ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, в отсутствие быстро доступной помощи принять какие-то меры было в силах самого Уокера. Но мог ли он делать что-нибудь другое, кроме как заниматься торговлей нематериальными фьючерсами? Было ли всё его прошлое земное бытие ограничено лишь покупкой и продажей множества цистерн апельсинового сока и небольшого количества колтана?[1] Что ещё он умел делать? Умел играть в футбол. И очень хорошо. В то время как серематы больше склонялись к интеллектуальным играм, в ходе своего временного пребывания на Серематене, Марк обратил внимание на то, что другие обитающие там и прибывающие погостить инопланетяне нередко состязались в физической силе. Он не только не мог постичь цели таких игр, но ещё более — их правил. Некоторые из участников были угрожающе огромных размеров, гораздо больше его самого. Поскольку никто не мог даже близко тягаться с громадным туукали Брауком в размерах и устрашающей силе, было ясно, что попытка соревноваться с ним грозила риском получить тяжёлые долговременные увечья.

Кроме того, Уокер хотел найти применение своему уму, а не грубой силе, единственно для того, чтобы предотвратить неизбежные и неизменные комментарии язвительной Скви по поводу последней. У неё и так уже сформировалось достаточно нелестное мнение о человеческих существах. Марк не видел надобности в том, чтобы снабдить её дополнительными фактами, способными вызвать вполне предсказуемый поток словесных колкостей. Впрочем, она была способна изобрести и множество новых.

Итак, где ещё он мог испытать себя? Собственная неполноценность тревожила и изводила его недели напролёт, пока он не пришёл в себя (что было весьма логично) во время вечерней трапезы.

Жилище с Марком делил Джордж. Пёс лежал на живом коврике с грубым ворсом, который жильцы дома изготовили по его просьбе. Снаружи, за единственным овальным окном, имевшимся в комнате Уокера, возвышались пирамидальные крыши огромного современного города, построенного сплошь из ненатуральной древесины, едва озарённого мягким, обволакивающим светом заходящего солнца Серематена, города, который стал их домом.

Как и всегда, из небольшого круглого проёма в центре пола возникла еда. В точно определённое Уокером время. Пока он расправлялся со своим блюдом багрянисто-бурого цвета, Джордж с энтузиазмом грыз нечто, похожее на первоклассную рёберную кость. Это было не качественное рёбрышко и не кость, но пёс выглядел весьма удовлетворённым. В такие моменты, как не раз отмечал Марк, неизменно хотелось закрыть глаза и снова вообразить себя на Земле.

— Джордж, мы не особо продвинулись в своих попытках добраться до дома.

Пёс навострил уши и прислушался к человеку, который был ему другом, подняв взгляд от лакомого кусочка псевдобычка. Его голос и интеллект — работа хирургов виленджи, сколь сведущих, столь и корыстных. Джордж был способен заставить себя понять всё.

— Сколько раз мне надо напоминать тебе, в каком прекрасном положении мы здесь находимся? Но разве я отказывался вернуться домой? При условии, что остальные придумают, как это осуществить. — Пёс снова принялся за кость. — Это или произойдёт, или нет. Возьми себя в руки, иначе волнения доконают тебя прежде, чем представится шанс и придёт понимание того, как достичь цели. Конечно, тогда беспокоиться будет не о чем, верно?

— Я знаю: на всё требуется время, Джордж. — Уокер говорил, апатично ковыряясь в еде. — И прихожу к выводу, что все вы — ты, Браук и Скви — кажетесь довольными и приспосабливаетесь к окружению, а я по-прежнему практически ничего не могу сделать. Тяжело сохранять позитивный настрой, когда не делаешь ничего стоящего.

— Это да-а, — пробубнил пёс с набитым ртом. — Когда кто-то делает всё за тебя, когда разумные машины и предупредительные хозяева отзываются на каждую твою нужду и не приходится ежедневно отчитываться о работе, я понимаю, до истинной сути дойти просто.

Привычный к случающимся у пса время от времени приступам сарказма, Уокер ничего не ответил.

— Я говорю о том, что, пока мы не найдём способа вырваться отсюда, мне необходимо что-то делать. Чем-нибудь занять время. Ну… тем, что позволит мне гордиться собой. И я рассчитываю на своё любимое хобби, которым занимался дома. — Он выдержал короткую паузу перед тем, как договорить. — Я собираюсь стать поваром.

