ЛитМир - Электронная Библиотека

Одно дело отдавать приказы своему собрату массуду, и совсем другое – чиринальдо. Опыт.

Кальдак согласился и расстался со с’ваном хорошо.

И все же что-то ему во всем этом не нравилось…

Глава 4

Кальдак ждал челнока, который должен был забрать его на экспедиционный корабль, дрейфовавший в космосе на расстоянии пяти планетарных диаметров. Кальдак ждал и серьезно подумывал о том, чтобы отказаться от возложенной на него миссии. Это был бы драматический жест, свидетельствовавший однако о его уверенности в себе и независимости. Впрочем, массуд ясно отдавал себе отчет в том, что его отказ не был бы принят и удовлетворен. Единственным последствием этого шага явилась бы нелицеприятная запись в его личном деле. Не прошел бы этот номер и со стариками его рода, которые уже благословили его на экспедицию. А если бы и пошли ему навстречу и вернули бы на поле боя, то карьера и звания были бы бесповоротно заморожены, впрочем, как и уважение товарищей. Массуды уважали смелость, когда она не была проявлением глупости и отсутствия здравого смысла.

И все же он уже наполовину решился на этот отчаянный шаг, когда в грузовом помещении, где он сидел, произошла его встреча с первым заместителем командира экспедиции. Он никак не ожидал, что у него будет такой заместитель.

Она была старше его по возрасту, однако все еще не растеряла строгую красоту. Наоборот, боевой опыт и война только закалили и подчеркнули ее очарование. Любуясь ею, он мысленно спрашивал себя: «Какой же она была в молодости?!» Ее красота была заключена в каркас жизненного опыта и оттого казалась застывшей, ничем не стираемой. Несмотря на существенную разницу в возрасте, он просто не мог не рассматривать ее в качестве потенциальной половой партнерши.

Форма на ней была абсолютно такая же и, похоже, одного размера. Только чуть больше было складок и оборок, которые говорили о том, что это костюм массуда женского пола. Их глаза встретились на мысленной горизонтали. Различия в росте и сложении у взрослых массудов были незначительны.

Ее звали Соливик, и все говорило за то, что она умеет подать добрый совет, а когда нужно – и успокоить. Беседа с нею в грузовом помещении уняла все его внутренние сомнения и метания лучше увещеваний рафинированного интеллигента-с’вана. Именно потому, что он был с’ван, а она, как и Кальдак, массуд. Он поначалу думал, что она выдаст чем-нибудь свою обиду и недовольство тем, что ее поставили под начало командиру, который был много моложе ее. Этого не произошло. Более того, она и не уклонялась от того, чтобы обсудить этот вопрос непосредственно с ним.

– Мне говорили, что у вас какой-то особенный темперамент.

Кончики его ушей нервно дернулись.

– Не знаю. Похоже, я обладаю чувством самоконтроля. Большим, чем у рядового массуда. Им нравится, как я принимаю решения. С этими словами он стал деловито ковыряться в зубах. Эти движения были свойственны представителям его расы и не воспринимались в их сознании как нечто неэтичное. Представителям же других рас казалось, что массудам просто некуда во время разговора девать свои длинные руки с худыми, трехсуставными пальцами. Они никак не могли понять, почему ковыряние в зубах и чистка рта являются столь популярными среди лучших солдат Узора занятиями.

– По крайней мере, они мне это постоянно повторяют. Но сам я, если честно, чувствую себя не так уж и уверенно.

– Это пройдет. Вам не понравилась миссия, которую вас назначили возглавить. Вы не способны отказаться от нее и в то же время боитесь неудачного исхода. Я просматривала ваше личное дело и знаю ваш род. У вас все получится, вот увидите.

Эта бесцеремонность взорвала его. Он резко повернулся к ней всем телом, не обращая внимания на окружающие его шепотки на незнакомых языках, косые взгляды мельком и даже на запах, который заполнял грузовое помещение. Его резкость, однако, не произвела на нее никакого впечатления. Она была к этому привычна с рождения. В словаре массудов не было понятия «покой». В их жизни все было резко и стремительно.

– Мы едва знакомы. С чего это вы сразу прониклись во мне такой уверенностью?! – раздраженно спросил он.

