ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Глупая! Ты только начинаешь узнавать, что такое страх.

Копье чуть дернулось.

Её спутник схватил за него и потянул вниз. Часть стены опустилась, и из черного прохода выступило чудовище.

Глава III. Каждый получает то, чего достоин

Лесса проснулась от холода, но не того — привычного, исходившего от вечно сырых каменных стен.

Это был холод предчувствия опасности, Беды худшей, чем та, что десять Оборотов тому назад загнала ее, всхлипывающую от ужаса, в зловонное логово стража порога.

Энн Маккефри
Полет дракона
Цикл «Всадники Перна»

Сетиер очень хотел, чтобы праздничные мероприятия, посвященные ведению его в сан Верховного жреца, затмили в памяти горожан торжества по поводу возвращения Бронзовой книги и заставили людей навсегда забыть Тусета, и все что с ним связано.

Присутствие на церемонии сепаха и наместника живого бога в Нидосе ясно демонстрировало полную поддержку его со стороны местных властей. А золотая пластина с указом Келл-номарха убедила последних сомневающихся в благорасположении к будущему верховному жрецу Сета и самого владыки.

Правда, кое-кто из пожилых горожан робко обращал внимание на малочисленность столичной делегации, состоящей всего лишь из нескольких старших писцов Великого дома. Но и тут имелось свое объяснение, широко известное в узких кругах. По глухим слухам, долетавшим в провинцию из столичного Амошкела, самочувствие государя Гебхотепа III, жизнь, здоровье, сила, пошатнулось. Со дня на день вся властная элита ожидала официального объявления имени наследника. Вот почему все более-менее значительные фигуры не рискнули покинуть двор накануне такого судьбоносного решения.

Уяснив, что новый верховный жрец имеет серьезную поддержку властей, городская знать во главе с самим Судьей людей наперебой стала предлагать свою помощь в организации празднества. Щедро распахнув перед Сетиером свои кладовые, они старались сохранить приветливую улыбку, глядя на то, с какой беззастенчивостью хозяйничают там посланницы храма Сета. Недоброжелателей после этого праздника у верховного жреца сильно прибавилось.

В день великого торжества Сетиера, казалось, ему благоволили сами боги. С утра стояла прекрасная погода, жара смягчилась, и солнце уже не так палило с ослепительно голубого неба. Гости со всей округи стали стекаться в город еще накануне. Келлуане любили праздники и часто устраивали их по любому поводу. А сегодняшняя причина казалась очень подходящей. Предыдущий верховный жрец храма Сета пользовался всеобщим уважением. Но уж больно часто Джедефраа болел в последнее время и не мог принимать участие в многочисленных церемониях и обрядах, смотревшихся не так красочно без главного действующего лица.

Из храмового двора убрали все прилавки, заменили воду в священном водоеме, подремонтировали ограду, подкрасили картины на пилонах и даже развесили цветочные гирлянды по фасаду храма.

На восходе солнца в присутствии великого множества народа Сетиер принес в жертву Сету крупного быка, лично перерезав горло связанному животному. Кровь хлынула в подставленный священный сосуд, который торжественно возложили на алтарь.

В то время как мясники сноровисто разделывали тушу, чтобы сварить мясо в больших бронзовых котлах на заднем дворе, жрецы под открытым небом пропели славословия великим богам. После чего из храма вынесли реликвии. Главная святыня не могла покинуть его стен, поэтому жрецы взяли только малую святыню и Бронзовую книгу. Разумеется, никто из посторонних не имел права их лицезреть. Священнослужители несли драгоценные ларцы, которые тут же поставили на богато украшенные носилки. Писцы дружно взгромоздили их на плечи и с пением гимнов направились в порт по самым широким улицам города.

Впереди процессии шли танцовщицы в легких развевающихся одеждах, музыканты, служащие Дома людей и Дома земли в лучших одеждах и украшениях. За ними носилки, потом неторопливо и солидно шли знатные гости во главе с будущим верховным жрецом. Глаза слепил блеск золота и серебра. Целый лес опахал из драгоценных перьев вздымался над толпой, укрывая господ от яркого солнца.

