ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скажу тебе кое-что, человек по имени Уокер. Можешь считать это признанием перед утренней трапезой. Я близок к тому, — он сжал пальцы правой руки, — чтобы взять обе традиционно оборонительные башни Биранджу-оов. Захват обеих крепостей означает, что потерпевшее поражение королевство должно выплатить победителю значительные контрибуции. Это касается всего: коммерции, налогообложения, тарифов, вопросов с жильём. — Его свободная рука простёрлась вперёд, чтобы обвести по-прежнему тихое поле сражений. — Когда, наконец, я нанёс поражение этим атакующим силам Торауд-иид, я мог бы впоследствии собрать более крупную армию и отогнать их назад, к границам их собственного королевства. Победить их и там тоже. Сначала Торауд-иид, потом — Биранджу-оов. Стал бы величайшим военачальником всех времён в истории Коджн-умма. — С нескрываемым интересом он ждал реакции Уокера.

Человек всего лишь тихо произнёс:

— А что потом?

Генерал с облегчением вздохнул, да так, что на мгновение стал тонким, как тростник.

— Вы на самом деле понимаете. Быть может, вы испытываете то же чувство.

— Нет, — твёрдо сказал ему Уокер. — Я не заинтересован в том, в чём заинтересованы вы. Хотя есть вероятность, что мне когда-нибудь захочется стать главой компании, в которой я работал. Если это можно назвать «полным завоеванием», я только за. В чём я заинтересован, так это в том, чтобы попасть домой. Каждый день, который я и мои друзья проводим на Нийю, — это ещё один день, ни на шаг не приблизивший нас к дому. Становится абсолютно ясно: чтобы получить некое содействие официальных источников Коджн-умма, в котором мы так нуждаемся, нам требуются влиятельные союзники среди правящей элиты. — Он многозначительно взглянул на генерала. — Величайший военачальник в истории современного Коджн-умма несомненно стал бы одним из кандидатов в этот список.

У Салуу-хир-лека расширился рот.

— Стратегия и тактика. Если бы я был той личностью, о которой вы теоретизируете, я бы, верно, мог вам помочь. Но я не та личность. Не могу быть таковой. — Он отвёл взгляд. — Вы достаточно долго находитесь на Нийю и знаете: когда одно из королевств становится слишком могущественным, другие объединяются, чтобы поставить его на место.

— Если его власть очевидна, то — да, — согласился Уокер. — Но существует множество способов замаскировать намерение. Скрыть истинную цель. Это как раз то, что мне удаётся очень хорошо.

Салуу-хир-лек резко обернулся и посмотрел в лицо человеку:

— Есть идея? Одна? Или много?

— Одна — это много, — загадочно произнёс Уокер. — Интересно?

Нийюанский генерал оставался настороженным.

— Слишком рискованная тема для открытого обсуждения. Сначала вы приготовите утреннюю трапезу. Пожалуйста, приведите своего друга, если он чувствует себя лучше. Мне интересно и его мнение тоже.

— Суть моей идеи за пределами его компетенции, — ответил Марк.

— Понимаю. Но всё равно мне интересно его мнение. Вы же не возражаете против присутствия собственного друга при обсуждении?

— Нет. Конечно нет. — У него не было иного выбора, как только уступить. Продолжение спора с генералом на эту тему, размышлял Уокер, полностью уничтожило бы его интерес к обсуждению столь щепетильного предмета.

А так Салуу-хир-лек был явно доволен.

— Всегда сначала лучше поесть.

Нехорошо обсуждать двуличность и подстрекательство к мятежу на пустой желудок. Обхватив человека длинной, гибкой рукой, генерал сопроводил его с бастиона обратно в глубины крепости.

— Ну и что вы думаете?

Водопад, у подножия которого они собрались, был не высокий, но очень шумный. В общем, это и надо было Уокеру. Как всегда, их внешность притягивала взгляды проходивших мимо ниййюю. Однако ни один не приблизился к непривычно выглядевшим гостям природного заповедника. Прибывшим с визитом инопланетянам предоставлялись те же привилегии, что и местному населению. Это распространялось и на частную жизнь, и на желание уединиться.

