ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет, мудрец, — возразил Александр. — Она очень испугалась, когда вы ее отругали за Треплоса, и еще раз такую ошибку не совешит.

— Она лишь женщина, Алекс, — со вздохом сказал Тусет. — А значит, рабыня своего естества.

«Можно подумать, ты господин над своим…», — с глухим раздражением подумал юноша.

Их беседу прервало появление поэта.

Жрец сразу придал своему лицу надменное выражение:

— Ты будешь сопровождать меня во дворец Сентора Касса.

— Господин, — растерянно промямлил Треплос.

— Айри пропала, — заговорил Тусет. — Возможно, она попала в руки налетчиков или каких-нибудь других бандитов. Наш хозяин Карах обещал полную безопасность нашего добра. Но после вчерашней ночи я ему не очень-то верю. Поэтому в гостинице останется Алекс. А ты пойдешь со мной.

— Как прикажешь, господин, — поклонился поэт. — Но у меня нет оружия.

— Принеси ему меч! — велел жрец Александру.

Тот поклонился и ушел в комнату слуг. Там он быстро отыскал в сундуке с оружием широкий, хищно загнутый клинок из черной бронзы с блестящим камнем у рукояти.

Треплос с важным видом принял меч, несколько минут рассматривал с видом знатока, потом засунул за пояс, поддерживавший юбку.

— Будь осторожен, Алекс, — стал давать последние наставления жрец. — Мои враги могут использовать Айри для того, чтобы попасть в номер и выкрасть папирусы.

— Она не предаст тебя, мудрец, — покачал головой Александр.

— Её могли заставить, — сказал Тусет. — И ты даже знаешь как.

При этих словах жреца раздался громкий стук. Треплос, внимательно слушавший их разговор, вздрогнул и побледнел, схватившись за меч. Жрец откинулся на спинку стула, а Алекс нервно сглотнул.

— Господин маг, — раздался взволнованный голос хозяина гостиницы. — К вам пришли.

Александр махнул поэту в сторону циновки, загораживавшей дверь в комнату слуг. Тот на удивление быстро сообразил и, кивнув, спрятался за ней. Алекс вытащил меч и, заведя руку с ним за спину, пошел к двери. Тусет сжал посох и выпрямился.

Охранник отодвинул засов. В комнату, кланяясь, вошел Карах, а за ним высокий воин в бронзовом панцире и коричневом плаще. В правой руке он держал шлем с пышным белым плюмажем, а на поясе красовался короткий меч.

— Я рад приветствовать второго пророка храма Сета в Абидосе, — проговорил воин на хорошем келлуанском. — Я Тит Рикос, меня послали сопровождать вас в дом господина Сентора Касса.

Он подошел к жрецу и, поклонившись, протянул ему свернутый пергамент.

Тусет пробежал глазами по строчкам и облегченно вздохнул. Александр вернул клинок в ножны. Воин насторожился.

— Прошу простить за не ласковый прием, — извинился жрец. — Но сегодня ночью меня пытались ограбить, а днем пропала служанка. Вот мой охранник и нервничает.

Тит Рикос усмехнулся, презрительно глядя на юношу.

— Я готов! — Тусет поднялся. — Треплос!

Из-за ширмы появился поэт. Его высокая широкоплечая фигура излучала уверенность и силу.

— Это мой второй телохранитель. Он будет меня сопровождать.

— Не думаю, что вам грозит опасность, маг, — пожал плечами воин. — Но если таково ваше желание, я не возражаю.

Чувствовалось, что в его глазах этот молодой человек гораздо более соответствует высокому званию «охранника».

Надменно вскинув голову, жрец поднялся с кресла. Повинуясь знаку, поэт взял его сумку и проследовал за Тусетом.

Алекс задвинул засов, потушил все светильники кроме одного в комнате слуг и, взяв матрас, уселся в темном углу большой комнаты. Медленно тянулось время, прямоугольники лунного света, бившего сквозь узкие окна, неторопливо ползли по полу. Вновь закровоточила успокоившаяся было совесть.

«Девчонка пропала из-за меня, — с горькой ясностью думал он. — Это я насоветовал жрецу спрятать документы так, чтобы мы не видели. Меня он отослал в публичный дом. И теперь бедную Циату побьют из-за «тараканов» в моей голове. А Айри жрец просто выгнал в город, где она и сгинула».

