ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вслед за ним раздался короткий вскрик, а дальше сплошное: «Бу-бу-бу-бу».

«Маленькая, а тяжелая», — юноша крякнул и перехватил веревку поудобнее, с края ямы сорвался потревоженный обломок величиной с яблоко, послышался короткий вскрик.

«Уж не прибил ли я её?» — встревожился Александр и перевел дух, услышав бормотание, слившееся в сплошной поток непонятных звуков.

«Что там у них, вечер воспоминаний что ли?» — поморщился он, мышцы затекли, а переменить положение тела парень не рискнул, опасаясь вызвать новый обвал.

Веревка дернулась раз, другой, третий.

— Наконец-то! — с облегчением пробормотал юноша.

С привычным упорством он стал вытягивать повисшую в трубе Айри. Вдруг что-то стукнуло, и веревка встала. Алекс присел, собираясь рвануть изо всех сил, но тут из дыры послышался взволнованный голос его спутницы.

— Подожди! Я застряла!

Юноша присел на одно колено и перекинул веревку через плечо.

Грохот сыпавшихся кирпичей заставил его сморщиться как от зубной боли.

Веревка натянулась. В наступившей тишине Александр ясно различил доносившиеся из-за стены звуки человеческих голосов.

«Братва проснулась», — решил парень и отчаянно заработал руками.

Он уже слышал тяжелое дыхание Айри, когда край ямы рухнул, взметнув облако пыли, и несчастная опять застряла

Отплевываясь, фыркая и матерясь, Александр увидел торчащие из мусора маленькие ступни, одна из них мелко дрожала.

— Айри! — вскричал он и, обмотав вокруг пояса веревку, бросился откапывать заживо погребенную спутницу.

Снизу донесся глухой стон. Обливаясь потом и ломая ногти, Алекс разбрасывал во все стороны обломки, словно голодная лиса, почувствовавшая мышиную норку.

Показались округлые, покрытые царапинами и ссадинами колени. Парень обхватил их и выдернул Айри словно пробку из бутылки. В освободившийся проем с радостным шумом устремился мусор, пыль и обломки.

Александр рухнул на землю, молодая женщина упала сверху, навалившись животом ему на лицо, и часто закашляла.

— Алекс! — она уселась ему на грудь и стала протирать запорошенные пылью глаза.

— А ты кого ждала? — привычно буркнул он. — Дедушку с мешком подарков?

— Мой дедушка давно умер, — отплевываясь, возразила Айри.

— Ты бы встала, — крякнул парень, чувствуя себя некомфортно в такой странной позиции.

— Зачем? — хихикнула сквозь кашель спутница.

Юноша отвел взгляд от её перепачканного тела, покрытого синяками и ссадинами, различимыми даже в темноте, и вдруг заметил на кустах желтоватый пляшущий отблеск.

— Кто-то идет, — сказал он и, взяв Айри за талию, мгновенно поменялся с ней местами. — Тихо.

Александр поднялся, быстро развязав веревку. Спутница осталась лежать, зажимая рот ладонью и отчаянно стараясь не закашлять.

Юноша заглянул за угол.

Держа в одной руке тускло горевшую ветку, а другой — опираясь на костыль, вдоль тюремной стены шкандыбало существо, в темноте очень похожее на сарумановского орка из кинофильма «Властелин колец».

Оно приближалось, негромко бормоча себе под нос:

— Опять собака провалилась. А я говорил! Я предупреждал. Давно надо было эту дыру засыпать. Никому ничего не надо.

За спиной глухо закашляла Айри, а сторож уже в трех шагах.

«Уйти не успеем, — понял Алекс. — Заорет, весь город поднимет. Будет, как вчера».

Юноша вытащил меч, шагнул за угол и быстрым движением ткнул человека в грудь. Тот выронил факел, утробно икнул и завалился назад. Александр вытер клинок о спутанные, сальные волосы и прислушался. Из окон тюрьмы доносились негромкие голоса.

«Пора сматываться», — возвращая клинок в ножны, подумал он.

Айри прокашлялась и теперь вовсю терла глаза.

— Пошли, — скомандовал юноша, беря её за локоть и помогая подняться.

— Кто там? — спросила она.

