ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Хорошо, я согласен, — кивнул Мирагнеш. — Теперь убери нож от этого места!

— Чуть позже, — пообещал Александр. Скосив глаза, он отыскал амулет в виде жука с прозрачными крылышками из горного хрусталя.

— Я возьму на время одну вещь. Клянусь всеми богами, она вернется к тебе, если ты сделаешь все правильно.

— Ну, что тебе еще нужно? — взмолился келлуанин.

Юноша схватил амулет.

— Только не это! — возопил извозчик мумий.

— Не переживай, это вредно для твоей мужской силы, — покачал головой Алекс. — Я не собираюсь лишать тебя магической защиты. Помоги Небраа, и священный жук к тебе вернется. Он мне не нужен. Но если ты попробуешь меня обмануть, его найдут возле трупа одного из уважаемых людей. А он один на весь Абидос. Так ведь?

— Так, — затравленно прошептал Мирагнеш, и Александр почувствовал острый запах пота.

— Снимай, — приказал Александр, приставив метательный нож к его боку. — Отлично!

Юноша перехватил рукой с ножом кожаный ремешок амулета и отступил на шаг.

— Иди, и помни о нашем разговоре.

С этими словами он развернулся и торопливо зашагал по переулку. За его спиной келуанин с тихим стоном сполз вниз по стене.

Очень скоро Александр затерялся в извивающихся улицах, выбрал уголок потемней и стал переодеваться. Облачившись в привычный черный костюм, он выждал еще час, сидя в густой тени стены, и направился к дому Тусета. Сегодняшнюю ночь и завтрашний день он решил провести там. Программа на сегодняшнюю ночь выполнена, и юноша мог спокойно поразмыслить над тем, что делать дальше.

Дорогой ему попался патруль гвардейцев сепаха. Как и вчера, воины весело болтали, абсолютно не интересуясь тем, что происходит вокруг. Брошенная усадьба встретила его как старого знакомого. Словно прикованный к кровати инвалид, которого бросили друзья и подруги, еще вчера уверявшие в своей дружбе и любви. Пока темно юноша решил устроиться на веранде в тени разрушенной стены, глядя на яркую россыпь мерцающих на темно-синем небе звезд. Пусть засада ждет его в храме Баст, у них ума не хватит отыскать тайник. А вот ему нужно, во что бы то ни стало, туда попасть. Там спрятаны флаконы с волшебными зельями Энохсета. Хотя, вряд ли стражники просидят там долго. Рано или поздно уползут, а если нет, им же хуже. Александр отогнал от лица ночную бабочку с мягкими черными крыльями. Еще необходимо решить, что делать с Айри? Шесть лет на каменоломнях это круто, даже для здорового мужика, а тут сопливая девчонка. Конечно, есть надежда, что Небраа сумеет добраться до этого самого Птаххотепа, тот доложит о безобразиях живому богу келлуан, и владыка могучей мышцей защитит невинных и накажет преступников. В этом случае заключение Айри долго не продлится. Но, что если толстяк попадет в придворные жернова и навсегда упокоится где-нибудь в тихом омуте Лаума? Тогда Алексу точно не выбраться из этой страны. Рано или поздно поймают. Нужно срочно проработать запасной вариант спасения любимой тушки. Проще всего сесть на корабль и плыть до Нидоса. Но куда деть капитана и матросов? Перерезать! А кто будет управлять судном? Одному никак не справиться. Юноша вздохнул. А если прихватить с собой Айри? Александр хмыкнул. Девчонка местная. Вдвоем можно попробовать добраться до Дельты посуху, а там своровать подходящую лодку и в Нидос! В этой человеческой клоаке их никто не отыщет. Да и искать не будут. Теперь Айри преступница, фактически осужденная на смерть. Домик с садиком, слугами и туповатым мужем накрылся медным тазом. Если жить захочет, сбежит с ним. Правда, он уже пробовал путешествовать с девчонкой по незнакомой стране, и ничего хорошего из этого не получилось. Но тут уже у него нет выбора. Подходящие парни ему что-то не попадались? Едва подумав об этом, Алекс чуть не закашлялся и почувствовал, как начинает краснеть. «Только мальчиков тебе и не хватает, праативный! — шлепнув на щеке комара, подумал юноша со злостью. — Нужно выяснить, где находятся эти каменоломни, и как туда добраться».

