ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что вернуть?

— Я не могу без нее, маг! Она снится мне каждую ночь! — юноша всхлипнул и вытер пьяные слезы. — Даже днем я вижу ее лицо в волнах, а ветер шепчет мне на ухо чудесное имя.

— Айри, — он произнес это так, как будто читал молитву. Потом зарычал, попытался сделать глоток, но посуда была уже пуста. — Так не должно быть! Она грязная рабыня, а я свободный гражданин Тикены! Я племянник Котаса Минатийца! Так почему же мне так плохо без нее?! Она меня околдовала?

Растор вцепился в медный кувшин руками и сжал, словно комок мягкой глины.

— Помоги мне, маг, — вдруг проговорил он совершенно трезвым голосом. — Избавь от наваждения. Клянусь, я найду, чем заплатить.

Пораженный Тусет молчал.

— У меня ведь есть невеста. Красавица, дочь уважаемых родителей. Мы ждали осени, чтобы пожениться. Но теперь… Какая-то рабыня! Уличная девчонка. А я так хочу ее!

— Неужели нетерпение плоти так терзает твое тело? — удивился жрец.

Юноша порывисто обернулся к нему и занес кулак.

Старик бестрепетно посмотрел в налитые бешенством глаза молодого человека.

Рука задрожала.

— Только твой возраст спасает тебя, маг, — Растор отвернулся.

— Если бы только плоть, — он вздохнул. — Я мужчина и справился бы с этим. Но как быть, если без ее улыбки померкло солнце? Как ее глаза звезды светят с ночного неба, а имя шепчет морской ветер?

Жрец молчал, юноша отбросил смятый кувшин.

— Я в жизни никого, кроме отца, ни о чем не просил. Мне стыдно. Поэтому я и напился. Но в одиночку я не справлюсь с этим колдовством…

Он всхлипнул.

— Я пытался, поверь! Казалось, что если я увижу ее унижение и позор, злые чары разрушатся… Но у меня ничего не вышло… Тогда я решил, что если не буду ее видеть, морок исчезнет, и все будет как раньше…

— Ты ее убил? — спросил Тусет.

— Да! — вскричал Растор. — Я верну тебе её стоимость, как только мы придем в Тикену. Обещаю! Заплачу вдвое больше, только помоги!

«Несчастный юноша, — подумал жрец. — Чтобы излечиться от любви, он ее убил».

— Избави меня от этой муки! — с надрывом продолжал молодой человек, скрипнув зубами. — Сладкой, как мед, и горькой, как полынь.

Тусет вздохнул и молча покачал головой.

— Я ведь даже не могу сделать ее наложницей. Что скажет тесть? Не успел жениться и уже утехи на стороне ищешь? А отец? А дядя?

Растор схватил жреца за руку.

— Я знаю, ты можешь, маг! Помоги! Видишь, я молю тебя так, как раньше молился только богам!

Тусет осторожно освободил руку.

— Тебе могут помочь только они.

— Так попроси их! — в отчаянье вскричал юноша. — Меня небеса не слышат.

— Я попробую, — старику стало его жалко. — Когда вернемся в Тикену. А пока дам снадобье, чтобы лучше спать.

— Спасибо, маг, — поблагодарил Растор. — Я за все заплачу. Только.

Он наклонился и обдал жреца перегаром.

— Не говори никому о нашем разговоре. Ладно?

С трудом удерживаясь от брезгливой ухмылки, Тусет кивнул.

«Необыкновенное путешествие, — думал он, раскладывая в тесноте палатки сложенное вдвое толстое одеяло. — Даже если я вернусь с пустыми руками, будет что рассказать Джедефраа».

Тусет свернулся калачиком, чтобы согреться под плащом.

«В Нидосском порту встретил девчонку из Абидоса, отыскал следы пропавшей много лет назад святыни, раскрыл тайну исчезновения счастливой Уртании, — он улыбнулся сухими старческими губами. — Одни чудеса кругом».

Глава VI. Многовато сюрпризов

Любой маг скоро начинает понимать, что случайных встреч в жизни почти не бывает.

Урсула Ле Гуин
Волшебник Земноморья

Александр в наглую свалил все заботы о старике на Айри. Для неё это дело привычное, да и Энохсету приятнее, когда ему девчонка прислуживает, а не хмурый пацан, пропахший потом после очередной тренировки.

