ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тусет досадливо поморщился.

— Понял, — поклонился Карах. — Но может, вы желаете помыться прямо здесь? Слуги принесут и лохань, и воду.

— Это было бы замечательно, — улыбнулся жрец. — И нужен хороший цирюльник. Моя служанка еще не обладает достаточными навыками в бритье.

— Здесь часто останавливаются уважаемые люди из Келлуана, — гордо сказал хозяин. — Я могу предоставить и замечательного брадобрея, и опытных массажистов, и все, что нужно. Вы не будете разочарованы, мудрец.

Карах шариком выкатился из комнаты, и его звонкий голос уже гремел на дворе, заставляя шевелиться слуг и рабов.

Очень скоро в комнату пришли три служанки с медным тазом и большими кувшинами и маленький сгорбленный старичок с корзинкой. Пока женщины помогали Тусету отмываться, их спутник разложил на столе разнообразные бритвы, щипчики и пинцеты. Он все время испуганно косился на жреца, всякий раз отводя глаза, едва встретившись с ним взглядом. Судя по цвету кожи и сухощавому телосложению, старик был келлуанином, по каким-то причинам сбежавшим в Нидос. Впрочем, Тусета совсем не интересовала его родословная. За время путешествия он сильно оброс, а появляться в приличном обществе с растительностью на теле и лице считалось в Келлуане неприличным. Цирюльник быстро и ловко побрил ему голову, а при удалении волос применял целебный обезболивающий раствор. Осмотрев себя в серебряное зеркало, жрец оказался вполне доволен результатом его работы.

После чего настала очередь массажисток. Перед тем, как умастить его благовониями, служанка протянула ему поднос, на котором стояли несколько открытых кувшинчиков с ароматическими маслами.

Вначале Тусет выбрал простое оливковое масло с небольшим добавлением ладана. Но потом вспомнил, что должен еще навестить Сентора Касса. Поэтому жрец указал на кувшинчик, источавший приятный кисло-сладкий аромат.

Мышцы и суставы стонали от наслаждения под умелыми руками, старческая кожа, впитывая масло, становилась гладкой и упругой на вид. Служанки надели на него чистую белую юбку и помогли сесть в кресло.

Одетые лишь в узкие набедренные повязки девушки, вытиравшие разлившуюся по полу воду, бросали на знатного гостя томные взгляды. Но Тусет не замечал их откровенных намеков. Он вдруг в первый раз за время путешествия вспомнил дом и любимую наложницу. Сухие губы сами собой раздвинулись в улыбке. Но воспоминания оказались самым неприличным образом прерваны заурчавшим от голода желудком.

Служанки, так и не дождавшись новых пожеланий, ушли. Жрец подошел к узкому окну, выходившему на оживленную улицу. Что-то его собственных слуг подозрительно долго нет? Неужели решили сбежать? Тусет пошел в их комнату. Сундуки на месте. Он поднял крышку. Вроде ничего не взято. Тогда где же Алекс и Айри?

Старик вернулся в кресло. Поерзал. Взял с кровати подушку и положил на жесткое сиденье. Стало удобнее. Чем дольше он ждал, тем сильнее хотелось кушать, и тем больше злился жрец.

Наконец, за дверью послышались знакомые голоса. Раздался негромкий стук.

— Кто там?

Тусет оглядел слуг. На Айри был новый светло-серый хитон с узким кожаным поясом и двумя черепаховыми застежками на плечах. На ногах красовались новые сандалии с тонкими кожаными ремешками. В руках девочка держала рогожный мешок.

Алекс переоделся в белую рубаху с открытым воротом и жилетку из толстой парусины. Короткие рукава открывали белые, мускулистые руки с широкими кожаными браслетами, на каждом их которых были закреплены ножны коротких кинжалов. На ногах юноши красовались сандалии на толстой подошве с широкими ремнями и короткие штаны, завязанные под коленками. От прежнего наряда остался только пояс да меч. Жрец одобрительно хмыкнул и тут же нахмурился.

Юноша достал из сумки футляр и протянул его старику.

— От наместника.

Тусет бегло взглянул на оттиск печати с причудливым иероглифом и вытряхнул на стол свернутый лист папируса.

