ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Сказал, что ему помешал слуга, — объяснил супруг.

— Как? — нахмурилась Меретера. — Копаться в сундуках, разыскивая футляр с папирусом, он сумел, а ударить кинжалом, ему помешали? Прости, муж мой, но тут что-то не так.

— Я долго разговаривал с ним, — наместник знаком попросил супругу подать ему кувшин с гранатовым соком. — Он рассказал, что заранее узнал, где сложены сундуки жреца. Все кроме одного находились в комнате слуг, которых наемник опоил тем зельем, которое нам передал…

— Ах! Я знаю! — раздраженно махнула рукой супруга. — Мы уже пользовались им.

— Да, — кивнул Снорамош. — Оно вызывает сон, а при пробуждении приступ безумия…

— Да не тяни ты!

— Почему ты не хочешь меня выслушать? — нахмурился наместник.

— Прости, мой господин и муж, — смутилась супруга и сама налила сок в стеклянный бокал.

Снорамош, не торопясь, выпил, вытер губы платком и продолжил:

— Когда он пробрался в номер жреца, оказалось, что слуги спали с ним в одной комнате.

— Странно, — не удержалась от комментария супруга.

— Наемник сказал, что это сможет подтвердить служанка гостиницы, — пояснил наместник.

— Пусть так, — женщина кивнула.

— Комната слуг оказалась пустой, поэтому он легко отыскал футляр. Но убить жреца не получилось. Проснулся слуга.

— Почему же тот не поднял тревогу? — вновь не удержалась супруга.

Снорамош бросил на нее сердитый взгляд. Та испуганно поджала губы.

— Наемник утверждает, что мальчишка его не заметил. А он не стал рисковать и ушел, понадеявшись на зелье.

Какое-то время Меретера думала, расхаживая по комнате. Муж с интересом наблюдал за ней, ожидая, что скажет его разумная жена. Кроме богатого приданого и влиятельного отца у неё был острый ум, наблюдательность и смелость в суждениях. Муж очень ценил супругу за это. Тайком признаваясь самому себе, что если бы не Меретера, ему ни за что не стать тем, кем он является сегодня.

— Что-то здесь не так, — женщина остановилась у столика со статуэткой бога Бэса и посмотрела на мужа. — Для того чтобы нанести удар кинжалом, много времени не нужно.

Снорамош довольно улыбнулся.

— Я сказал ему то же самое!

— И что он ответил?

— Говорит, опасался, что слуга может закричать. Он спал в одной постели со жрецом.

— На старости лет Тусет полюбил мальчиков? — презрительно усмехнулась Меретера.

— Такое бывает, — пожал плечами супруг. — Наемник рассчитывал на зелье, которое мы ему дали. Он хотел все сделать тайно, как было приказано.

— Значит, мы виноваты, что Тусет жив?! — вскричала женщина, найдя способ выплеснуть раздражение. — Мерзавец! Он дал жрецу ускользнуть!

— Не успел.

— О души знающи! — Меретера покачала головой в богатом парике и села на складной табурет. — Все это очень подозрительно, но, кажется, что с Тусетом они не сговаривались.

— Значит, либо папирус настоящий, либо его подменил сам жрец, чтобы всех одурачить, — сделал вывод наместник.

— Он опасен, дорогой супруг, — твердо проговорила женщина. — Если Тусет передаст визирю тот папирус…

— Знать бы, что в нем написано, — прервал её муж. — Этот дуролом Врал слишком рано прикончил писца.

— Я понимаю твой гнев, супруг, — согласилась Меретера. — Но и без этих документов Тусет способен доставить много хлопот. Только одно подозрение в том, что член его семьи тайно получает золото, вызовет страшный гнев государя. Я уже не говорю о геданах. Если только жрецы узнают…

— Понимаю, — заверил Снорамош. — Поэтому наемник едет в Келлуан, где завершит то, что начал здесь.

— Наша страна не лучшее место для него, — вскинула брови супруга.

— Ему посоветовал так сделать Сентор Касс, — наместник криво усмехнулся.

Женщина рассмеялась, но тут же вновь стала серьезной.

— Мне кажется, будет неразумным полагаться только на того, кто уже один раз нас подвел.

— Что ты предлагаешь? — поинтересовался супруг.