Толпившийся народ с любопытством глазел на эту выставку богатства и тщеславия. То один, то другой горожанин выкрикивал здравицы в честь Сета, государя или сепаха с Сетиером. Все знали, что тот скупил все пиво в округе, и предвкушали дармовое угощение.

Шествие достигло порта, где его уже дожидался корабль посланника Келл-номарха. Произносились ритуальные слова. Когда народу продемонстрировали золотую пластину с выбитыми иероглифами, все, кроме жрецов и воинов, опустились на колени и оставались в таком положении, пока не закончилось чтение слов живого бога.

Сводный хор танцовщиц храмов Сета и Себера затянул хвалебную песнь в честь государя Гебхотепа III, жизнь, здоровье, сила, который торопливо подхватили жрецы, писцы и сановники, и даже кое-кто из простых горожан старательно демонстрировал любовь подданных к высшей власти.

После столь прочувственного совместного песнопения процессия вновь направилась в храм Сета. Но на обратном пути носилок в ней прибавилось. На передних лучшие люди: сепах, наместник в Нидосе, Сетиер, верховный жрец Себера, а так же главный инспектор и старшие писцы обоих домов тащили ларец с золотой пластиной.

На дворе храма Сета вновь зачитали волю Келл-номарха, которую подданные так же выслушали, уткнувшись физиономиями в песок. После чего жрецы направились в комнату главной святыни.

Народ терпеливо ждал конца церемонии, видеть которую ему не полагалось. Для удобства гостей в толпе шныряли храмовые слуги, предлагая бесплатно пиво или чистую воду.

Воспользовавшись халявой, многие зрители успели порядком нализаться еще до того, как обе сворки дверей храма распахнулись, и перед собравшимися предстал Сетиер. В ослепительно белой рубахе, со шкурой леопарда через плечо и золотой цепью, поддерживавшей массивный медальон, новый верховный жрец опирался на посох, воздев к нему горевшие торжеством глаза.

Толпа, подогретая ожиданием и пивом, радостно взревела, многие в экстазе попадали на колени. Хор уставших танцовщиц затянул очередной гимн, а важные персоны во главе с сепахом потянулись с поздравлениями. Каждый произносил несколько подобающих случаю фраз и направлялся к священному водоему.

Выслушав благие пожелания, Сетиер совершил жертвоприношение уже как полноправный верховный жрец и провел службу в храме, битком набитом жрецами, писцами и прочим начальством.

А в это время на храмовом дворе начались гуляния. Слуги угощали народ вареной говядиной, пивом, вином, свежими булочками, которые весь день пекли в богатых усадьбах. Выступали сказители, акробаты и борцы.

Мерисид тоже очень хотелось взглянуть на праздник. Но она даже не заикнулась об этом. Узнав от Карахафра, кто будет гостить в бывшем доме Небраа, бедная служанка едва не упала в обморок. Сам Судья людей с семьей! Вдвоем с Самхией они еще раз обошли все комнаты, сад, дворы и с замиранием сердца стали ждать важных гостей.

Но все оказалось гораздо проще. Усадьбу наводнили надменные слуги Раату и принялись распоряжаться как у себя дома. Потом заявились его детишки, тоже стали совать нос во все щели, заливаясь обидным смехом по малейшему поводу. Им казался смешным маленький водоем, чистенькая глинобитная уборная и даже площадка на крыше, с которой сын главного инспектора стал обстреливать слуг из игрушечного лука.

Поначалу это заставило Мерисид сильно нервничать, но Самхия пожала плечами и шепнула ей на ухо:

— Если они все тут делают, значит, с них и будут спрашивать.

Не ожидавшая такой мудрости от простой крестьянской девчонки бывшая танцовщица с удивлением посмотрела на подругу. Потихоньку припрятав свои нехитрые пожитки на птичнике, они уселись в уголке кухонного двора и стали натирать зерна на муку. Но спокойно отсидеться им не дали. То один, то другой человек главного инспектора посылал девушек с мелкими поручениями, распоряжаясь ими словно своими слугами.

265
{"b":"171967","o":1}