Юноша сел, обхватив колени руками.

«Почему из-за меня всегда страдают другие? Когда я научусь держать язык за зубами и не лезть в чужие дела? Что за демон тянул меня за язык? Какое мне дело до тайн келлуанского жреца? Сидел бы себе да помалкивал. И Айри была бы жива, и этой гадости у «ночных звездочек» не случилось».

Александр поморщился. Кажется, теперь эта отвратительная картина будет преследовать его всю жизнь.

Пытаясь как-то отвлечься, он вспомнил об Айри. Почему ей вздумалось гулять после ночного нападения и истории с Треплосом? Очевидно, жрец воспользовался его советом и просто отослал девочку, чтобы перепрятать документы. «Не слишком же он дорожит своими слугами, — покачал головой Алекс. — И брат его остался без жены с богатым приданым. Что же будет с золотом Айри? Неужели Тусет выпустит из рук такой куш?».

Вдруг он встрепенулся, заморгал и почесал в затылке.

«А почему я решил, что он вообще разрешит мне уехать из Келлуана с таким-то добром?»

«Он производит впечатление честного человека, — робко заметила совесть. — Не взял с острова ничего кроме книги».

«Но подстраховаться не мешает, — гнула свое паранойя. — Хотя бы чуть-чуть».

Подумав, Александр с ней согласился.

Взяв светильник, он решительно направился в комнату слуг. Кроме двойных стенок в сундуке Энохсета имелись еще два тайника, о содержимом которых знал сейчас только Алекс. Выпуклую расписанную рисунками и иероглифами крышку украшали потемневшие бронзовые накладки. Юноша осторожно отодвинул две из них и поддел ногтем тонкую деревянную пластину, под которой оказалось маленькое углубление. В нем лежал тонкий, туго завернутый в ткань цилиндрик.

Алекс взвесил его на руке, развернул тряпку. Тускло блеснула стопка золотых радланских монет. «На первое время хватит, — подумал он, убирая их в сумку. — Теперь надо найти, куда их спрятать».

За окном раздался крик боли, звуки ударов и громкий топот. Алекс осторожно выглянул, но не различил ничего в кромешной тьме, накрывшей город греха.

Глава VII. Кто что скрывает?

Я могу приказать зеркалу открыть многое, — ответила она, — и некоторым я могу показать то, что они желают видеть. Но зеркало также показывает и непрошенное, и эти картины часто более неожиданны и ценны, чем то, что мы хотим увидеть.

Дж. Д. Толкин
Властелин колец

Сиротская жизнь отучила Айри долго плакать. Вытерев нос, она стала осматриваться. Неподалеку от нее сидел, прислонившись к стене, радланин, на костистом лице его алели свежие кровоподтеки. Он оказался единственным из задержанных, кому связали руки. Густая цепочка стражников стояла полукругом, пристально наблюдая за членами «Общества Диноса», пресекая любые попытки заговорить. Девочка видела, как один из гостей трактира «Веселый омар» попытался узнать у воина причину ареста. Тот грубо оттолкнул его и замахнулся копьем. Это показалось девочке очень необычным. Как правило, городские стражники не проявляли излишнего усердия в борьбе с преступностью.

Четверо воинов, пыхтя и ругаясь, выволокли за руки и за ноги толстяка — распорядителя. Он пытался что-то кричать, но из разбитого рта вылетали только брызги крови и невнятный сип. Стражники бросили его на мостовую. К распростертому телу сейчас же подошел десятник и трое беседовавших с ним мужчин.

Один из них, присев, что-то спросил. Толстяк взмахнул рукой, и тот, получив хорошую плюху, отлетел, едва не сбив с ног стражника.

— Тебе мало, Дворос! — вскипел десятник. — Эй, ребята, наваляйте-ка ему еще!

Двое стражников стали лупцевать распорядителя древками копий, он вяло отмахивался, но вскоре затих. Тяжело дышащие воины посмотрели на начальство.

Командир махнул рукой.

— Хватит с него. Поднимайте остальных!

Стражники пинками заставили встать избитых людей и, окружив их густой цепью, погнали прочь от «Веселого омара».

92
{"b":"171967","o":1}