— Нужно немедленно написать в Перхесеб. Сепах Себернеб давно является сторонником принца…

— И мужем твоей младшей сестры, — улыбнулся наместник.

— Я никогда не забывала об этом, любимый, — вернула она улыбку. — Пусть он сделает все, чтобы никто не узнал о нидосском золоте. А что для этого нужно, пусть решает сам.

— Ты умна как богиня Нейт, — супруг встал и, отстранив потянувшуюся к нему женщину, поспешно вышел из спальни.

Меретера поморщилась, мельком взглянула в серебряное зеркало, поправила парик и пошла вслед за ним.

Стражники в порту удивились, когда капитан решил покинуть гавань задолго до восхода солнца. Келлуане не любили плавать ночью и всячески старались избежать этого. Лишь немногие из посвященных догадывались, что не пустой каприз, а воля самого Наместника, держащего руку владыки Реки, посылает корабль в рискованное путешествие.

Капитан был непривычно хмур и резок с подчиненными, а матросы неустанно твердили охранные заклинания и молились всем великим богам, чтобы те сохранили их в предутренней тьме и позволили еще раз увидеть воды благословенного Лаума.

Глава II. Праздники и почести

Но разве можно описать, что происходило в зале, когда восторг сторонников и смятение недавних противников Челленджера слились воедино, и мощная волна ликования прокатилась от задних рядов к оркестровой яме, захлестнула эстраду и подняла наших героев на своем гребне!

Артур Конан-Дойль
Затерянный мир

Тусет чувствовал себя великолепно. Казалось, все неудачи и сомнения остались в Нидосе. Жрец даже перестал тревожиться по поводу документов Минхотепа. Рано или поздно он встретится с визирем, отдаст папирусы и позабудет о них.

После триумфальной встречи, устроенной ему в деревне у Вишневого омута, Тусет решил больше не скрывать, что он везет в Келлуан. Теперь, посещая храмы местных богов, Тусет гордо демонстрировал Бронзовую книгу всем желающим. Священнослужители и простые люди восхищались его смелостью и отвагой, но праздников и пиров никто больше не устраивал.

Жрец даже стал опасаться, что его возвращение может не стать событием достойным внимания самого Келл-номарха.

Одетый в чистую белую рубаху со знаком Сета на груди, он стоял на носу корабля, с волнением ожидая, когда из-за поворота реки появятся первые дома Тмуита. Вдруг от берега отчалила узкая лодка и быстро поплыла наперерез их судну. Двое гребцов во всю работали веслами, а лысый человек в белой юбке изо всех сил махал руками, что-то крича.

— Что нужно этому жрецу? — озабоченно проговорил капитан и скомандовал. — Уберите весла!

— Мудрейший Тусет! — донеслось до них. — Подождите! Подождите! Мне нужно вам что-то сказать.

Корабль постепенно замедлял ход, лодка коснулась его бортом, и матросы помогли взобраться на палубу молодому взволнованному жрецу. Оправив белую юбку и тоненькие золотые браслеты, он поклонился и заговорил. Слушая его, Тусет с трудом сдерживал довольную улыбку.

Юношу послали городские власти Тмуита: надзиратель сепаха, старший инспектор и верховный жрец храма Мина. Они собираются устроить в честь возвращения реликвии большой праздник, но для его подготовки не хватает времени. Поэтому уважаемого Тусета просят задержаться и прибыть в город завтра утром в третий час после рассвета. Разумеется, жрец не мог не пойти навстречу пожеланиям таких могущественных людей. Надзиратель сепаха олицетворял в городе княжескую власть, а инспектор самого Келл-номарха. Сейчас Мин уже не входил в число великих богов, но четыреста лет назад государь Небмин IV построил ему великолепный храм, до сих пор считавшийся самым величественным на севере Келлуана. Здесь в Крокодильем сепе жрецы Мина по сей день пользовались большим уважением и имели серьезное влияние.

Капитан, волею судьбы оказавшийся причастным к возвращению реликвии, досадливо крякнул, предчувствуя, что матросам может не понравиться ночевка на берегу в двух шагах от города. Словно прочтя его мысли, гонец сказал, что старший писец инспектора приглашает Тусета провести эту ночь в его усадьбе, расположенной чуть ниже по течению Лаума.

114
{"b":"171967","o":1}