ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вроде так, — согласился Нарон. — Но все же не стоит выпускать мечи из рук.

Тут он обернулся к лоцману.

— Что нам делать, господин Мисос?

Тот приосанился.

— Судя по лентам, там кто-то из младших вождей…

— Я знаю многих из них! — вновь влез Растор.

— Это хорошо, — благожелательно кивнул лоцман. — Нужно приготовить хорошие подарки, объяснить, что мы делаем в этих водах, и спустить парус!

Не дожидаясь слов Нарона, матросы полезли на мачту.

Подошел Тусет.

— Нужно рассказать правду. Мы искали Книгу Сета. Вряд ли она им понадобится.

— Одни боги знают, что творится в умах этих варваров, — покачал головой лоцман. — Вдруг они захотят получить её в подарок? А отказать нельзя. Обидятся. Могут даже убить.

Все замолчали.

Вооруженные матросы столпились вдоль борта, наблюдая за лодками. Дикари, заметив, что судно остановилось, сбавили темп.

— Я знаю! — вдруг вскричал Нарон, хлопнув себя по лбу! — Мы искали дорогу в счастливую Уртанию!

Жрец и лоцман с удивлением посмотрели на него.

— Ну да! Нас послал городской совет Нидоса. Мы же нашли тело Инона из Ромса на Наульских островах. Вот и скажем дикарям, что Уртании больше нет.

— Можно попробовать, — согласился Мисос. — В Диких водах про Уртанию слышали.

Лодки подошли с двух сторон. Обнаженные по пояс воины скалили зубы и потрясали копьями, но как-то лениво, без боевого задора. Казалось, они очень удивлены тем, что корабль спокойно их дожидается, вместо того чтобы из последних сил удирать.

— Эй, вы кто?! — раздалось с одной из лодок. — И что делаете в наших водах?

Повинуясь приказу капитана, матросы молчали, держа оружие на виду. Кричавший по либрийски воин поднялся во весь рост. Это оказался мужчина лет тридцати с большим пучком перьев в спутанных волосах, в расшитой золотом набедренной повязке, с блестящим ожерельем на широкой волосатой груди.

Мисос собрался ответить, но его опередил Растор.

— Вождь Грозд! Ты не узнаешь меня? Я Растор Тун! Мы виделись с тобой в Тикене в доме моего дяди Котаса Минатийца!

Воин нахмурил густые черные брови, и вдруг его лицо озарила широкая улыбка.

— Это когда ты наблевал в его кубок, а Минатиец вылил его тебе на голову?

— Ага! — радостно улыбнулся парень. — Ты тогда ползал под столом на четвереньках и кусал рабынь за…

— Я вспомнил! — оборвал его вождь. — Как здоровье твоего уважаемого дяди?

— Хвала богам!

— Я хозяин этого судна Нарон из Смора приглашаю тебя, вождь, быть моим гостем! — крикнул капитан, привлекая к себе внимание.

Тот важно кивнул и что-то сказал на своем языке. Дикари аккуратно подгребли к борту. Вначале на корабль влезли трое воинов, оттеснив матросов. Они помогли вскарабкаться вождю. Грозд звучно шлепнул голыми пятками по гладко оструганной палубе и огляделся. Заметив Мисоса, улыбнулся.

— А я и тебя знаю! Ты служишь у Котаса Минатийца.

— Я рад, что ты запомнил меня, вождь, — поклонился лоцман. — Прошу, пройдем на корму, выпьем вина и поговорим.

— Мои воины… — начал было дикарь, но предупрежденный Нарон вежливо прервал его.

— Я прикажу подать храбрецам три кувшина.

Вождь удовлетворенно кивнул. Тут же двое матросов передали на лодку три большие амфоры с кислым тикенским вином.

Специально для встречи почетного гостя на палубе расстелили ковер из каюты Тусета. Капитан перетряс все корабельные запасы. На серебряных блюдах темнела горка изюма, лежал последний кусок сыра и нарезанное вяленое мясо. В кувшине плескалось дорогое вино. Вождь уселся, не дожидаясь хозяина, до краев наполнил серебряный кубок и залпом выпил. Удовлетворительно икнув, поставил кубок на ковер и спросил у Растора, притулившегося позади хмурого Нарона.

— Что занесло в такую даль корабль Котаса Минатийца? С кем вы торгуете в этих пустынных местах?

— Мы не торговали, вождь, — поспешил ответить лоцман. — Друзья нашего господина из далекого города Нидос попросили помочь отыскать дорогу в счастливую Уртанию.

Дикарь удивленно вскинул лохматые брови.