И, если даже обычной учтивости и любезности было бы недостаточно, чтобы воспрепятствовать посягательству на их уединение, было бы достаточно присутствия устрашающего Браука, чтобы все заинтригованные держались на расстоянии.

Издали заметив узкую песчаную отмель, Скви с удовольствием скользнула в воду. Над гладью осталась только верхняя часть её тела. Приятелям пришлось устроиться вокруг неё. Никто не возражал против того, чтобы находиться в непосредственной близости от такого большого, заботливо ухоженного водопада, который за века своего существования претерпел трансформацию, превратившись из дикого, необузданного потока в изысканно устроенный каскад. Хотя местная растительность, буйная и живая, пышно раскинулась по всему парку, Уокер бы с радостью променял каждый кричаще-яркий цветок и переплетённые спиралью корни инопланетной экзотики на одну-единственную маргаритку.

Однако они пришли сюда не наслаждаться пейзажем, а обсудить своё ближайшее будущее. То, которому обещание, данное Уокером, сулило существенные изменения.

— Воспользоваться шансом, который может серьёзно расстроить существующие связи! — Браук был гораздо крупнее многих растущих вокруг деревьев. Он ответил первым, и в его реакции на план Уокера отразилась свойственная Брауку от природы осторожность. — У нас спокойные, лишённые напряжённости отношения с ниййюю. Если мы дадим вовлечь себя в то, во что ты предлагаешь, Марк, им будет нанесён непоправимый вред.

Уокер предвидел возможные многочисленные возражения против своего предложения. И одно из них — от Браука.

— Как? Все решения будут приняты Салуу-хир-леком, им же будут изданы все приказы, и он станет единственным, кого будут за них преследовать и казнить. — Он улыбнулся со знанием дела. Наша цель — не доверие и хорошая репутация. Наша цель — сделать нашего союзника таким сильным, чтобы он смог предъявлять требования, а не излагать просьбы о добросердечной помощи, как мы.

Пока Джордж, расслабившись, ковылял поблизости, Скви сфокусировала на человеке свой подобный лазеру взгляд.

— Очевидно, ты обдумал всё настолько хорошо, насколько позволяют твои способности. Признаю, что я заинтригована больше, чем ожидала. Но наш угрюмый туукали говорит дело. Предположим, события будут развиваться не по задуманному сценарию. Наши хозяева не так развиты, чтобы их низменные желания полностью атрофировались. К примеру, в этом обществе признаётся месть.

Не обращая внимания на то, что промочил брюки, Уокер кинулся в воду и совсем близко склонился над Скви. Были времена, когда такая близость к ночному кошмару с щупальцами, ростом в четыре фута, каким и была к'эрему, заставила бы его закричать. Время и близкое знакомство уже давно изменили его взгляд и реакцию.

— В таком случае худшее, что может случиться… Ниййюю знают, что у нас по-прежнему есть друзья среди серематов. Возможно, они просто вышлют нас, отправят обратно на Серематен. В таком случае нам будет не хуже, чем до того, как мы приняли решение прибыть сюда.

Полдюжины тоненьких щупалец лениво помешивали воду. Наполовину в прохладном потоке, наполовину — над ним, Скви пребывала в состоянии полного физического комфорта. Но мыслила она по-прежнему скептически.

— Правда в том, что если мы не сделаем хоть чего-нибудь, то проклянём себя за инертность: нужны упреждающие действия.

Серебристо-серые глаза пристально уставились на Уокера, а розовый хоботок, служивший ртом, размахивал туда-сюда рядом с его лицом. Привыкший к чрезвычайно «инопланетному» хоботку, пребывавшему в такой непосредственной близости, он не обращал внимания на эти взмахи.

— Чтобы иметь возможность успешно завершить дело, мне нужны твои знания и твоя помощь, Скви.

— Конечно, — выразительно согласилась она. — У тебя не будет никакого шанса на успех без моего активного вмешательства. Как ничто другое, тебе понадобится участие кого-то с более высоким интеллектом только для того, чтобы отслеживать все возможные результаты намеченных тобой интриг. Должна признать, что твои планы демонстрируют такую искусную способность обдумывания многих вариантов одновременно, которая раньше никак не вязалась с моим представлением о тебе.

33
{"b":"171971","o":1}