ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бизнес-импровизация. Тактики, методы, стратегии
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Чужая путеводная звезда
Музыка ветра
Отдел продаж по захвату рынка
Пленительная невинность
Порядковый номер жертвы
Навеки твой
Чужой среди своих
Содержание  
A
A

Послышались голоса слуг. Женщина очнулась от наваждения. Подхватила сокровища, завязала веревку и спрятала сверток в углу за сложенными досками. Отряхнув платье от пыли, вышла к подчиненным. Садовник доложил, что плиты доставлены в целости и сложены под навесом. Мерисид рассеянно кивнула и приказала не терпящим возражения тоном:

— Теперь нужно вынести отсюда всю мебель.

Мерисид уселась в тени стены, наблюдая за суетящимися слугами, время от времени отдавая распоряжения.

Наверное, она зря обижалась на богов? Что если это шанс на спокойную и обеспеченную жизнь? Можно купить небольшой домик или удачно выйти замуж. С таким приданым даже в её возрасте легко отыскать овдовевшего писца или землевладельца. Небраа очень милый, но с братом — колдуном ему высокого положения не видать. Приданое жены скоро закончится, дом Тусета у него никто не купит еще лет пять, и младший писец скоро будет кушать гусей только по большим праздникам.

Женщина мстительно улыбнулась. Нарушение клятвы слуги считалось среди келлуан серьезным грехом, но Мерисид слишком долго прожила в храме среди служителей богов, чтобы относиться к этому слишком серьезно. В глубине души она считала, что бессмертным нет никакого дела до людей, их слезных просьб и жалких жертвоприношений.

В порту Абидоса каждый день останавливаются корабли. Одни везут в Нидос зерно, другие возвращаются обратно. Любой капитан легко согласится взять пассажира за небольшую плату. Остается только решить, куда ей лучше отправиться. А Алекс путь сам ищет, кто убил Нефернут. Её это больше не интересует. Там, на юге, бывшую танцовщицу не найдут никакие гедане.

Мерисид посмотрела на солнце и приказала слугам заканчивать.

— Я все сделала, госпожа, — доложила она хозяйке после возвращения домой. — Твой парень не обманул. Там было немного золота.

— Где оно? — забеспокоилась Анукрис.

— Дома держать слишком опасно, — ответила служанка. — Я оставила его там. Вдруг к нам опять придут с обыском?

— Как же ты его возьмешь? — поинтересовалась госпожа.

— Не беспокойся, — улыбнулась Мерисид. — Я сумею.

— Когда ты пойдешь за всем, что ему необходимо? — продолжала расспрашивать её Анукрис.

— Завтра же, госпожа, — заверила служанка. — Я встречусь со знакомыми проститутками, заодно куплю парик, краску и все, что нужно.

Небраа вернулся со службы сильно не в духе, у него даже пропал аппетит, что на памяти Мерисид случилось в первый раз. Господин лениво поковырялся в каше с медом, отказавшись от любимых пирожков с изюмом. Прихватив кувшин с пивом, он отправился в свою спальню, не осчастливив своим вниманием ни жену, ни служанку.

— Что-то случилось? — с тревогой проговорила Мерисид.

— Животом мается, — дернула плечиком Анукрис. — Вчера объелся.

Бывшая танцовщица посмотрела на неё с нескрываемым неодобрением.

— Если плохо мужу, значит, будет плохо и жене.

— Думаешь, когда-нибудь мне будет с ним хорошо? — горько усмехнулась молодая госпожа.

У Мерисид имелось свое мнение на этот счет, но она сочла за благо промолчать.

Перед сном старшая служанка зашла в комнату Анукрис. Хозяйка уже разделась и лежала поверх простыни, положив ногу на ногу.

— Что-то случилось? — она приподнялась на локте.

Мерисид подумала, что через пару лет девчонка превратится в настоящую красавицу, если, конечно, останется жива.

— Я завтра уйду еще до рассвета, госпожа, — тихо ответила старшая служанка. — И если долго не вернусь, не ругайте меня, пожалуйста. Вы знаете, куда и зачем я иду.

Анукрис села на кровати.

— Ты только сделай все как надо.

— Я постараюсь, госпожа, — Мерисид поклонилась, чтобы скрыть торжествующую улыбку. Теперь её долго никто не хватится.

Бывшая танцовщица колебалась весь день, даже решила отложить побег, чтобы лучше подготовиться. Но мрачный вид Небраа, его туманные намеки на какие-то «неприятности» добавили ей решительности.

