ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как вы можете так говорить? — зарыдала Мерисид, выронив бокал.

— Не трудись, сколопендра! — брезгливо скривила губы госпожа. — Я в Нидосе не такие представления видела!

— Нам лучше не ссориться, госпожа, — со слезами на глазах и с нескрываемой угрозой в голосе проговорила служанка.

Анукрис вскочила и встала перед ней, сжав кулачки.

— Думаешь, я тебя боюсь, змея?

— А надо бы! — бывшая танцовщица нависла над хрупкой хозяйкой. — Я только слово скажу, и ты вслед за Тусетом пойдешь!

— Ой, как страшно! — притворно всплеснула руками госпожа. — С чего бы это?

— Забыла, кто прячется в старом храме? — прошипела Мерисид. — Пять дебенов золота мне не лишние.

— И долго ты после этого проживешь, дура?

Бывшая танцовщица отстранилась.

— Это почему?

— Прирежут тебя как Ренекау! Думаешь, они не догадаются, что тебе известно, кто на самом деле убил Нефернут?

Но многоопытную танцовщицу, выросшую среди жреческих свар, оказалось не так-то легко смутить.

— Я могу сделать это и не сама!

— Попробуй! — дернула плечами Анукрис. — Если жить надоело!

— Ты мне грозишь, малявка? — прищурилась Мерисид.

— Ага! — госпожа уперла руки в бока. — Старая карга!

— Я все равно останусь старшей служанкой! — чуть дрогнула бывшая танцовщица.

— Оставайся, паучиха! — молодая хозяйка оскалилась. — Тебе же хуже. Только ко мне больше не лезь! Не хочу тебя видеть.

Она вернулась в кресло и, закинув ногу на ногу, стала смотреть мимо служанки.

— Если Алекс прав, тебя это не спасет. Как и всех нас.

Мерисид подняла бокал, отряхнув остатки сока.

— Что было, то прошло, госпожа, — тихо проговорила она. — Не гони меня.

Анукрис сжала зубы, ноздри её четко очерченного носа гневно раздувались.

— Я могу помочь, госпожа, — тихо и вкрадчиво продолжала бывшая танцовщица. — Узнаю все, что он просил… Только вот золота у меня больше нет.

Хозяйка посмотрела на неё чуть спокойнее.

— Без меня вам не найти убийц Нефернут. Я знаю всех в этом городе.

— Ты нас предала.

— Неправда, госпожа! — резко возразила Мерисид. — Я не выдала вас!

— Только обворовала, — горько усмехнулась Анукрис.

— Мы связаны общей тайной, госпожа, — продолжала уговаривать служанка, чувствуя колебание хозяйки. — И кто присмотрит за Алексом?

Сделала она попытку улыбнуться.

— Он больше не нуждается в твоей заботе, — ядовито усмехнулась хозяйка.

— Откуда ты знаешь, госпожа? — вскинула брови бывшая танцовщица.

— Я видела его и рассказала о твоем предательстве!

— Ты была в храме?!

— Представь себе! — Анукрис откинулась на спинку. — И господин Небраа об этом знает.

Первый раз за время их разговора Мерисид смешалась. Кажется, зря она думала, что госпожа без неё ни на что не способна.

Какое-то время они молчали.

Хозяйка задумалась, в волнении скусывая помаду с губ.

— Как я могу тебе верить?

— Я хочу жить, госпожа, — тихо проговорила служанка.

— Хорошо, ты будешь старшей служанкой, — Анукрис отвернулась. — Завтра утром я дам тебе золото. Купи все, что он заказывал… Кроме парика. Я его уже нашла.

— Слушаю, госпожа, — не скрывая облегчения, Мерисид поклонилась.

Вернувшийся поздно вечером господин Небраа едва не прослезился, услышав душераздирающую историю о коварном похищении старшей служанки подлыми матросами. Жаль только, что несчастная женщина от удара по голове и переживаний так и не могла вспомнить ни имен насильников, ни того, куда они направлялись. Слуги, ставшие свидетелями трогательной встречи, хлюпали носами и вытирали глаза. Одна Анукрис, как ни старалась, так и не могла выдавить из себя ни одной слезинки.

Господин пригрозил завтра же сходить в Дом людей и подать жалобу судье, супруга мягко напомнила, что он не знает, где и кого искать. Тогда Небраа снял с плеча витой золотой браслет и торжественно надел на руку служанки.

