ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И часто здесь такое случается? — криво усмехнулась супруга.

— Бывает, — зевнул супруг, почесал брюхо и под недоуменными взглядами женщин сошел вниз. А госпожа со служанкой остались смотреть на растревоженный город.

Постепенно стихали крики, и гасли факелы. Пожар на горизонте съежился, превратившись в маленькое красноватое пятно. Абидос успокаивался после очередного чрезвычайного происшествия.

Анукрис и Самхия удивлено смотрели друг на друга.

— Откуда ты родом? — вдруг спросила хозяйка.

— Из Нирсаны, — поклонилась служанка. — Это деревня вниз по Лауму. Может быть, вам еще поспать, госпожа?

— Уже поздно, — отмахнулась та, и с грустью подумала: «Второй раз такое не приснится».

— Готовь воду.

— Да, госпожа.

Молодая женщина осталась одна, внезапно почувствовав тянувшую с реки сырость. Поежившись, стала спускаться вниз. Надо помыться.

Самхия плеснула из кувшина на руку молодой хозяйки и заботливо поинтересовалась:

— Не горячо?

— Хорошо, — кивнула Анукрис, наклоняясь. Служанка стала поливать на голову, смывая мыльную пену. Молодая женщина смотрела, как мутная вода с журчанием исчезает в узкой щели слива. Вдруг она громко хмыкнула. Испуганная служанка убрала кувшин.

Госпожа посмотрела не неё, улыбнулась, показав мелкие острые зубы.

— Что застыла? Лей! Еще не все мыло смыли.

И довольно засмеялась.

Чистая и посвежевшая сидела она перед зеркалом, и не глядя на суетившуюся Самхию, задумчиво проговорила:

— Тебе не кажется, что я какая-то слишком бледная?

— Что вы, госпожа! — бурно возразила служанка. — У вас прекрасный цвет лица и удивительно гладкая кожа.

— Ты думаешь? — Анукрис чуть повернулась, чтобы лучше разглядеть шею.

— Конечно, госпожа, — Самхия очистила тоненькую кисточку. — Все женщины Абидоса завидуют вам.

— Ты думаешь? — улыбнулась хозяйка. — Но все же я не в том положении, чтобы выделяться. Пойдешь на рынок, найди мне темную краску для тела.

— Вы пошлете меня на рынок, госпожа? — дрогнувшим голосом уточнила девушка.

— Мерисид пропала, — вздохнула та. — А из всех слуг я больше всего доверяю тебе.

— Спасибо, госпожа! — Самхия упала на колени и поцеловала руку Анукрис.

— Не благодари, — улыбнулась она. — У тебя будет много дел.

— Я все успею, госпожа! — глядя на неё влюбленными глазами, пылко пообещала служанка.

— Посмотрим.

Возвращения Самхии с нетерпением ждали все обитатели дома, кроме хозяина, необычно рано смотавшегося на службу. Гордая доверием новая старшая служанка привела торговца древесным углем. Пока они с садовником перетаскивали корзины в сарай, Самхия хранила многозначительное молчание. Но едва мужчина, кланяясь и благодаря, вывел со двора своего ослика, не выдержала и затараторила:

— Ночью напали на господина Амошаата…

— Кто это? — нахмурилась хозяйка.

— Помощник старшего писца сепаха, — смешалась служанка. — Возвращался с пира, когда на него напали четверо укров! Слуги хотели поймать, но они же черные! Вот и поднялся переполох.

— Их нашли? — спросила кухарка, отряхивая с ладоней гусиный пух.

— Нет, — покачала головой Самхия. — Сегодня мождеи и храмовая стража идут в пустыню искать их следы.

— Надеюсь, у них получится, — пробормотала Анукрис, подумав про себя: «И Алекс не попадется, он же очень храбрый и умный воин».

Успокоив себя, она спросила:

— Краску принесла?

— Все сделала, госпожа, — гордо поклонилась служанка.

— Пойдем, покажешь.

Хозяйка обмакнула палец в горшочек и, мазнув по щеке Самхии, отступила на шаг.

— Кажется, подходящая.

Служанка улыбнулась.

— Постой!

Анукрис размазала краску по лицу девушки.

— Отойди в угол.

В тени лицо Самхии казалось почти черным.

— Вот, посмотри на себя.

Девушка взглянула в серебряное зеркальце и испуганно охнула. Госпожа засмеялась.

— Если не нравится, иди, умойся.