Проснувшись затемно, она собрала свои нехитрые пожитки, достала накопленные тяжким трудом богатства и сложила их на дно корзины. Долго и придирчиво выбирала платье. Ей хотелось выглядеть как можно незаметнее. Конечно, не крестьянкой. Те вообще никогда не покидают своей деревни. Но и не слишком богатой, чтобы у спутников не возник соблазн её ограбить. В Абидосе лучше всего назваться настоящим именем, но помалкивать о Небраа. Наверняка, в кабаках местные завсегдатаи охотно рассказывали приезжим страшную историю про жреца-колдуна. А вот в других городах придется выдавать себя за вдову или чью-то наложницу.

Привратник звонко храпел в своем домике, никак не реагируя на попытки старшей служанки его разбудить. Не выдержав, Мерисид схватила его за ухо. Мужчина громко заорал, размахивая руками. Она отскочила, схватила с пола деревянную чашку и звонко ударила его по лбу.

— Ты чего дерешься? — обиженно проблеял мужчина, схватившись одной рукой за лоб, другой за ухо. — Сдурела?!

— А ты спи крепче, — Мерисид бросила чашку. — Закрой за мной калитку, соня.

— Куда тебя понесло в такую рань? — проворчал слуга, широко зевая и с хрустом потягиваясь. — Солнышко еще не встало.

— Это ты лентяй и бездельник! — обругала его женщина. — А у меня дела! Госпожа за краской послала

Едва дверь за ней закрылась, бывшая танцовщица, не оглядываясь, зашагала вверх по улице.

Вдохновленный примером слуг Небраа, ночью кто-то побывал в усадьбе Тусета. Уволокли не только корзины и корыто строителей, но и их немудрящий инструмент, обломки досок, и даже выкопали один из цветочных кустов.

«Быстро сообразили, — одобрительно усмехнувшись, подумала Мерисид. — Только теперь это меня уже не касается».

Оглянувшись, она убедилась, что улица по-прежнему пустынна. Прикрыв калитку, женщина заторопилась в дом. Здесь тоже не хватало старого табурета и двух циновок. Столь тщательный грабеж заставил забеспокоиться. Хвала богам, воришки еще не добрались до сокровищ. Кто-то стащил две доски, не догадавшись проверить пыльный сверток под ними. Губы Мерисид сами собой прошептали благодарственную молитву Найбу, богу благополучия.

Добавив драгоценности к своим сокровищам, она тщательно завернула их в тряпку и заботливо прикрыла свернутой одеждой.

Закинув лямку корзины на лоб, женщина осторожно выглянула за калитку. Никого. Лишь у стены напротив сидит старая кошка, старательно вылизывая облезлую шерстку. Никем не замеченная, Мерисид быстро выскочила на улицу. На миг показалось, что на неё кто-то смотрит. Бывшая танцовщица оглянулась, с забора соседней усадьбы взлетела ворона, оглашая пустынную улицу хриплым карканьем.

Женщина быстро прошептала охранное заклинание и заторопилась в порт. Опасаясь расспросов, она пробиралась к реке окольными путями, всякий раз сворачивая, если кто-то попадался на встречу.

Мерисид успела вовремя. Расположившиеся прямо на берегу матросы двух судов, вчера пришедших в Абидос, только-только стали просыпаться.

Женщина подождала, пока маленький, толстый матрос закончит выливать в Лаум переработанное пиво, и негромко окликнула:

— Эй, красавец!

Мужчина оглянулся, неторопливо поправляя набедренную повязку.

— Скажи, уважаемый, куда идет ваш корабль?

— В Каноб, красавица, — тонким, писклявым голосом ответил моряк.

«Евнух, что ли?» — подумала Мерисид, заметив одутловатость щек и неестественную бледность.

— А где ваш хозяин?

— В Амошкеле, — усмехнулся мужчина. — Келл-номарх, жизнь, здоровье, сила.

Женщина смутилась.

— Я хотела сказать капитан.

— Вон стоит на корме, — ответил толстяк, махнув пухлой рукой.

— Где? — не поняла собеседница.

— Сзади у рулевого весла! — раздосадованный её темнотой, пояснил матрос. И видя, что женщина по-прежнему ничего не понимает, ткнул грязным пальцем в нужном направлении.

— Видишь, в парике с блестящей заколкой. С писцом разговаривает.

— Ага! — обрадовалась Мерисид. — А как его зовут?

— Тебе зачем? — нахмурился толстяк.

171
{"b":"171967","o":1}