ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кто-то доказывал, что приказано обыскать весь город, а оппонент возражал:

— Калитка заложена, ворота завязаны!

— Ломайте, разбирайте, — стоял на своем первый голос. — Вдруг Небраа перелез через стену?

В ответ на это предположение грохнул дружный хохот грубых мужских голосов.

— С его пузом только по земле ползать! Здесь и акробат шею сломит! Ты сам то перелезешь?

— Молчать! — прервал галдеж командирский бас. — Ломайте калитку!

«Ну, вот и все! — подумал Алекс. — Отбегался, отпрятался!»

Он скрипнул зубами. И меча как назло под руками нет, и зелье Энохсетово в тайнике осталось. У него только руки да два метательных ножа, а это в серьезной драке не оружие. Прирежут как куренка! Растерявшись на мгновенье, юноша прокрался к разрушенной каморке привратника. В ходе так и не законченного ремонта строители её сломали. Одна из глинобитных стен упала на землю, и под ней образовалась узкая темная щель, а лежащий рядом большой обломок мог легко её прикрыть. Схватив валявшуюся рядом длинную корявую палку, Александр пошуровал в темноте, опасаясь змей и с тревогой прислушиваясь, как недовольно бурчавшие стражники ломают свежую кладку, стал вползать в узкое пространство ногами вперед. Он успел прикрыть лаз в свое убежище куском стены, прежде чем калитка вылетела, выбитая чьим-то могучим ударом. Парень приник одним глазом к маленькой щели и увидел трех гвардейцев сепаха с мождеем, оглядывавших двор.

— Ну, и что здесь смотреть? — спросил один из воинов.

— Дом и сад, — буркнул мужчина в одежде писца и, махнув глазами по развалинам клетушки привратника, заспешил в дом.

Юноша перевел дух и тут почувствовал, как кто-то, перебирая многочисленными лапками, ползет у него по ноге. Ощущение оказалось настолько мерзким, что он с трудом удержался, чтобы не вскрикнуть. Насекомое деловито взобралось на ягодицы, потом сложным маршрутом двинулось по обтянутой костюмом спине и, не доползая плеча, исчезло, очевидно, шмыгнув в какую-то трещину.

Алекс перевел дух, чувствуя, как начинает потеть то ли от духоты, то ли от пережитого страха. Какое-то время он не слышал ничего кроме плохо различимых возгласов.

— Ничего нет, господин Карахафр! — донеслось откуда-то со стороны погибающего сада.

— В кладовой тоже пусто! — подхватил другой голос.

— Все вынесли, крохоборы, — послышался недовольный голос писца. — А дом хороший.

— Что теперь с ним будет, господин? — поинтересовался мождей. — Оба брата колдуны.

— Завтра надо будет здесь все переписать, — ответил писец. — И прислать слуг, чтобы навели порядок, а то сад того и гляди засохнет.

— А можно мне его пожаловать, господин? — не отставал настырный стражник.

— Пиши прошение живому богу, жизнь, здоровье, сила, — чихнув, проговорил Карахафр. — Отнеси в Дом людей. Может, что и получишь. Наш повелитель щедр.

Он еще раз чихнул и, высморкавшись, скомандовал:

— Хватит болтать! Пошли к соседям!

Досмотровая группа торопливо покинула усадьбу.

Александр опустил голову на сложенные руки и перевел дух. Хорошо, что обыск проводили не слишком тщательно. Иначе стражники отыскали бы в доме и бурдюк с водой, и прочие следы его недавнего пребывания.

Прислушавшись, он различил недовольный женский голос, глухое мужское бормотание и грохот глиняной посуды. «У госпожи Хатанук убытки», — усмехнулся юноша, устраиваясь поудобнее.

Он рискнул отодвинуть обломок, закрывавший щель, только когда жара и духота стали совершенно невыносимы. Выглянув из-за угла разрушенной каморки привратника, Алекс разглядел в дверной проем кусок пустынной улицы. У разбитой калитки валялись кирпичи и куски досок. Вытащив затекшее от долгого лежания тело, юноша пробрался в сад, а уж оттуда в дом, где сбросил пропотевший костюм и, достав из-под обломков бурдюк, сделал глоток теплой, противной воды. Вот теперь можно и отдохнуть. Вряд ли его сегодня еще раз побеспокоят. Но больше здесь прятаться не придется. Похоже, усадьба переходит в собственность государства, значит, кто-то будет за ней приглядывать. Жаль терять такое местечко. И в храме Баст засада. Дом Небраа остался единственным убежищем, где он может спрятаться. Вот только место это Александру очень не нравилось.