— Уже никого, — буркнул Алекс, заметив, что спутница морщится и прихрамывает. — Показывай дорогу.

С этими словами он взял её на руки и перебросил через плечо.

— Туда! — с трудом повернув голову, махнула рукой Айри.

Пробежав пару сотен метров по запутанным улочкам, Александр поставил её на ноги и спросил:

— Что сказал Тусет?

— Он спятил! — ответила молодая женщина, с болезненной гримасой потирая ногу.

— Не понял? — юноша стащил с головы черный капюшон.

— Бормочет какую-то чушь о червяках, геданах и о грозном Мосайхе.

— Разве он не говорил, как нам его освободить? — удивился Александр.

— Нет! — Анукрис закашлялась и замахала руками. — Тусет не велел ни в коем случае этого делать!

— Почему? — не на шутку удивился Алекс. Это как-то не походило на жреца.

— Сказал, что слишком стар, и много видел, чтобы бояться смерти.

— Но мы же должны что-то для него сделать?! — вскричал юноша.

Молодая женщина подняла плохо различимое в темноте лицо.

— Если у нас получится разоблачить заговор, Тусет просил сделать ему циир и положить в гробницу Нефернут.

Парень вздохнул.

— Рассказывай по порядку.

— Пойдем к каналу, — махнула она рукой. — А то еще мождеи припрутся.

Признавая справедливость этих опасений, Александр кивнул.

— Я провожу тебя до дома.

Похромав немного, спутница постепенно «разошлась». Тюрьма осталась далеко позади, и с той стороны пока не доносилось ни звука. Хотя парень прекрасно знал, сколь хрупка и ненадежна эта тишина.

Усевшись на склон у самой ограды, Айри взяла его под руку и, прижавшись плечом, заговорила:

— Тусет точно спятил, хотя я сначала не поняла. В саму темницу не попасть, там слишком узко, и каменная плита мешает. Я стала его звать. Он так испугался!

Молодая женщина нервно хихикнула и прижалась еще теснее.

— Решил, что это духи тех, кого там мучили, пришли за ним. А когда узнал, обрадовался и даже заплакал…

— Документы, — напомнил Алекс.

— Ты же сам велел подробно! — обиделась Анукрис.

— Хорошо, — юноша посмотрел на небо. Судя по звездам, до рассвета еще пара часов. Время есть.

— Тусет спрятал их в посохе!

Юноша вспомнил эту палку. Высотой чуть выше человеческого роста. Диаметром в сантиметр снизу, где медный наконечник, он постепенно расширялся до трех — четырех наверху, где располагалась грубо вырезанная голова кобры. Плотное серо-коричневое дерево с тремя или четырьмя поясами иероглифов.

— Он сказал, что там спрятан донос Минхотепа и записка Аппия Тулла Апера к наместнику.

— Кто такой Апий Тулл?

— Нидосский богач, — выковыряв из носа ком грязи, разъяснила Айри. — Один из самых богатых и самый скупой. Про него куча анекдотов ходит.

— А где посох? — поморщился Александр.

— Наверное, в храме, — пожала плечами спутница. — Это же один из знаков второго пророка.

— Послушай! — встрепенулся он. — Если эта вещь старинная, то жрецы должны знать о тайнике в ней!

— Нет, — покачала головой молодая женщина. — Посох или кладут в гробницу пророка, или передают по наследству.

— Это как?

— Когда жрец перестает быть пророком, он отдает свой знак приемнику, — терпеливо пояснила она. — Тусет так его и получил. Его предшественника перевели в столичный храм живого бога, жизнь, здоровье, сила.

— Все ясно и понятно, — юноша посмотрел ей в лицо. — Но с чего же ты решила, что он спятил?

— Да ты послушай, что он дальше понес! — Айри положила ему на плечо подбородок. — Про гедан, время которых ушло не начавшись. Потом стихи про червяков начал читать.

— Стихи?! — Александр отстранился.

— Ага, — она кивнула. — Раз пять повторил, велел запомнить обязательно.

Молодая женщина полуприкрыла глаза.

У нас сотни лиц и десятки имен,

Мы те, кто идет вам на смену.

Ваш мир умирает, мы черви на нем,

Незримо творим перемены.

— Весело, — поежился юноша. — Это все?

184
{"b":"171967","o":1}