их ждали и плохие вести.

Кантор надеялся, что башни представляют небольшой интерес для орков. Здесь не хранилось оружия и приспособлений, которые можно было бы уничтожить или освоить. Космодесантники тщательно проверяли каждое помещение на наличие угрозы, замечая повсюду множество следов присутствия врага. Воздух пропитался зловонием, заглушившим почти все другие запахи. Пол и стены были измазаны экскрементами, многие углы завалены кучами фекалий, над которыми громко и жадно вились тучи мух. В этих зловонных горах иногда виднелись белые кости, некоторые явно человеческие: либо они принадлежали людям, приведенным сюда в качестве еды, либо риннским воинам, защищавшим космопорт и уничтоженным во время первой волны вторжения.

Эта мысль повлекла за собой другую, которая понравилась магистру еще меньше.

Кантор думал о боевых братьях из Крестоносной роты, погибших здесь.

Крестоносная рота.

Его собственная рота.

Это место защищали два отделения, Френотаса и Грилина. Какую битву они здесь выдержали? Космодесантники видели следы сражения: испещренные выстрелами стены, кратеры в цементе и феррокрите, говорившие о яростной перестрелке. Даже сейчас, спустя так много месяцев после падения космопорта, остались свидетельства, которые магистр не мог не заметить. Но тел Астартес нигде не было. Ни кусочка брони терминатора, в которую были облачены сержанты. Как они погибли? Где держались до последнего?

Зато вокруг лежало много других тел. С того момента, как Кантор ступил на мост, соединявший центральную башню с башней Коронадо, он повсюду замечал на полу оторванные конечности и скорченные трупы гретчинов. Но это было дело рук не риннских воинов или Астартес, а самих орков. Магистр знал, что гретчинов часто убивали более крупные орки. Яркие сквиги гораздо чаще служили основным блюдом в рационе зеленокожих, а не частью войска.

Педро вел своих людей все ближе к центральным грузоподъемникам, которые доставят их в башню управления полетами. По дороге космодесантники проходили залы, где все приборы были выдраны из гнезд и растерзаны в клочья. Кантор беззвучно молился, чтобы орки не добрались до контрольных систем космопорта. Интересно, как там справляются отделение Виктурикса и остальные?

Прямо перед ним открылся узкий коридор. На потолке вспыхивали лампы. Сержант Сегала вдруг замер и поднял руку, прошептав по связи:

— Дверь закрыта, но я слышу за ней возню зеленокожих.

Кантор обдумал положение. Он мог бы приказать Астартес ворваться в двери и очистить помещение. Но звуки борьбы, несомненно, привлекут еще больше орков.

Находился ли Снагрод в одном из этих помещений?

Вряд ли. В отличие от обычных орочьих военачальников, этот не показал себя, не занял место во главе войск. За все восемнадцать месяцев осады были опознаны и убиты множество зеленокожих лейтенантов. Но Снагрод продолжал распространять свои злобные послания на отвратительном языке орков. Кантор начал подозревать, что он никогда и не высаживался на Мир Ринна. По каким-то причинам некоторые орки питали необъяснимую любовь к космосу и битвам именно в космическом пространстве. Такие особи встречались редко и, возможно, были мутантами, но они существовали. Может, Снагрод сейчас со своим флотом, обороняется от имперских кораблей, которые сражаются за шанс высадить десант и помочь планете?

— Действуем тихо, — принял решение магистр. — Если не поднимем тревогу, сможем раньше добраться до следующего лифта. Сержант Сегала, продолжайте наблюдение.

— Слушаюсь, лорд, — отозвался Сегала, и Кулаки возобновили движение, осторожно, чтобы не поднимать ненужного шума.

Для Астартес в силовой броне это была задача не из легких, а орки славились хорошим слухом, который, возможно, компенсировал их слабое зрение. С громадным трудом космодесантникам удалось пройти по коридору, не привлекая к себе внимания.

Следующий коридор располагался перпендикулярно первому и заканчивался большими деревянными двойными дверьми, одна из створок была частично сорвана и теперь висела на одной петле. За дверьми оказался большой, хорошо освещенный зал, и в его центре Кантор увидел лифт, который им был нужен.

— Продолжаем движение, — велел он остальным. — Идем вперед как можно тише.

Задача была тяжелой, особенно для братьев из отделения Ликиана. Морай, Рамос и Падилья были вооружены гораздо более тяжелым оружием, чем остальные. Хоть оно и не тормозило их так, чтобы представлять проблему, но идти им было сложнее, чем легковооруженным братьям.

Коридор был завален трупами и мусором, и каждый шаг надо было делать как можно осторожнее. Из-за некоторых дверей по обе стороны коридора доносился шум. Кантор порадовался, что в дверях не было стеклянных вставок.

Несмотря на осторожность, брат Рамос, третий из отделения, проходя мимо большой груды искореженного металла и проводов, зацепился за нее кабелем плазменной пушки. Прежде чем он понял, что произошло, и остановился, груда с грохотом поползла следом за ним, обрушивая соседние.

Остальные Кулаки немедленно направили болтеры на двери. Голоса орков в комнатах стихли, словно твари напряженно ждали дальнейших шумов, которые надо было бы расследовать.

Кантор замер прямо у двери из слегка выщербленного черного металла. Тяжелые шаги за ней звучали все ближе. Сгибая пальцы, магистр активировал смертоносное поле силового кулака. Через секунду дверь с силой распахнулась, и появившийся на пороге массивный ксенос, с черной повязкой на одном глазу и костяными спицами в ушах, недоуменно уставился на космодесантника. Мозгу его понадобилось время, чтобы переварить то, что докладывали глаза.

Воспользовавшись заминкой, Кантор кинулся вперед и врезал по твари силовым кулаком. Резко затрещало энергетическое поле, в воздухе вспыхнули голубые молнии. В одно мгновение голова чудовища слетела с плеч, и скорченное тело рухнуло навзничь. Пистолет выпал из правой руки и, ударившись о пол, выстрелил.

Пуля вонзилась в потолок. Звук выстрела показался оглушающим.

— Кровь Дорна! — выругался Кантор.

По всему коридору тут же распахнулись двери, и из комнат стали выскакивать зеленокожие. Сначала они с бешенством накинулись на отделение Сегалы, выхватив громадные топоры и тесаки. Сегала и его люди были не в пример лучше тренированы: парировали или уклонялись, заставляя ксеносов, подогреваемых разочарованием и злостью, нападать еще яростнее.

— Ликиан! — рявкнул Кантор. — Прикрой с тыла. Дакор, мы с тобой поможем. Анаис, Рузко, со мной!

Технодесантники, конечно же, ни в коем случае не были беззащитными овечками. Мастерски орудуя массивными силовыми топорами, способными разрубить орка пополам, они умертвляли все, что к ним приближалось. Но Кантор хотел, чтобы они держались рядом с ним и он мог сам их защищать. Педро уже решил, что отдаст собственную жизнь, если это понадобится для их выживания. Анаис и Рузко любой ценой должны были добраться до контрольных центров.

71
{"b":"171964","o":1}