ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Этот костер жгли уже очень давно, — успокоил он спутницу.

— В углу сухой камыш, — быстро заговорила Мерисид. — Здесь в корзинке циновка, вода, пиво, лепешки, сухая рыба и еще кое-что. Ночью из храма не выходи. Сюда иногда забредают львы и гиены.

Александр посмотрел на широкий главный вход.

— Не бойся, — перехватила его взгляд девушка. — Эти двери только тараном прошибешь.

— Надеюсь, — пробормотал он.

— Когда я приду в следующий раз, не знаю, — предупредила танцовщица. — Выздоравливай. Это все, что я могу сделать для тебя и Анукрис.

Мерисид замялась.

— Передай ей что-нибудь. Очень уж она за тебя переживает.

— Скажи, что еще пару дней, и я смогу набить морду Растору, — улыбнулся Александр.

— Кому? — нахмурилась девушка.

— Она знает, — заверил ее Алекс. — Ты главное передай.

Мерисид кивнула. Парень закрыл за ней дверь, задвинул толстый засов и вернулся в молельный зал.

Юноша без труда отыскал в углу большую кучу пожелтевшего, ломкого камыша. Бросил сверху циновку и со стоном лег. Как бы Александр не бодрился перед прекрасной танцовщицей, чувствовал он себя хреново. Гудела голова, тело бросало в озноб, растревоженная рана в боку вновь горела огнем. Юноша наделал лекарства, запил его вином, найденным в корзине, без аппетита зажевал все лепешкой и финиками.

Под действием высокой температуры и выпитого вина сознание Алекса стало погружаться в какое-то полусонное состояние. Парень то лежал с закрытыми глазами, то бездумно смотрел на вечный танец пылинок в солнечных лучах. «Этот гад попортил меня сильнее Низы», — мелькнула ленивая мысль, и вновь в голове воцарилась гудящая пустота.

Вдруг Александру показалось, что стоявшая в углу статуэтка богини Баст повернула голову и взглянула на него большими кошачьими глазами пронзительно голубого цвета.

— Привет, бред, — прошелестел он спекшимися губами. — Здорово, глюк.

Скульптура словно раздвоилась. Одна, как и положено нормальному произведению искусства, осталась на постаменте, вторая ловко спрыгнула и направилась к нему, постепенно подрастая.

«А платье то на ней точь-в-точь, как я сшил Айри когда-то», — подумал Алекс.

Не оставляя следов на покрытом пылью полу, богиня подошла совсем близко, села прямо на воздух, положив нога на ногу и раскачивая блестящей сандалией метре от его глаз.

— Ты сиамская или чеширская? — выдохнул юноша, глядя на поросшую темно-коричневым мехом мордочку, растянутую в острозубой улыбке. Вдруг по ней стали пробегать волны. Александр мигнул. На месте улыбающейся кошкоголовой женщины сидела маленькая девочка с длинными волосами, игравшими всеми цветами радуги.

— Так-то ты встречаешь старых знакомых?

Глава VII. Как спрашивают, так и отвечают

— …Я уверен. Уотсон, — и уверенность эта проистекает из опыта, — что в самых отвратительных трущобах Лондона не совершается столько страшных грехов, сколько в этой восхитительной и веселой сельской местности.

Артур Конан Дойл
«Медные буки»

— Кто это тебе сказал? — нахмурился Тусет.

— Я видела его сама, — Анукрис аккуратно наматывала бинты на его лысую голову. — Алекс тяжело ранен.

— Что он тебе сказал? — продолжал допытываться старик.

— Ничего, господин, — она пожала плечами. — Только предупредил, что это нападение часть чего-то более серьезного.

— Угадал, — вздохнул жрец и поморщился. — Да не зови меня господином! Ты теперь жена моего брата, значит мне сестра!

— Хорошо, — девушка замялась. — Брат.

— Так-то лучше, — проворчал Тусет.

— Кто это тебя так стукнул? — поинтересовалась она, разрывая бинт поперек и ловко связывая концы на затылке бантиком.

— Старый знакомый, — тем же недовольным тоном ответил жрец. — Где сейчас Алекс?

— Не знаю, — развела руками Анукрис. — Я попросила одного человека спрятать его.

— Кого? — насторожился второй пророк.

— Прости… брат, не скажу, — покачала головой девушка. — Я поклялась.