Анукрис казалось, что последние полгода её жизни были прекрасным наваждением. Добрый Тусет, храбрый Алекс, большой сад, слуги, прекрасный дом с мягкой удобной постелью и чистой одеждой, все это оказалось сном. И проснувшись, она вновь оказалась в одном из Нидосских подвалов, где часто пряталась от городских стражников и бандитов. Тьма, холод и какие-то мерзкие насекомые ползают по кирпичным стенам.

Девушка села, закутавшись в одеяло. Забытое прошлое вернулось. Боги поступили как негодные мальчишки из детства Анукрис. Угостив её чем-нибудь вкусным, они вырывали лакомство из слабых ручонок и начинали жадно жрать, наслаждаясь разочарованием и отчаянным ревом малявки.

На глаза, как тогда, стали наворачиваться слезы. Она шмыгнула носом и, услышав шум, поняла, что кто-то тихо спускается по лестнице. За решеткой дверного оконца мелькнул робкий огонек светильника. Молодая женщина вжалась в стену, обхватила колени руками и от ужаса закрыла глаза.

— Может, зайдем? — раздался знакомый голос Аататама — Я с ней так и не позабавился.

— Нет! — решительно возразил второй голос. — Тебе только начать, потом не остановишься, а у нас мало времени. Господин приказал все сделать быстро.

— Эх, жаль! — вздохнул мождей, и мужчины прошли мимо.

«Куда же они?» — с облегчением и недоумением подумала Анукрис.

Откуда-то снизу донесся скрип дверных петель и чей-то дребезжащий голос.

«Господин Тусет! — догадалась девушка. — Они хотят его убить!»

Внизу родился и тут же оборвался робкий крик. Анукрис зарыдала, зажимая рот руками.

— Что он там орал? — разобрала она голос Аататама.

— Что-то о мстителе Сета, — со смехом отозвался второй. — Старый дурак!

Не останавливаясь возле её двери, они стали подниматься по лестнице.

Узница проплакала до утра. Когда на стене появилось серое пятно от проникавших в узкую щель солнечных лучей, явился хмурый тюремщик.

Даже в полумраке Анукрис разглядела нездоровую бледность его лица и темные круги под глазами.

— Пошли, — коротко приказал он. — Пора на суд.

Она встала с лежанки, оправила юбку и зачем-то аккуратно сложила одеяло.

— Барахло свое тоже забирай, — сказал молодой человек, морщась. — Сюда ты больше не вернешься.

Посторонившись и отведя в сторону руку с горящим светильником, Гебту пропустил её вперед и, закрыв дверь на засов, легонько толкнул к лестнице.

Щуря отвыкшие от дневного света глаза, Анукрис шла между двух решеток, а узники провожали её сочувственными или непристойными криками. Но рук никто не протягивал. Хмурый тюремщик шел сзади, держа наготове палку, которую то и дело пускал в ход.

— Пусть будут благосклонны к тебе великие боги и мать Исид! — нагнал её у выхода чей-то голос.

— Мститель Сета спасет тебя, девочка.

Молодая женщина вздрогнула, а Гебту обернулся и громко рявкнул:

— Кто тут такой горластый? Вот я ему покажу мстителя кнутом!

В коридорчике стояли еще четверо арестантов с пожитками, готовых вместе с ней отправиться на суд. Двое незнакомых мождеев сидели на лежанке, лениво обсуждали чей-то проигрыш в клетки. Увидев Анукрис, они встали. Один из них пересчитал узников по головам и протянул тюремному сторожу кусок пергамента.

— Выходи, шакальи объедки! — скомандовал другой, открывая входную дверь.

Солнце еще только начинало восхождение к полуденной вершине. Пользуясь утренней прохладой, люди торопились сделать свои дела до наступления жары, и улицы оказались заполнены спешащими горожанами.

— Пошли! — махнул рукой стражник и зашагал впереди процессии. Второй шел сзади, наблюдая за заключенными. Те двигались плотной кучей, то и дело толкая друг друга. Девушка шла, крепко прижимая к груди корзинку с остатками еды и свернутым одеялом. Иногда кто-нибудь из знакомых окликал узника, и они успевали обменяться парой фраз, пока проходили мимо. Или пока мождей не пускал в дело кнут, если ему казалось, что они идут слишком медленно.

222
{"b":"171967","o":1}