Его возмутили ее слова, хотя в них и была дана ему положительная оценка. Среди массудов было невежливо допускать вольные мысли по поводу характера собеседника и тем более высказывать какие-либо прогнозы. Соливик сохранила прежнюю невозмутимость.

– Мне хорошо известно, как массуды реагируют в подобных ситуациях. Я достаточно за свою жизнь всего повидала, чтобы высказывать суждения, когда мне того захочется и в отношении того, кого мне захочется. Вы будете в полете слишком заняты улаживанием споров среди членов команды, чтобы иметь время побеспокоиться о том, зачем вы это все делаете, что вы собственно делаете и должны ли вы вообще это делать.

Сказав это, она поджала верхнюю губу, обнажив крепкие и острые зубы.

– Со мной тоже проводили собеседование перед экспедицией. Нам поручено исследовать огромный, очень удаленный и неизвестный сектор галактики. Кто знает, а вдруг нас ожидает там хорошая драка? Эта миссия не наказание и не проявление недоверия к вашим талантам и способностям. Я полагаю, что на самом деле все как раз наоборот. Нам надо будет держать уши востро.

Он не спеша обдумал ее слова, потом спросил:

– Вы полагаете, что нас могут ждать неприятные неожиданности?

– В этом никому не ведомом секторе неба нас может поджидать все что угодно. Расстояния между звездами очень велики… Мы ничего не можем знать заранее, а предполагать, разумеется, разрешено до бесконечности. Ладно. Поглядим.

– Вы правы.

Постепенно его возмущение утихло и его место в сознании заняли более спокойные чувства.

– Даже если мы просто возвратимся из экспедиции живыми-здоровыми и не покалечим корабль – это уже обеспечит нам легкое продолжение карьеры и уважение друзей. Я знаю, что вас готовили к войне. Как и меня. Но эта экспедиция предоставляет нам более реальные возможности, чем любое боевое задание.

– Каким это образом, интересно?

– Во-первых, потому, что при выполнении боевой задачи шансов потерпеть неудачу гораздо больше, а во-вторых, потому, что в боях действия одного корабля, какими бы эффективными они ни были, не столь заметны. Тут же все в наших руках. Мы выполняем ответственнейшую миссию. Нашей возможной неудачи никто не увидит, а в случае успеха мы будем с ног до головы покрыты славой!.. Мы оба ищем приключений. Массуды все таковы, чего скрывать. Перед нами открывается уникальная возможность, которую мы не можем упустить. Даже если не придется драться. – Она вдруг насмешливо глянула на Кальдака. – А ведь вы подумывали о том, как бы отказаться, а? Его глаза сверкнули огнем.

– С чего это вы взяли?

– Ладно, не будем ссориться с самого начала. Я ведь знаю. Ну, что? Права?

Он махнул рукой.

– Конечно, думал…

– Вы не могли отказаться. Массуд никогда ни от чего не отказывается без веской причины. А личное недовольство характером и содержанием возложенной миссии – это не уважительная причина.

– Слушайте, не надо только лекций читать! – вновь начал раздражаться Кальдак.

– Ведь перед нами стоит очень ответственная и важная задача, – продолжала она, игнорируя его реплику. – В Узоре слишком мало способных держать в руках оружие. Только мы, мрачные чиринальдо, да отдельные авантюристы из числа гивистамов и с’ванов. Наши силы ограничены и не позволяют успешно противостоять Амплитуру. Каждый умелый солдат в Узоре потянет за десятерых простых граждан. И если вдруг солдаты начнут отказываться от заданий, которые им поручаются…

– А вот моей подруге нравится это путешествие, – неожиданно проговорился он. – Она мечтает о детенышах.

– Не понимаю, при чем тут наша экспедиция? спросила Соливик, вскинув на него удивленный взгляд. – Если она собирается рожать на корабле, то это, прямо скажем, не самое подходящее для этого место.

– Она знает, но уже устала ждать.

15
{"b":"171977","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Охота за талантами. Оружие и 77 способов его применения
Сладкая горечь
Белая хризантема
Тайный притон Белоснежки
Секретарь демона, или Брак заключается в аду
S-T-I-K-S. Трейсер
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Моя любимая сестра
Мертвые не лгут