— Как хочешь, — пожал плечами Тусет. Отстраняя её руки, он встал с табурета и подошел к перилам, ограждавшим лоджию. В саду суетились слуги. Жрец обернулся, посмотрел на неё.

— Что здесь случилось, Анукрис? Как это произошло? Что говорят люди?

— Разве тебе не сказали гос… брат? — удивилась девушка.

— Они говорят только то, что хотят, — вздохнул жрец. — А я должен знать все.

— Тогда тебе лучше расспросить Мерисид — проговорила невестка. — Она была в твоем доме… Сразу после того, как все случилось. Если хочешь, я её позову?

— Подожди, — остановил её Тусет. — Она уже принесла тебе клятву слуги?

— Еще нет, — покачала головой невестка. — Мерисид хочет уйти из храма, но Сетиер сказал, что отпустить её может только верховный жрец. Помоги, брат.

— Я завтра же поговорю с Джедефраа, — пообещал старик.

На лестнице послышался шелест шагов. К ним поднялась озабоченная Мерисид.

— А мы только что о тебе говорили, — улыбнулась Анукрис.

— Надеюсь, ничего плохого? — спросила танцовщица и, не дожидаясь ответа, сказала. — Слуги закончили уборку. Может, расплатиться едой? У нас её много осталось.

— Поступай, как считаешь нужным, — кивнула хозяйка. — И приходи сюда. Мудрец хочет с тобой поговорить.

Заметив настороженность, мелькнувшую в глазах подруги, девушка поспешно добавила:

— О том, что произошло в тот день в его доме.

— Я только распоряжусь и сейчас же приду, — кивнула танцовщица.

Когда Мерисид ушла, молодая женщина взглянула на деверя.

— Зачем нужны были эти убийства? Они даже не взяли драгоценностей! Кто мог такое сделать, брат? Для чего их убивать?

Тусет отвернулся.

Анукрис открыла рот, собираясь задать еще один вопрос, но тут жрец заговорил.

— Для того, чтобы напугать меня! Это те же, кто прислал налетчиков в гостиницу. Те, кто опоил тебя и Треплоса безумным зельем.

— Ты уверен… брат? — на гладком лбу молодой женщины обозначились продольные морщинки.

— Да, — кивнул Тусет. — Они.

— Но мы же не в Нидосе! — вскричала Анукрис. — Это наша страна! Город, где тебя встречали как героя!

— Видимо, мои враги еще более могущественны и жестоки, чем я предполагал, — пробормотал Тусет, отводя взгляд.

— И что ты теперь будешь делать? — спросила она, с жалостью глядя на старика.

— Мстить! — резко обернувшись, проговорил он. — Я найду их! Если ты мне в этом поможешь?

Анукрис усмехнулась.

— Я за ворота боюсь выйти. Сегодня кто-то написал на воротах иероглифы «Сияш» и «Фелав». Ты должен знать, что это значит.

— Иноземное чудовище, — пробормотал жрец.

— Слуг на празднике чуть не побили, хотя они меня ненавидят, — продолжала рассказывать молодая госпожа, перебирая в вазе персики. — А вчера ночью в сад вломились трое пьяных парней. Собрались искать здесь убийцу. Сказали, что мождеи подкуплены, и поэтому ничего не нашли в моем доме.

Она грустно усмехнулась.

— Даже Небраа проснулся и сразу послал за подмогой к соседям. Хорошо еще, что они у нас люди хорошие и прислали своих слуг. Чуть вытолкали тех пацанов. Нет, брат, плохая из меня помощница.

— Тогда, может быть, попросить Мерисид? — предположил Тусет.

— Спроси у неё, — пожала плечами Анукрис, радуясь, что в темноте жрец не видит её лица.

Они какое-то время посидели молча. В наступившей тишине слышались довольные восклицания соседских слуг, покидавших усадьбу, и скрип калитки.

— Я все никак не могу понять, — заговорила хозяйка, бросив косточку от персика на стол. — Кто открыл дверь убийцам?

— Может Ренекау? — предположил Тусет.

— Вряд ли, — засомневалась Анукрис. — Когда Мерисид пришла, её уже убили, а в доме было полно мождеев. Кто-то пустил убийц после того, как служанка увела Алекса к каналу.

— Ворота не могли остаться без присмотра, — твердо сказал жрец.

147
{"b":"171967","o":1}