— В страну молока и меда? Там где золото лежит прямо под ногами? — недоверчиво поинтересовался он.

— Да, — подтвердил Мисос. — Из Нидоса прислали корабль уважаемого Нарона из Смора.

При этих словах лоцмана капитан склонил голову.

— А с ним мудрого мага Тусета.

Казалось, дикарь только сейчас заметил жреца.

— Почему у тебя нет волос на голове? — с почти детским любопытством спросил он.

Тот на секунду растерялся, потом вежливо поклонился.

— Я очень стар, и волосы покинули её.

Вождь с искренним сожалением посмотрел на него, и тяжело вздохнув, вновь обратился к Мисосу.

— Ну, нашли вы Уртанию?

— Её больше нет, — сурово ответил Нарон.

— Как это? — нахмурился дикарь. — Когда я был маленьким, оттуда приходили корабли с золотом, драгоценными камнями, с «дыханьем богов» и пряностями.

Капитан в нескольких словах рассказал о находке на Третьем Найуле. О печальной судьбе Инона из Ромса и о том, что было написано на стене в его хижине.

Вождь, его телохранители, так и оставшиеся стоять, слушали рассказ с раскрытыми ртами.

— Вот почему мы не стали плыть дальше, — закончил Нарон.

Дикарь взял кувшин и, наполнив все три кубка, поднял свой.

— Пусть духи предков радостно встретят капитана Инона из Ромса. Он великий мореход, достойный памяти соплеменников.

Грозд еще раз утробно икнул.

— Почему у тебя так мало людей на корабле? — спросил он у Нарона.

— Недалеко от Найулов мы встретили три боевые лодки рулевов, — ответил за капитана Мисос. — Они напали на нас.

— Ты ничего не перепутал? — нахмурился вождь. — Что бы делать рулевам в такой глуши? Может это были лоухи или рабтяги?

— Нет, — усмехнулся лоцман. — Я не первый год плаваю по островам. Это точно рулевы.

— Мы пытались уйти, — капитан взял с блюда горсть изюма. — Я даже приказал выбросить за борт часть груза…

— Вот почему у твоего корабля такая высокая осадка! — обрадовался дикарь.

— Ты наблюдателен и мудр, вождь, — польстил ему Растор.

Грозд самодовольно ухмыльнулся, потом, словно вспомнив, обратился к Нарону:

— И что дальше?

— Они нас догнали, — ответил капитан. — Вот поэтому на судне осталось так мало людей.

— Ты настоящий воин, — напыщенно проговорил дикарь.

— Я рад слышать похвалу из твоих уст, вождь, — Нарон склонил голову. — Позволь на память о нашей встрече подарить тебе этот меч.

Капитан протянул руку за спину. Матрос подал сверток. Развернув тонкую белую материю, Нарон подал гостю тяжелый клинок в богато украшенных кожаных ножнах.

Тот с жадностью схватил подарок.

— Черная бронза, — заметил Мисос.

Грозд, раздувая ноздри словно жеребец перед кобылой, жадно разглядывал оружие.

— Прими так же эти кубки, — капитан жестом обвел посуду. — Они принадлежали Инону из Ромса.

— Нет человека более достойного их, чем ты, вождь, — льстиво добавил Растор.

Слова юноши оторвали дикаря от созерцания дорогого оружия.

— Я доволен твоим подарком, Нарон из Смора! — торжественно объявил Грозд. — Плыви в свой Нидос, и пусть море будет благосклонно к твоему кораблю.

С этими словами он встал, не выпуская из рук подаренного меча. По его знаку телохранитель свернул ковер вместе с посудой и закинул на плечо. При почтенном молчании матросов дикари спустились на палубу гребцов, потом перешли в свою лодку. Воины взялись за короткие весла. Три другие пироги, кружившие вокруг корабля Нарона словно голодные акулы, повернули за флагманом.

— Ты зря упрекал богов, — вполголоса проговорил Тусет, глядя вслед удалявшимся дикарям.

— Я знаю, маг, — отозвался капитан голосом смертельно уставшего человека. — Обещаю принести им жертву в первом же храме, который встречу на своем пути.

После встречи с дикарями, которая неожиданно хорошо закончилась, Растор стал вести себя совершенно невыносимо! Он ходил по кораблю, гордо выпятив грудь, надувшись от важности, словно застарелый, готовый вот-вот лопнуть гнойной струей чирей. Теперь племянничек Минатийца не давал ей и шагу ступить, все время норовил ущипнуть или погладить, или прижаться. Айри коробило от таких прикосновений, а его липкие руки вызывали тошноту.

50
{"b":"171967","o":1}