ЛитМир - Электронная Библиотека

— Обоснованное суждение, — безрадостно изрекла задумчивая Скви, — никакой ясности. Не вижу смысла спорить.

Пёс подвинулся ближе к к'эрему. Достаточно близко для того, чтобы дотянуться до неё лапой и погладить слегка выпуклую, гладкую и блестящую красно-коричневую кожу.

— Однако не это меня беспокоит. Недостаток любознательности. — Отступив назад, Джордж со значением оглядел трёх своих приятелей. — Думаете, что кучка предположительно любопытных учёных типов при первом подходящем случае заинтересуется четырьмя разумными существами, с которыми прежде не сталкивалась и которые происходят из трёх абсолютно разных миров. Но, когда бы мне ни представлялся шанс прояснить вопрос с отдельным индивидуумом, все они без исключения, казалось, были более заинтересованы в том, чтобы сменить тему разговора или поговорить о презентации Марка или о последнем сражении при Джалар-аад-биид, чем рассуждать о той части галактической руки, из которой мы, возможно, и происходим. — Он слегка склонил голову.

— Несомненно, антинаучно по духу, — с готовностью согласилась заинтригованная Скви. — Будто те, с кем ты говорил, пытались намеренно избежать продолжения темы.

Браук явно был в полном замешательстве.

— Но зачем избегать темы, интересной для всех?

— Быть может, — предположил Джордж, прищурив глаза под нависшими лохматыми бровями, — потому что им велели.

Потрясение туукали стало ещё более глубоким. Оба глаза, которые вместе были размером с самого Джорджа, наклонились на своих стержнях и внимательно посмотрели на пса.

— Ты предполагаешь, что их всеобщее неведение было неслучайным?

— Я говорю только то, — ответил Джордж, собираясь уходить, — что эти разумные существа, чьё дело задавать вопросы ради пополнения багажа знаний, — кучка чрезвычайно скрытных разумных существ.

— И в самом деле, почему им неинтересно узнать, откуда мы все происходим? — вслух выразил удивление Уокер.

— Может, — торопливо уходя, через плечо бросил Джордж, — потому, что кто-то обеспокоен тем, что мы захотим вернуться обратно.

Трое приятелей стояли, уставившись на раскачивающийся из стороны в сторону хвост пса, пока тот не исчез из вида, свернув за угол. На затянувшееся мгновение повисла тишина. Потом наконец заговорил Уокер.

— Уверен, — пробормотал он с тревогой, — я не настолько хороший повар.

— Мы для них игрушки, новые, — тихо и невнятно произнесла Скви в свою узкую покачивающуюся трубку. — Мы все — игрушки, новинки. — Серебристо-стальные глаза выразительно и внимательно смотрели на Марка. — Не обладая такой значительной ценностью, как драгоценные металлы или камни, игрушки ценятся исключительно теми, для кого имеют практическую пользу. Вероятно, твой маленький вонючий друг поистине проницателен. Бесспорно, нельзя отрицать, что наши постоянные вопросы были встречены с апатией, если не с откровенным равнодушием. Сегодня вечером неизменность этого положения предполагает не что иное, как тщательно спланированную политику.

Уокер медленно покачал головой:

— Не могу поверить, что ниййюю намереваются не допустить нашего отъезда отсюда.

— Ничто не препятствует нам в отъезде, — отметила Скви, собираясь удалиться в свои апартаменты. — Просто неоткуда ждать помощи в определении, каким путём следовать, когда мы решим отбыть. А не зная, куда держать путь, нет смысла отправляться. Можно, конечно, двинуться, опираясь на какое-нибудь приспособление, пока не станешь в тупик и не унесёшься прочь в каком-нибудь случайном направлении. В безднах космоса это самоубийство. Утаивание информации — не то же самое, что отказ от помощи, зато результат тот же.

После ухода к'эрему Уокер остался наедине с Брауком. Туукали был слишком взволнован, чтобы удалиться в свою опочивальню.

— Стоит обдумать сказанное здесь сегодня вечером. Безразличие — ещё не враждебность, но уже не дружелюбие.

— Что мы можем с этим поделать? — вслух поинтересовался Уокер, наблюдая, как громадный туукали шаркающей походкой направился к выходу.

