ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Врачебная ошибка
Облики гордыни
Святой, Серфингист и Директор
Кишечник с головой не дружит?! Приумножь энергию жизни
Огни над волнами
Победителей не судят (СИ)
Незримые фурии сердца
Тайна Карлоса Кастанеды. Часть I. Описание мира
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Содержание  
A
A

— Нет, — засмеялся капитан, и по его знаку приказчика и помощников со всех сторон окружили матросы.

— Ты думаешь, я не знаю, зачем тебе эти тюки?

— Зачем? — почему-то сиплым голосом спросил Мальтус, затравленно озираясь.

— Ты беспокоишься, что шерсть твоему хозяину больше не нужна, — охотно пояснил Нарон, гордясь своим умом. — Вот ты и решил продать её еще кому-нибудь. А эти тюки тебе нужны как образец товара. Чтобы покупателей заинтересовать? Так?

Приказчик отвернулся и, как показалось Александру, облегченно вздохнул.

— Ничего от тебя не скроешь! Но у меня нечем заплатить тебе! Клянусь, я все отдам! Разреши взять тюки!

Но капитан оставался непреклонен.

— Оплати и бери.

Мальтус отошел к своим подручным. Они долго шептались и тихо переругивались.

— Вот, — приказчик протянул Нарону несколько кусочков бронзы.

— Этого и на один тюк не хватит, — тот презрительно скривил губы.

Приказчик повернулся к Треплосу. Тот замахал руками.

— У меня ничего нет! Совсем ничего.

Тогда Мальтус в сердцах сорвал с пальца единственное серебряное кольцо.

— Вот это другое дело, — кивнул капитан. — Но на два тюка не тянет.

Приказчик выхватил из ножен кинжал. Нарон отпрянул, а в руках матросов засверкали ножи.

— Вот, возьми! От сердца отрываю!

— Черная бронза, — удовлетворенно кивнул капитан. — Принесешь серебро, я тебе его отдам. Эй, Длин, проследи, чтобы они взяли только два тюка.

— Слушаю, хозяин.

Самодовольно улыбаясь, Нарон проводил взглядом две сгорбленные под тяжестью шерсти фигуры. Мальтус шел впереди, с трудом скрывая улыбку.

В это время на причале появилась повозка, запряженная осликом, которого вел под уздцы келлуанский воин.

«Это за нами», — догадался Александр и тут понял, что очень сильно волнуется.

Когда все вещи Тусета и Алекса были погружены, стражник предложил жрецу занять место на повозке, но тот отказался.

— Я пойду пешком, а ты будешь показывать дорогу.

— Конечно, мудрец, — воин склонился в поклоне и поспешил вперед, чтобы расчистить путь важному человеку.

Слыша его гортанные крики, люди расступались, те, кто плохо слышал, получали тупым концом копья по спине и ниже. Моряки, грузчики и купцы провожали удивленным взглядом надменно вышагивавшего старика с большим золотым амулетом на груди. Замолкали разговоры, и были отчетливо слышны звонкие удары посоха о каменные плиты причала. Как понял Александр, келлуанские жрецы редкие гости в Нидосе. Сам он шел последним, внимательно наблюдая за тем, чтобы никто не покусился на их добро.

За его спиной толпа вновь смыкалась, люди возвращались к своим делам и заботам. Здесь все забывали быстро. Очевидно, это свойство всех городов у моря.

Глава III. Длинная ночь

…Существует заговор, Гарри Поттер…

Джоан Кэтлин Роулинг
Гарри Поттер и Тайная Комната

Предупрежденный расторопными слугами хозяин уже торопливо шел к Тусету, кланяясь и вздевая вверх руки.

— Какая честь! Какая честь о, мудрый маг, принимать тебя в стенах моей гостиницы! Прошу, прошу! Здесь есть все, что нужно для отдыха такого знатного человека.

Жрец окинул взглядом неровно замощенный каменными плитами двор. За спиной скрипнули колеса повозки, и недовольно фыркнул осел. Гостиница представляла собой квадратное здание с воротами в стене и большим внутренним двором. На первом этаже располагались служебные помещения: кухня, откуда доносились вкусные запахи, большой обеденный зал, отделенный от двора резной деревянной решеткой, конюшня, склады и прочее.

На уровне второго этажа здание опоясывала деревянная галерея, куда выходили окна и двери жилых комнат.

— Как тебя зовут, уважаемый? — любезно поинтересовался Тусет.

