ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ловко тебя надула сестрёнка-осьминожка! И заметь, не первый раз. Людям ничто не служит уроком. Вы так поглощены своим тщеславием и почестями, что… — Пёс растворился в собственном смехе.

Надеясь, по крайней мере, на моральную поддержку собачьего представителя вздорного квартета, сказать по справедливости, Уокер был менее чем доволен такой возбуждённой реакцией своего приятеля.

— Конечно, ты прав в своих оценках. — Скви встретила его обвинения так же спокойно и невозмутимо, как всегда. — Конечно, ты не можешь не допускать, что любой из нас, таких разношерстных собратьев-путешественников, имеет шанс вернуться домой, и, безоговорочно, именно я из всех нас должна остаться целой и невредимой.

Усилием воли Уокер сдержал гнев.

— Я прошу прощения, если моё желание продолжать жить идёт вразрез с твоим представлением о том, как следует поступать в нашей теперешней ситуации.

К'эрему была так же невосприимчива к сарказму, как Браук — к летящим в него камням.

— Нет нужды извиняться. Ты не несёшь ответственности за то, что отвечаешь в соответствии с основными инстинктами, которые не контролируешь. Точно так обстоит дело со всеми существами низшего порядка. — Потом, возможно немного смягчившись, возможно осознав, что переступила черту, которую едва ли различала, она добавила: — Естественно, я направляю всю свою ментальную энергию на предвидение того, чтобы все мы, а не только я могли завершить это-очень-желанное-путешествие.

Отвернувшись и не обращая внимания на её щупальца, тихо скользнувшие рядом, Уокер скрестил на груди руки.

— Смотри не надорвись, — проворчал он со злостью.

Прозрачные веки захлопнулись, прикрыв серебристые глаза.

— Боюсь, мой встроенный транслятор затруднился с переводом твоего последнего комментария.

Вместо ответа Уокер внёс небольшое дополнение, значение которого транслятор без труда передал предельно ясно. Щупальца сразу же отдёрнулись. От к'эрему больше никто не услышал ни единого слова до самого конца путешествия.

Из просторной тыльной части транспорта плыли стихотворные строки, рождённые окрылённым меланхолией инопланетянином. Браук декламировал:

— Брошенные здесь на произвол судьбы, что ни день, сражаемся и убиваем. Пустое. Как тоскую я по бескрайним полям Туукалии, по небесному своду над ней, по лугам, где колышется сурашх, по густым лесам и прохладным долинам, по…

Желая продемонстрировать своё неудовольствие, Уокер разомкнул руки и плотно прижал ладони к ушам. Джордж использовал для того же передние лапы. Скви, со своей стороны, просто проигнорировала последние бесконечные декламации их громадного приятеля. Не снабжённые трансляторами для перевода, их чаручалианские хозяева оставались в блаженном неведении о содержании жужжания, издаваемого странными инопланетянами, однако в их восприятии оно звучало так, будто почётным гостям не всё было по нраву.

Самый прославленный главнокомандующий экспедиционной армией традиционных вооружённых сил справедливого королевства Коджн-умм пребывал в дурном расположении духа. С момента поразительного миропомазания неуклюжего инопланетянина, человека, главным разработчиком стратегий для псевдоальянса якобы сотрудничающих вооружённых сил шести территорий. Это было неслыханно! Неоправданно! Невыносимо!

Однако, хотя и неприятный, это был факт, и с ним приходилось иметь дело. Значит, нужна была информация. Веруя в то, что он обладает таковой, Салуу-хир-лек был захвачен врасплох решением союза других королевств. Он больше не допустит такой ошибки.

Поэтому он с нетерпением ожидал появления соотечественницы, которую вызвал пред свои очи.

Поскольку Вийв-пим не была заранее напугана перспективой личной встречи с генералом, она не имела представления о том, чего хочет от неё Салуу-хир-лек. Но поняла сразу же, когда он обратился прямо к ней и очень по-деловому:

— Что значит для вас этот инопланетянин Маркус Уокер?

Её хвосты непроизвольно задёргались. Явный признак того, что она не поняла вопроса.