— Анукрис! — провозгласил он, грозно сведя брови. — Мерисид надо новое платье и парик.

— Конечно, — легко согласилась жена. — Завтра же она пойдет на рынок и все купит.

— Если конечно ты дашь еще немного золота, — добавила она.

Супруг гордо вскинул голову.

— Я найду, чем отблагодарить Мерисид!

Та заплакала. Анукрис отвернулась и скрипнула зубами.

Небраа обнял служанку и повел в комнату, которую ранее занимал его брат.

— Теперь ты будешь жить здесь! — сказал он, и хмуро взглянув на супругу, добавил. — Пока Исид не подарит нам сыновей.

Бывшая танцовщица рухнула на колени и стала осыпать пухлую ладонь господина поцелуями. Он погладил её по плечу, масляно улыбаясь.

— Отдыхай, залечивай свои раны.

— Что делать с этим? — хмуро спросила Анукрис, кивнув на сундуки.

— Разбери, что там, — Небраа не открывал взгляда от коленопреклоненной Мерисид. — Драгоценности и хорошую одежду убери в кладовую, а что похуже отдай слугам. У нас сегодня праздник.

— Какой? — усмехнулась супруга.

— Боги вернули в дом нашу лучшую служанку.

Не в силах смотреть на это, молодая женщина воздела очи горе и, покачав головой, оставила господина с «лучшей служанкой», плотно прикрыв за собой дверь.

За ужином супруг был необычайно благодушен и весел, словно не его брат ожидал смерти в самой глубокой камере Абидосской тюрьмы. Смеясь, он рассказывал, что никто и не думал нападать на Амошаата. Пара воришек-укров пытались ограбить дом ювелира, но их услышала собака и подняла тревогу. Они перелезли через стену и свалились прямо на голову вусмерть пьяному помощнику старшего писца сепаха, которого слуги тащили домой с пира. Те сдуру решили, что кто-то пытается напасть на их господина, и подняли тревогу, перепугав весь город.

— Значит, весь этот шум, пожар и суета из-за двух воришек? — удивилась Анукрис.

— Разве ты забыла пословицу? — усмехнулся Небраа, сытно рыгнув. — И маленькая мышь может вызвать большой переполох.

Глава IV. Свежие новости и новые трупы

На лицах окружавших меня людей удивление сменилось ужасом. Со всех сторон послышались крики. Толпа попятилась.

Герберт Уэллс
Война миров

К Александру вновь вернулась жажда. Слишком мало вина оставалось в том кувшине. Хорошо еще он догадался спрятаться в доме, чьи толстые стены хранили прохладу даже в такую жару. Юноша вновь попытался покатать камешек во рту, но это уже слабо помогало. Раздосадованный Алекс заткнул крошечное окно под самым потолком какими-то тряпками, ему казалось, что в темноте не так хочется пить. Отыскав в соседней комнате две доски, он бросил их на глиняный пол за подиумом и улегся на них, прикрывшись старой циновкой. Несмотря на жажду, Алекс все же заснул, уткнувшись носом в холодную стену.

Проснулся он резко, словно от толчка, сразу догадавшись, что в доме кто-то есть.

— Иди сюда! — кого-то позвал негромкий мужской голос. — Здесь, кажется, почище.

— Тут так темно! — тихо вскрикнула женщина.

— Свет твоих прекрасных глаз разгонит любую тьму!

— Но это дом колдуна…, — все еще колебалась собеседница.

— Но в саду так жарко, дорогая…

— И ты не придумал ничего лучшего, как притащить меня сюда? — ядовито усмехнулась женщина.

— Что же мне еще оставалось делать, дорогая? — в голосе мужчины проскользнуло раздражение. — Кто же знал, что Караубису вздумается прийти обедать? Хорошо еще сестра нас предупредила.

— А если слуги расскажут ему про меня?

— Этого не случится, о тонконогая собака моего сердца! — пылко возразил кавалер.

«Ну, ничего себе, комплимент, — улыбнулся пересохшими губами Александр. — Он же её сукой назвал!»

— Тогда они лишатся моих подарков, которые я дарю им после каждого нашего свидания!

«Ого! Да тут серьезные отношения,» — вновь не удержался от мысленных комментариев Алекс.

— У меня и для тебя кое-что есть, — нежно проворковал мужчина. — Вот.

181
{"b":"171967","o":1}