ЛитМир - Электронная Библиотека

Не раньше, чем большой наземный транспорт исчез за границами порта, вооружённые члены экипажа, готовые положить свои жизни ради спасения гостей, наконец убрали оружие и вошли в трансатмосферный трансферный корабль. Приободрившийся Джордж первым взбежал по трапу, уже дружелюбно болтая с восхищёнными ниййюю. За ним следовал Браук, несущий Скви, которая заявляла каждому, кто желал слушать, что с самого начала противостояния точно знала, чем всё обернётся. Идя как раз перед ними, астроном Собдж-оэс была не в силах избежать бесконечных хвалебных од к'эрему её собственной непогрешимости.

Уокер задержался, ожидая Вийв-пим. Она должна была сообщить ему то, что он знал, но по-прежнему не хотел слышать.

— Я не отправляюсь с тобой, Маркус Уокер. Нет квалификации, чтобы войти в экипаж.

Его голова слегка отклонилась назад, и он пристально вгляделся в её широкие, блестящие, изжелта-золотые глаза.

— Вы, конечно, не можете вернуться назад в Коджн-умм, Вийв-пим. — Марк махнул головой в ту сторону, куда отбыл транспорт с солдатами. — То, что Салуу-хир-лек сделал вам сомнительный комплимент, не означает, что он не найдёт способа разобраться с вами, когда вы оба окажетесь в своём королевстве. Нетрудно понять, как ведут себя такие парни, как он. В моём бизнесе такие встречаются. Они не забывают подобное.

— Мне не нужно возвращаться в Коджн-умм, — заверила она его. — Как имеющей опыт в дипломатических и коммерческих отношениях с удалёнными мирами, мне предложен ряд прекрасных постов и в Биранджу-оов, и в Чаручал-уул. Стоит только захотеть, и даже Фиэрек-ииб откроет мне свои двери. — Рука с длинными пальцами указала на лежащий сразу за пределами главного порта город. — Много отличных возможностей. — Рука скользнула вниз, и оба пальца замерли на его груди. — Когда я впервые спасла вас от виленджи и привезла сюда с Серематена, чтобы устраивать представления с приготовлением пищи для знати Коджн-умма, я не думала, что это вот так закончится. — Нежные кончики пальцев гладили его грудь. — Приятного путешествия, Маркус Уокер. Я многому научилась от тебя. Надеюсь, ты хоть чему-то малому научился от меня.

— Я знаю, что научился, Вийв-пим. — Приложив два средних пальца левой руки к низу её шеи, он позволил себе провести ими по её груди. Потом, импульсивно, не задумываясь, заключил её в объятия и крепко прижал к себе. Хотя она сначала слегка сопротивлялась и напряглась, но он был тяжелее её втрое.

Уокер положил ладонь ей на затылок и притянул к себе, а когда поцеловал, в его голове промелькнула одна не слишком умная мысль: «Какого чёрта ты делаешь, как думаешь?» У неё не было губ, и значит, она не могла поцеловать его в ответ. Уокеру было всё равно. Он очень сильно хотел поцеловать её. Это всего лишь, глупо увещевал себя Марк, в качестве научного эксперимента.

Поскольку поцелуй застал её врасплох, Вийв-пим понадобилось мгновение, чтобы ответить. Когда она сделала это, возможно, восприятие было похожим. Или оказалось всего лишь инстинктивной реакцией на его действия. В любом случае мышечное колечко вокруг её маленького округлого рта сократилось, и она сильно вдохнула.

Это не было похоже на его первый поцелуй, ни даже на те, которыми он наслаждался на удачных свиданиях с представительницами противоположного пола его вида. Но… его губы ещё несколько недель после этого были в синяках и болели.

Ирония заключалась в том, что, если бы он когда-нибудь захотел похвастаться своим приятелям, никто бы никогда ему не поверил.

Джанууд-тир-йед отвернулась от последней многоэтажной медиапроекции, занимавшей огромную часть центрального атриума в правительственном ведомстве столицы Фиэрек-ииб. Другие чиновники, обходившие изображение и проходившие сквозь него, были в плену мыслей о великом походе. Что касается её самой, в предшествующие десять дней вице-премьер увидела и достаточно много почерпнула у инопланетян. То, что их попытка отбыть, как было намечено, чуть не провалилась, стало известно лишь немногим. Если проявить осторожность, всё так и останется, ничего более, чем незначительный ухаб на дороге, которая, как все надеются, будет славным примечанием к нийюанской истории.