— Значит для меня? Никакого значения, привязанного к взаимоотношениям. Я назначена его гидом в путешествии к миру и в мире ниййюю, а также для ознакомления с культурой. Ту же функцию исполняю и по отношению к его приятелям. Если взаимоотношениям отведено какое-то значение, то они являются работой, за которую мне платит правительство Коджн-умма.

Он понимающе кивнул, но слова его противоречили этому жесту.

— У меня было с избытком времени, чтобы наблюдать за инопланетянином Уокером. А также наблюдать, как инопланетянин Уокер наблюдает за вами. Здесь больше чем просто дипломатия.

Вначале, уверенная, что знает, зачем за ней послали, гостья постепенно озадачивалась:

— Признаюсь, не понимаю линию рассуждений главнокомандующего.

Её неприкрытое удивление было ответом на его вопросы.

— Не важно. Я узнал то, что хотел узнать. Вы невиновны в предательстве.

Приблизившись, он понизил свой скрежещущий голос:

— Вы должны понять, Вийв-пим, мне надо было узнать. Не беспокойтесь, ясность в этом вопросе восстановлена.

Обвинённая, а затем признанная невиновной в том, о чём её так ни разу и не проинформировали, она была в совершенном изумлении. Очевидно, суд над ней закончился, хотя она так и не предстала перед судьями. Исходя из того, что она ощутила изначально, ей бы следовало почувствовать облегчение. Вместо этого она была в ещё большем замешательстве, чем когда-либо прежде.

— Вы расстроены из-за возвышения человека Уокера, — отважилась произнести Вийв-пим.

— Расстроен! — Ещё раз ему пришлось понизить голос. — Расстроен, да. Всё это дело по сути вообще абсурд. Нелепо и необоснованно. — Его гибкие руки взлетели, как хлысты, рассекая воздух. — Инопланетянин — повар, а не военный стратег. Но меня не одурачить. — Его огромные внимательные глаза сверкнули. — Я понимаю, что произошло. Чаручал-уул, Биранджу-оов и другие желают изолировать меня и не допустить влияния Коджн-умма на все последующие события. Им лучше не расслабляться. Когда придёт время, я разберусь с их обманом.

— А как же человек? — Вийв-пим не совсем понимала, отчего ей следует беспокоиться и зачем она задала вопрос.

— Ээг, человек! Он странный, но я не злюсь на него. Ясно, что им манипулируют другие для достижения своих целей. Кто эти другие, я до сих пор не уверен. Несомненно, наш славный повар находится в неведении по поводу того, как его используют. Нет, инопланетный кулинар безвреден. Я более страшусь действий его приятелей, особенно маленького резиноподобного существа с кучей конечностей. Слишком мало говорит, слишком много видит. Я неоднократно укорял себя за то, что не обратил на неё внимания.

Вийв-пим уступчиво кивнула:

— Я — коджнуммка. Вы — высокопоставленное лицо. Я сделаю всё, что вы сочтёте необходимым, на благо интересов нашего королевства.

— Я знаю, Вийв-пим. Однако в настоящий момент ничего нельзя сделать. Будет намного полезнее понаблюдать и подождать.

— Чего? — спросила она, опуская руки.

Он смотрел свирепо, но не на неё.

— Возможности.

Их комнаты были восхитительны и смотрели на одну из великих широких гаваней, которыми Чаручал-уул славился на всю Нийю. Если уровень технологического развития и не дотягивал до того, что был на высокоразвитом Серематене, то, по крайней мере, был таким же, как на Коджн-умме. Как почётным гостям им было не на что жаловаться.

И уж никак не на хозяев, в чьём отношении к ним смешивались восхищение, подозрительность и любопытство, граничившее с раболепством. Между двумя из гостей по-прежнему сохранялся внутренний разлад.

Уокер вышагивал взад-вперёд перед прозрачной от пола до потолка стеной, открывавшей взору прекрасный вид. Если бы он закрыл глаза и отпустил мысль в свободный полёт, то мог бы представить, что стоит на небоскрёбе, смотрящем на озеро Мичиган. Потом он снова бы их открыл, и его взору и мысли предстала бы чуждая архитектура, незнакомый транспорт и небо оттенка, казавшегося слишком зеленоватым.

51
{"b":"171971","o":1}