Кажется, пришло время покинуть город. Он достаточно загорел, чтобы с первого взгляда сойти за келлуанина. Да и с порядками здесь более-менее разобрался. Осталось только выяснить маршрут до Уразских каменоломен, прихватить заначку из тайника храма, и прощай Абидос. Или, по крайней мере, до свидания.

Лишний раз укрепившись в этой мысли, юноша заснул. Пока он спал, кто-то загородил калитку связанным из тонких палок щитком. Алекс не стал лишний раз рисковать, карабкаясь по стенам, а, аккуратно перерезав веревку, выбрался на пустынную улицу.

Мерисид добросовестно исполнила его поручение. Меч лежал на дне лодки, прикрытый куском травяной циновки. Кроме того, добрая служанка оставила ему завернутые в листья тонкие лепешки и чашку каши. Перебравшись в тень кустов, юноша с удовольствием подкрепился, сполоснул посуду, в последний миг вспомнил о крокодилах и резво отскочил от края воды. Выругавшись, поспешил к забору и тут заметил две темные фигурки, крадучись пробиравшиеся вдоль канала. «Кто бы это мог быть?» — растерянно подумал юноша. По габаритам они явно не тянули на мождеев.

Вдруг один из неизвестных остановился. Второй обернулся и стал что-то с жаром доказывать, постепенно повышая голос.

— Мы только посмотрим! — говорил он знакомым голосом. — Если он там, завтра с утра пойдем в Дом людей!

— Я боюсь, он колдун! — отозвался второй. Судя по всему, совсем мальчик или девушка. — Он умеет притворяться невидимым!

— Да с чего ты взяла!

— К ним стражники сегодня заходили и никого не нашли!

— Дура! Это днем он прячется, а ночью выходит! Я видел вчера ночью в доме огонь. Чего это Мерисид по ночам масло жжет?

И тут Александр вспомнил, кому принадлежит этот голос. Помощник жреца-чтеца Карасет! Вот так встретились! И чего этому недоумку здесь нужно.

— Вот и иди один! — стояла на своем девушка. — Ты мужчина или нет?

— Я не заберусь на стену! — чуть ли не в полный голос вскричал помощник жреца-чтеца. — А ты легкая. Я тебя подсажу…

— Мы так не договаривались! — не осталась в долгу его спутница. — Ты сказал: «Посмотрим». А сам хочешь послать меня ночью в сад колдуна!

— Тише! — шикнул парень. — Ну, хорошо. Поможешь мне залезть, и все!

Алекс вспомнил, что Мерисид обещала всю ночь жечь светильник в обеденном зале. Что если этот дурачок вновь углядит огонек? Или спросонья служанка примет Карасета за Алекса? Эту парочку нужно срочно прогнать. Юноша нашарил на земле камень и кинул в канал. Громкий всплеск прорезал нарушаемую одними цикадами тишину. Девушка вздрогнула и крепко вцепилась в руку своего спутника.

— Успокойся, — еле слышно прошептал он. — Это рыба.

Новый камешек и еще один всплеск.

— Это крокодил! — пискнула подруга Карасета.

— Он сюда не придет, — парень почти силком потащил её вдоль забора.

Не на шутку рассердившись, Александр кинул камень в стену. Он ударился впереди парочки, и они синхронно присели.

— Что это было? — голос девушки дрожал от страха.

Ответ её спутника Алекс не разобрал. Но она вдруг вырвала свою руку и бегом бросилась прочь. «Минус один», — удовлетворенно подумал юноша. Вдруг у него за спиной что-то плеснуло. Александр торопливо отодвинулся в сторону. Карасет очевидно заметил в черной тени какое-то движение. Он тихо взвизгнул и помчался вслед за подругой. «Минус два в нашу пользу», — усмехнулся Алекс и поспешно бросился к забору, подальше от воды.

Поскольку паршивец удирал молча, не делая даже попытки поднять тревогу, юноша решил, что ночью сюда вряд ли кто придет. С всегдашними предосторожностями пробравшись в сад, он без труда разглядел серый прямоугольник двери. Служанка не обманула. В глубине коридора угадывался робкий огонек светильника.

Алекс осторожно вошел в пустынный зал. Мерисид спала, разметавшись по одеялу. Её лицо покрывали капли пота, смуглое тело вздрагивало, а губы дергались, будто она кричала во сне. «Кошмары», — догадался юноша и тихонько подул ей на лицо. Служанка открыла глаза с огромными зрачками, увидела склоненного над ней Александра и вдруг, крепко обняв его за шею, разревелась. Ошалевший парень помог ей сесть и, гладя по плечам, стал утешать как маленького ребенка.

225
{"b":"171967","o":1}