Она знала, что всё могло сложиться гораздо хуже. Они могли оказаться гораздо хуже. Никто не был счастлив более, чем вице-премьер, при виде четырёх инопланетян, наконец отбывающих с Нийю, чем достопочтенная вице-премьер. Зная о том, как гости манипулировали традиционными силами Коджн-умма, Торауд-иид и нескольких других королевств, было истинным облегчением наблюдать их отъезд. Хотя почти всё внимание было сконцентрировано на двуногом человеке и громадном туукали, парочка гостей меньшего размера лишала Джанууд-тир-йед ночного сна. Это внешне очаровательное четвероногое, как же его звали? Ах да, Джордж. Исключительное имя для исключительного создания. А эта надменная, помпезная кучка щупалец и блестяшек, которая называла себя Скви? Вице-премьер не доверяла к'эрему с самого первого раза, как увидела её притаившейся в тени, на заднем фоне, уступившей своим более приветливым и любезным приятелям преимущество в разговоре.

Сейчас они отбыли. Сейчас жизнь на спокойной, тихой Нийю могла вернуться к нормальному течению. И, несмотря на окончательный исход, возможно, обречённой на неудачу экспедиции, в том, что это верный шанс для инопланетян, она была уверена.

Ради этого стоило потерять три корабля.

Уокер не знал, что Скви или Браук думали о нийюанских кораблях. Их виды путешествовали в космическом пространстве, были передовыми, обеспокоенными инженерной эстетикой. Что до Джорджа, то он с готовностью высказался добровольно:

— Мне всё равно, как они выглядят, пока они заводятся, если кто-нибудь поворачивает ключ, и отправляются в путь, когда кто-нибудь наступает на акселератор.

Но, по мнению самого Уокера, впервые увидевшего их на мониторах трансферного судна, корабли были красивыми.

Их было всего три, как просил Уокер и как обещала Джанууд-тир-йед. Хотя и вполовину не такие огромные, как спасший его и приятелей из плена виленджи корабль серематов, они были достаточно велики, чтобы внушить благоговейный трепет. Разросшиеся скопления соединённых между собой компонентов двигательных установок и жилых помещений, освещённые, если не сказать блистающие от внутренних огней, они парили на орбите в ожидании прибытия трансферного судна.

Чуть больше чем за полчаса до этого Уокер был убеждён, что их движение относительно движения тех трёх звездолётов прекратилось. Убеждённый, он отправился искать Собдж-оэс. Он нашёл астронома впереди, болтающей с одним из офицеров, добровольно вошедшим в состав экспедиции. К облегчению человека и до определённой степени к его ужасу, у неё имелось готовое объяснение очевидной задержки в стыковке.

— Это журналисты, — проинформировала она его. — Все те, кто приписан к этому вояжу, шумят и выдвигают требования, чтобы получить лучшее место и право первым записать происходящее. — Она указала на изображение на ближайшем мониторе. — Это начало. Самый важный момент. Каждый хочет получить наилучшее изображение, самое драматическое освещение. — Астроном глубоко вздохнула, её расписанный красно-чёрным рот сжался в крошечное отверстие. — К науке не имеет отношения. Но это необходимо.

— Мои друзья и я можем прекрасно обойтись и без этого, — признался Уокер. — Мы очень устали. — Он вдруг поймал себя на мысли, что ему жаль — на борту нет Вийв-пим, чтобы содействовать примирению представителей медиа, выступая от его имени. Вийв-пим ушла навсегда. Вернулась на Нийю.

«Я так долго был далеко от дома», — твёрдо напомнил Марк самому себе.

— Я рад, что вы с нами, — сказал он Собдж-оэс. Она, конечно, не Вийв-пим, но, по крайней мере, у неё симпатичное и знакомое лицо.

— Я бы не пропустила такое. — Астроном пребывала в напряжении от предвкушения и волнения. — Мы посетим ту часть галактики, что лежит далеко за пределами знакомых границ. Представляются возможности наблюдать прежде не записанные явления, новые цивилизации. — В её лучистых глазах отражался свет, когда их взгляд обратился на него. — Какой же учёный, достойный этого звания, не ухватится за шанс приобрести такой опыт?

61
{"b":"171971","o":1}