Оба глазных стержня вывернулись в обратную сторону, и Браук взглянул на Марка:

— Почему бы не спросить твою добрую подругу Вийв-пим?

Была ли в вопросе великана скрытая многозначительность? Чушь, сказал Уокер самому себе. А идея неплохая. Единственная проблема состояла в том, что он не раз настаивал, чтобы Вийв-пим объяснила отсутствие ответов на их вопросы, и она вела себя столь же изворотливо и уклончиво, как и те, к кому сегодня вечером обращался Джордж. Это само по себе наводило на определённые мысли.

И вовсе не обнадёживающие.

— Могу я рассчитывать на частицу вашего вечера?

После того как все его приятели ушли, Уокер остался, чтобы проверить оборудование и убедиться, что ассистенты должным образом подготовили его для хранения. Думая, что он один в пустом нийюанском зале для торжественных приёмов, Марк удивился, оказавшись лицом к лицу с женщиной-ниййюю.

Она была заметно ниже ростом, чем средний представитель её вида. Не выше, чем он сам. По сравнению с другими ниййюю её сложение граничило с тучностью. Её оборка распрямилась и ярко вспыхивала тёмно-синим, а хвосты трепетали. Всё это вместе выдавало волнение. Её облачение, по нийюанским стандартам, казалось консервативным. Тело было обёрнуто жёлто-белым атласным материалом. Но глаза были, как и у всех ниййюю, огромные и светящиеся, словно у лемура, а голос — такой же скрежещущий, как звук токарного станка, обрабатывающего кованое железо.

— Я — Собдж-оэс. Старший преподаватель дальней астронавтики и векторной навигации не только в Коджн-умме, но и консультант по этим вопросам в четырёх других королевствах.

Двупалая рука шевельнулась, чтобы дотронуться до его плеча. Знакомый к этому времени с интимной формой приветствия, Уокер не вздрогнул.

— Вам понравилась презентация? — спросил он, не зная, что ещё сказать.

— Очень. — Она оглянулась, навострив длинные, гибкие уши. Они были одни. — Вы хотеть отправиться домой.

Марк старался не повышать голос, чтобы не выглядеть взволнованным и не позволить ей уловить малейшие изменения в тоне или выражении его лица.

— Это верное предположение, как бы сказала мой друг, Секви'аранака'на'сенему. Но для того, чтобы продолжить наше путешествие отсюда, с Нийю, нам требуется помощь специалистов. Чтобы указать путь. Специалистов, возможно, таких, как вы.

Свободной рукой она сделала жест, который он принял за ответ, поощряющий к продолжению.

— Вы, разумные существа, не так уж сильно отличаетесь от ниййюю. Внешность не имеет никакого значения. — Два пальца её левой руки нежно погладили его череп. — То, что находится здесь, — это всё. Я одна из тех, кто осведомлён в вашем вопросе и старается определить местоположение ваших миров. Это очень непростое дело. Даже одна рука галактики — воплощение необъятности. Тысячи и тысячи звёздных систем.

— Астронавтика развита во всех наших мирах, поэтому мои друзья и я знаем об этом. Всё, что у нас есть, — надежда на помощь других. Это всё, о чём мы просили правительство Коджн-умма и всемирные организации, которые связываются с ниййюю в вопросах науки. На сегодняшний день ответа нет.

Его гостья еще раз оглянулась. Имея такие громадные глаза, для этого не было нужды вертеть головой.

— Ваш запрос был передан. Но с сопутствующим предупреждением.

Уокер нахмурился:

— Какого рода предупреждением?

— Провести поиск ваших родных миров в соответствии с вашей просьбой. Но не заниматься этим вместо другой работы и не рассматривать как приоритет.

— Понимаю. — Он глубоко задумался. За годы, что он торговал сырьём, Уокер близко познакомился с тонкостями и хитростями путаного бюрократического сознания — способностью говорить одно, а подразумевать другое. — Вы имеете в виду, что эти «предупреждения» могут интерпретироваться как приказ не спешить в поисках миров, из которых происходят мои друзья и я сам?

Она едва коснулась правой рукой его груди.

24
{"b":"171971","o":1}