Подумав, юноша почти забросил свою верфь, сосредоточившись на занятиях по боевой подготовке. Энохсет с удовольствием учил его стрельбе из лука, а когда старик уставал, Александр брался за меч или отрабатывал удары.

Едоков прибавилось и юноше пришлось чаще ходить на охоту. Айри быстро освоила мельницу, и зерно стало убывать с катастрофической быстротой.

Три дня Алекс не вспоминал о корабле Тусета, давая возможность келлуанину хотя бы немного подумать. Но время шло, и на четвертый день вечером юноша спросил:

— Вернешь ли ты Книгу Сета на родину, господин?

Энохсет неприязненно взглянул на него.

— Ты так озабочен судьбой реликвии? Или хочется выбраться с острова?

Ожидавший чего-то подобного Алекс покачал головой и решил немного польстить старику.

— От тебя ничего не скроешь, господин. Да, мне не хочется провести здесь всю жизнь.

— Почему? — собеседник то ли притворялся, то ли действительно не понимал. — Это хорошее место. Здесь не жарко, растет пшеница, яблоки и виноград. Тут водится дичь, а воды у острова богаты рыбой.

Александр задумался, как бы ответить ему повежливее, а то еще обидется.

— Ты и Айри могли бы создать семью, — продолжал тот. — И ваши потомки будут владеть этим местом вечно.

«Ага, как же! — подумал Алекс. — Заявится какой-нибудь Давл Кирпичная Морда или местные дикари, и перебьют всех».

Однако вслух он сказал:

— Дети должны расти среди людей и видеть множество лиц. Без общения они могут стать подобны животным.

При этих словах Айри открыла рот и посмотрела на него огромными глазами.

— Ты же сам говорил, как тяжело было, когда вас осталось шестеро, — отыскал, наконец, подходящий аргумент Александр.

— Если ты так хочешь убраться отсюда, то зачем спрашивать меня? — проворчал келлуанин, отворачиваясь и вытирая глаза. — Я же всего лишь жалкий старик! Кого интересует мое мнение?!

— Зачем ты обижаешь меня, почтенный Энохсет? — дрогнувшим голосом спросил Алекс.

А когда тот удивленно взглянул на него, продолжил.

— Ты спас мне жизнь и ты хозяин этого острова. Как я могу звать сюда корабль без твоего разрешения?

Александру и в самом деле не хотелось обманывать старика. Вдруг еще решит пойти по стопам своего господина?

Кто знает, какие шестеренки повернутся в старой башке? И какие яды у него еще остались? Возьмет да и потравит и их с Айри, и корабельщиков.

Не ожидавший таких слов Энохсет зашмыгал носом.

Громко высморкавшись, он вытер лицо платком.

— Ты знаешь, какие преступления я совершил. Для меня нет прощения.

— Ты был молод, и обманут Хотепсетом, — возразил юноша. — Во всем, что случилось, только его вина. Разве ты уже не достаточно наказан богами? Ты провел почти сорок лет вдали от родины, потерял жену, детей, страдал от одиночества на клочке земли у самого края света! Ты полностью искупил свою вину, господин.

— Ты думаешь? — с какой-то детской надеждой спросил старик.

— Конечно! — уверенно ответил тот. — А главное, ты вернешь святыню в храм Сета.

Энохсет погрустнел и еще раз высморкался.

— Я слишком стар для такого долгого пути…

— Господин, разреши мне сказать, — внезапно раздался робкий голос Айри.

Мужчины разом посмотрели на девочку.

— Говори, — кивнул Энохсет.

— Разве ты не хочешь прожить остаток дней среди людей в теплом доме с тенистым садом и пить пиво и вино в окружении заботливых слуг?

— О чем ты? — вскинул брови старик.

Алекс тоже ничего не понимал.

— Тикена! — торжествующе проговорила Айри. — Если тебе тяжело плыть в Келлуан, купи дом там или в любом другом городе у моря!

Энохсет медленно покачал головой и тяжело вздохнул

— Жить там, где я никому не нужен? Лучше остаться здесь. Тут похоронены моя жена и дети. Пусть уж и я упокоюсь рядом с ними.

Наступила тишина. Александр лихорадочно размышлял, что делать дальше. Девочка захлюпала носом. Старик, не стесняясь, плакал, вытирая слезы мокрым платком.

33
{"b":"171967","o":1}