— Карах из Ромса, — угодливо улыбаясь, представился содержатель гостиницы. Его заплывшие жиром глазки смотрели с собачьей преданностью, а на узком матерчатом поясе солидно позвякивала связка ключей.

— У тебя есть место, где усталый путник может помыться?

— Разумеется, о мудрец, — хозяин поклонился и, посмотрев куда-то за спину жреца, добавил. — Разгружайте вещи дорогого гостя.

Кланяясь, он жестом пригласил жреца следовать за ним. Они поднялись по новенькой лестнице на галерею. Карах подошел к дверям, расписанным яркими цветами и иероглифами с пожеланием счастливого отдыха, и снял со связки ключ.

— Прошу, уважаемый маг, — хозяин распахнул створки и отошел в сторону.

Взгляду Тусета предстала большая светлая комната с оштукатуренными стенами, расписанными яркими картинами из жизни народа Реки. Деревянный пол покрывали камышовые циновки. В углу на постаменте возвышалась солидная кровать, застеленная ярко-зеленым покрывалом, рядом с ней располагался низкий шкафчик, на крышке которого стояли три подставки под парик. Множество подушек всяческих размеров кучкой высилась в изголовье. Вдоль стен стояли три сундука с поднятыми крышками. Небольшой стол располагался возле одного из трех маленьких узких окон, находившихся под самым потолком. Кроме них возле двери имелось большое забранное бронзовой решеткой окно с распахнутыми внутрь ставнями. Из мебели в комнате были еще два табурета и один стул с высокой спинкой. Небольшая кадильница наполняла комнату пряным ароматом.

— А где расположатся мои слуги? — спросил жрец у почтительно молчавшего хозяина.

— Вот здесь, уважаемый маг, — засуетился толстяк, подходя к ярко расписанной циновке загораживавшей вход в маленькую комнатку без окон, где на полу лежали два набитых соломой тюфяка.

Тусет кивнул и вновь обратился к хозяину:

— Мне нужно отправить письмо наместнику. Прикажи принести чернила и оставь нас.

— Конечно, мудрец, — Карах вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.

— Алекс, Айри, — обратился жрец к слугам, разглядывавшим настенные росписи. — Отнесите сокровища в свою комнату, а мои вещи положите в какой-нибудь сундук. Остальные закройте.

Пока парень с девчонкой наводили порядок, принесли чернильный прибор и пачку папирусных листов. Немного подумав, Тусет написал наместнику о счастливом завершении поисков великой святыни Келлуана и попросил, как можно скорее организовать его отъезд на родину.

Свернув папирус, он положил его в цилиндрический футляр, потом подошел к жаровне, где тлели благовонные угли и, растопив кусочек воска, запечатал крышку своей личной печатью.

— Алекс! — крикнул он.

— Слушаю, господин, — отозвался парень, отодвигая циновку.

— Во втором переулке за площадью Памяти найдешь дворец наместника Кел-номарха, жизнь, здоровье, сила. Передашь это письмо и скажи, что я жду ответа.

Юноша покачал головой.

— Нидос очень большой город, господин. Я боюсь, что слишком долго буду искать дворец.

— Я! — выкрикнула Айри. — Я знаю, где он! Разреши мне проводить Алекса, господин?

— Так будет гораздо быстрее, — проговорил юноша.

— Хорошо, — с явной неохотой согласился жрец. — Только поторопитесь! И еще, Алекс. Твоя одежда слишком грязная. Купи себе новую, более подходящую к нашему климату и достойную твоего хозяина.

— Я помогу купить ему очень хорошую одежду, господин, и не дорого, — вновь вступила в разговор девочка.

Тусет мягко улыбнулся.

— Можешь и ты обновить свой гардероб. Серебро и медь у вас есть. Идите.

Слуги долго перепирались в своей комнате, очевидно выбирая, что из сокровищ взять для обмена на новое платье.

Когда они уходили, жрец крикнул:

— Позовите мне хозяина!

Карах появился так быстро, словно сторожил у него под дверью.

— Чем я могу быть полезен, мудрец?

— Мне нужно помыться, — ответил жрец. — Своих слуг я отослал с важным поручением. Пришли ко мне кого-нибудь, проводить меня в ванную и помочь смыть пыль.

— Кого-то конкретного? — масляно улыбнулся хозяин. — Есть ольвийка с волосами как…

67
{"b":"171967","o":1}