«Слушающий зов, держащий руку Владыки реки и берегов, следящий за богатством Повелителя земли и людей, неустанно молящийся богам за процветание дома Гебхотепа, жизнь, здоровье, сила и слушающий его зов наместник Снорамош приглашает второго пророка храма Сета в Абидосе почтить его дом своим присутствием на празднике в честь обретения священной реликвии. Сегодня в час наступления прохлады гости надеются лицезреть Бронзовую книгу и того, кому ее вернули боги».

«Ого! — подумал жрец. — Сам наместник устраивает пир в мою честь»!

— Айри! — обратился он к служанке. — Сходи к хозяину и узнай, есть ли у него носилки для знатных господ?

Девочка кивнула.

— Я приглашен во дворец наместника, — сказал Тусет. — Ты будешь меня сопровождать.

Парень коротко поклонился.

Оставив его сторожить комнаты, жрец отправился в обеденный зал. Глупо наедаться перед пиром, но еще более невежливо пугать гостей бурчанием живота. Тусет заказал себе пива и булочек. Подошел встревоженный хозяин, за его спиной мелькнула любопытная мордашка Айри.

— Ты не желаешь отведать гуся, мудрец? — пролепетал Карах. — Или вареной говядины? Неужели моя кухня вас не устраивает?

— Успокойся, — махнул рукой жрец. — Я приглашен на пир к наместнику.

— О…о…о! — хозяин поклонился и тут же затараторил. — Значит, именно для этого тебе нужен паланкин?

— У тебя он есть?

— Я могу достать носилки достойные вельможи! — гордо заявил Карах и тут же скривился. — Но это будет…

— Не утомляй меня лишними подробностями, — надменно проговорил Тусет, делая глоток.

Хозяин, пятясь, отошел.

Закончив с немудрящей трапезой, жрец вернулся в номер и стал готовиться к визиту. Пока слуги обедали, он разложил на столике горшочки и разнообразные кисточки. Когда вернулась Айри, Тусет заставил ее держать серебряное зеркало и стал аккуратно наносить на лицо подходящую для торжественного случая краску. Первым делом он обвел низ глаз узкой зеленой полосой, вытягивая ее к виску. После чего окрасил веки черной, блестящей краской, а другую, матовую, использовал для бровей. Глаза стали казаться более вытянутыми и имели миндалевидную форму. Теперь нужно позаботиться о губах. Жрец обвел контур губ тонкой кисточкой и нанес темно-красную помаду. Вот теперь он и сам себе нравился

Разглядывая свое лицо, жрец случайно поймал странный взгляд Алекса. Стоявший у стены парень поспешно отвел глаза. Айри металась по комнате, доставая из сундуков то одно, то другое. Тусет повесил на грудь четыре ожерелья из серебряных пластин, бирюзы и яшмы, а поверх них разместил знак Сета. Затем надел новую белую юбку и длинный трапециевидный передник с нашитыми узкими полосками серебра на конце. Завершали праздничный наряд второго пророка храма Сета в Абидосе парадные сандалии с серебряными пряжками. Вот теперь он готов предстать перед наместником самого Кел-номарха.

Тусет сидел в кресле, выпрямившись, словно проглотил палку. Он с тревогой следил за перемещением светового пятна от окна по противоположной стене. Время шло, а обещанный паланкин так и не прибыл.

За дверью послышался возбужденный голос хозяина.

— Кто там? — вскричал жрец. — Войдите.

Вслед за кланявшимся толстяком в комнату вступил высокий широкоплечий мужчина в одной набедренной повязке.

— Вот, господин мудрец, — пролепетал Карах — Это Грац, он старший над носильщиками.

— Куда мы пойдем, маг? — спросил тот, склонив бритую голову с длинной прядью на затылке.

— Я приглашен во дворец наместника владыки Кел-номарха, жизнь, здоровье, сила, на праздничный пир, — надменно ответил Тусет, разглядывая здоровяка из-под приспущенных век. Под почти черной кожей укра перекатывались могучие упругие мышцы. Он тронул золотую серьгу в ухе и пробасил:

— Значит, нам придется возвращаться поздно ночью, — то ли вопросительно, то ли утвердительно прогудел старший носильщик. — Прости, маг, но мой хозяин требует, чтобы мы брали плату вперед.

Жрец скривил темно-красные губы.

— Алекс! Рассчитайся с ними.

Охранник вскинул брови, но ничего не сказав, скрылся в комнате слуг. Через минуту туда же скользнула Айри.

68
{"b":"171967","o":1}