Чуть не плача, служанка выбежала из комнаты. Келлуане считали светлую кожу признаком красоты, поэтому многие моряки привозили себе жен из Нидоса, а у вельмож Дельты в домах жило много белокожих наложниц.

Анукрис спрятала горшочек с краской на самое дно сундучка. Теперь нужно достать шерстяной плащ. Все остальное у неё уже есть.

Стук в дверь прервал размышления хозяйки.

— Кто там?

В комнату заглянул растерянный привратник.

— Госпожа…

— Что тебе?

— Там эта, — мужчина вытер нос. — Мерисид…

— Что Мерисид? — вскинула брови госпожа.

— Она пришла.

— Что?! — теперь на лоб полезли уже глаза. — Где?

— В саду.

Оттолкнув замешкавшегося Гебмоса, молодая женщина выбежала в коридор.

На песке у двери дома на корточках сидела бывшая танцовщица. Услышав шум, она подняла на Анукрис грязное, в ссадинах и потеках слез лицо. Без парика, с синяками на груди и грязных ногах, с черными пятнами на когда-то белой юбке Мерисисд выглядела хуже нидосской бродяжки.

— Госпожа, — всхлипнула она.

Глядя на предательницу, молодая женщина чувствовала, как в душе поднимается черная волна радости.

— Где ты была? — хрипло спросила Анукрис, сжав кулачки и с трудом удерживаясь от того, чтобы не вцепиться в её короткие, торчащие грязными пучками волосы.

— Меня похитили, госпожа! — заплакала Мерисид, жалобно и преданно глядя на неё. — Какие-то матросы, спрятали на корабле и насиловали. Я едва смогла убежать.

Еще пару дней назад молодая женщина могла бы ей посочувствовать, но сейчас весь опыт нидосской воровки буквально криком кричал: «Она врет!»

Госпожа обвела горящими от гнева глазами столпившихся вокруг слуг.

Те с жалостью смотрели на несчастную Мерисид. Гебмос, крякнув, отвернулся, а кухарка плакала, вытирая слезы широкой, изломанной работой ладонью.

С трудом подавив ярость, Анукрис процедила сквозь зубы.

— Приведи себя в порядок, умойся. Скоро придет господин ему все и расскажешь.

Молодая женщина отвернулась и клокочущим от гнева голосом бросила:

— А завтра, если он сочтет нужным, сходите в Дом людей. Пусть мождеи найдут и накажут преступников.

— Госпожа! — с надрывом вскричала служанка и, рухнув на порог, зарыдала.

Чтобы не сорваться в скандал на глазах стольких людей, Анукрис бегом бросилась в свою комнату, где разразилась потоком брани, схватила со стола зеркало и запустила им в стену. Грохот металлического листа привел её в чувство.

В комнату робко заглянула Самхия.

— Пойдем со мной, надо осмотреть вещи господина.

— Да, госпожа, — мышкой пискнула служанка, распахивая перед ней дверь.

«Сюда, наверное, не заглядывали лет десять!» — поморщилась хозяйка, откидывая крышку сундука.

Часть вещей Анукрис сразу же отправила в стирку, остальные приказала вывесить в тени, чтобы выветрился запах затхлости.

Закончив разборку и успокоившись, госпожа приказала Самхии принести гранатового сока и поднялась на второй этаж. Усевшись в тенечке на свое любимое кресло, Анукрис стала смотреть на изнывавший от полуденной жары город.

С заднего двора доносился аппетитный запах жареного гуся. Молодая женщина сглотнула слюну, хотя в такую погоду жирного совсем не хотелось. Лучше оставить его на ужин, а в обед ограничиться салатом с булочками. Если, конечно, дорогой супруг не заявится. Этот проглот жить не может без мяса. Анукрис поморщилась, думать о Небраа совсем не хотелось.

Снизу донеслись тихие шаги. Но вместо Самхии пришла Мерисид.

— Ваш сок, госпожа.

Она успела вымыться, переодеться и надеть новый парик. На перенесенные испытания указывали только многочисленные синяки да нездоровая бледность кожи.

— Я не буду больше пить из твоих рук, — покачала головой хозяйка, отодвигая протянутый бокал.

— О чем вы, госпожа?! — в глазах служанки блеснули слезы.

— О том самом, предательница! — фыркнула Анукрис и, подавшись вперед, жарко зашептала. — Вижу, золото Алекса не пошло тебе впрок! Колом в глотке встало! Или еще где?

180
{"b":"171967","o":1}