Челюсти пса разжались, и он поднял взгляд на Уокера. Чёрные глаза пристально смотрели из-под лохматых бровей.

— Повар. В данный момент — полезная и честолюбивая цель. В мире, где твой комнатный синтезатор изрыгает еду, когда бы ты ни попросил.

Предвидя неодобрение Джорджа, Уокер подготовил ответ. Отодвинув в сторону остатки собственной трапезы и подавшись вперёд, он попытался как-то выразить тот энтузиазм, который ощутил, когда к нему в голову впервые пришла эта идея.

— Мне это известно, Джордж, но я провёл некоторые исследования. Конечно, почти всей едой, потребляемой на Серематене и во многих других передовых мирах стремительно распространяющейся цивилизации, обеспечивает чрезвычайно сложно устроенное современное пищевое оборудование — синтезаторы. Почти всей, но не всей. Я разузнал. Львиную долю того, что принято называть натуральной пищей, всё ещё готовят вручную, или требуется руководящий перст.

Несмотря на то что пёс изначально выказал Марку своё пренебрежительное отношение, теперь он выглядел заинтересованным.

— Да ну! Никогда не думал об этом. — Он махнул лапой в направлении комнатного «кормильца». — Если у них есть синтезаторы, зачем заморачиваться таким примитивным занятием, как приготовление еды?

— Затем, — с нотками триумфа в голосе произнёс Уокер, — что оно считается одним из видов искусства.

— А! — Джордж моментально оживился. — В этом есть смысл, хотя и немного. Конечно же я помню, как стряпают. Густые запахи, идущие из некоторых ресторанов. Изысканный аромат остатков первоклассной еды. — Он снова взглянул на друга. — Погоди минутку. Чего ради ты решил, что сумеешь готовить местную пищу лучше, чем сумел вести торговлю по местным обычаям? Уверен, что, по версии серематов, кухня — это отнюдь не раковина и плита в окружении кастрюлек и сковородок.

— Я изучал оборудование и технологии, необходимые для того, чтобы управлять задействованными в процессе устройствами. — Марк сделал жест рукой в сторону ближайшей стены. — Комната помогала мне. Оно всё новое, сложное и замысловатое. Это несомненно. Но с ним не настолько трудно справиться, как с починкой корабельного двигателя, позволяющего ему перемещаться в пространстве быстрее, чем со скоростью света.

— Стряпня, значит. — Передние лапы Джорджа покоились на хорошенько обглоданной фальшивой кости. Пёс ненадолго задумался, потом пожал плечами. — Ну, займись, я считаю. — Он вернулся к прежнему занятию, но на этот раз немного более благопристойно. — Только запомни одно. — Его крепкие зубы скрипели по поверхности, покрытой восстановленным из концентрата кальцием.

— Что? — потребовал ответа Уокер.

— Найди кого-нибудь ещё снимать пробу с плодов своих первых экспериментов. Я — не в деле.

Хотя Марк считал, что имеет некоторое представление о том, во что ввязывается, овладение всего лишь азами кулинарной технологии серематов и более выдающихся обитателей галактики, не говоря о необходимых эстетических составляющих, оказалось гораздо более сложной задачей, чем он ожидал. Случались моменты, слишком много моментов, когда ему хотелось всё бросить, признать поражение и вернуться к жизни, основанной на зависимости от надоедливо-скучной благотворительности. Он не сдался. Проявил ту же решительность, которая позволила ему добиться места крайнего лайнбекера[2] в основном составе университетской футбольной команды и сохранить его за собой на целых три сезона. Уокер так же отважно бросился во все гастрономические испытания, как на поле бросался наперерез тейлбекам[3] из команды противника.

вернуться

1

Колтан — ценная руда, твёрдый раствор колумбита и танталита, сырьё для получения тантала, являющегося ключевым элементом в производстве конденсаторов, находящих применение во многих электронных устройствах.

вернуться

2

Лайнбекеры — в американском футболе так называют игроков, размещающихся позади линии защиты.

вернуться

3

Тейлбеки — в американском футболе так называют игроков, находящихся позади всей линии нападения.

2
{"b":"171971","o":1}