ЛитМир - Электронная Библиотека

Не отрывая глаз от экрана, Кальдак обратился к офицеру, который осуществлял просмотр, и к его коллегам, сгрудившимся вокруг командира:

– Что это было?

Между двумя гивистамами на первый план пролез техник о’о’йан. Его транслятор, висевший на груди, загудел:

– Поначалу мы думали, что зонд захлестнул сильный порыв местного ветра. Потом остановились все-таки на временной неисправности аппаратуры. Как вы можете видеть, зонд автоматически переключился на запасную камеру и продолжает полет в соответствии с графиком, хотя в высоте чуть потерял…

– Вот тут начинается самое странное, – негромко сказал офицер. – Вот…

Гивистам наклонился вперед и получше настроил изображение. Картинка замедлилась – офицер переключил аппарат на более низкую скорость, чтобы можно было рассмотреть без помех. Он ткнул в экран пальцем и взволнованно прошептал:

– Смотрите!

В правом верхнем углу экрана показался небольшой объект. Вскоре картинка дико заплясала, перевернулась, затем еще раз, еще… После двух-трех секунд штопора изображение исчезло. Экран погас. Кальдак выпрямился.

– И все же я по-прежнему полагаю, что все дело в механической поломке. Эти кадры не разубеждают меня в этой версии. Нетерпеливый офицер, по-видимому, совсем позабыв о том, что командир не с’ван, резко возразил:

– Если бы зонд сам по себе вышел из строя, изображение продолжало бы поступать вплоть до момента удара о землю! Мы тщательно проанализировали всю информацию и пришли к выводу… Словом, вряд ли это механическая поломка.

– Значит, какой-нибудь неизвестный нам местный атмосферный феномен.

– У нас есть основания думать иначе, – подал голос З’мам, выходя вперед. Кальдак молча следил за тем, как его заместитель проматывает последние кадры зонда назад. Вот он ухватился за один кадр, остановил его и увеличил. Из всего увеличенного кадра он выбрал лишь один сектор, – видеоаппаратура позволяла, – и вывел его отдельно на экран в трех измерениях. В самом центре экрана неподвижно завис чужой объект: цилиндрической формы, металлического оттенка, с неким подобием крыльев.

– Эта штука летела на высокой скорости, сближаясь с зондом, – объяснил с’ван. – Как только она появилась, изображение исказилось в первый раз. Второе повреждение, как вы сами видели, оказалось для зонда фатальным.

Со своего места подал голос офицер-массуд, который сменился с вахты и зашел сюда на огонек:

– Во всех зондах заложена программа маневра на случай появления чужого летающего аппарата, приблизившегося к зонду на контрольное расстояние.

Кальдак оглянулся на своего соплеменника.

– Неужели ты всерьез полагаешь, что чужак уничтожил наш зонд?!

Ответа не последовало.

– Я внимательно изучал предварительные результаты осмотра планеты.

Даже если принять во внимание встретившиеся многочисленные отклонения от предполагаемой нормы, на мой взгляд, не стоит подозревать за этой цивилизацией такой уровень развития, при котором возможно уничтожение такого совершенного аппарата, каким является дистанционный зонд. Т’вар прокашлялся, привлекая к себе внимание, и запустил одну руку в свою густую черную бороду.

– Я полагаю, командир, что за этой цивилизацией подозревать теперь можно многое. И побольше обращать внимания на отклонения, о которых вы упомянули. Факты говорят сами за себя…

– Никаких фактов нами пока не установлено с очевидностью, – нетерпеливо прервал его Кальдак. – Пошлите другой зонд. С измененной программой. Может, все дело в той территории, над которой пролетал первый зонд? На этот раз пошлите аппарат полетать над другим материком. Кальдак говорил о разных материках и про себя отмечал непривычность и странность подобной постановки вопроса. Впрочем, геологи на то и геологи, чтобы разрешить рано или поздно эту загадку. Вдруг ему пришла в голову страшная мысль…

– По моему, мы кое о чем забыли. Не нарвались ли мы случаем на один из постов Амплитура?

Заговорил один из присутствующих с’ванов:

– Мы проверили эту версию первой. Никаких оснований считать, что это планета союзников Назначения, не нашлось. Спутники, которые крутятся на орбите, довольно сложные и в технологическом отношении, однако неизвестного дизайна и конструкции. У Амплитура и его сообщников таких нет. Насколько нам известно, конечно. Кроме того, нам удалось установить, что эти аппараты используются строго для связи земля – земля. Информация извне не поступает, и ни одной межзвездной передачи нами не запеленговано, а это значит, что их и не было ни одной. На орбите некоторых других планет этой звездной системы также расположено несколько исследовательских аппаратов, которые посылают сигналы на эту планету, однако и тут не обнаружено ничего, что указывало бы на причастность народов Назначения.

– Бессмыслица какая-то получается, – риторически заметил Кальдак. – Не задерживайте со стартом второго зонда.

Ему не пришлось вернуться в спальню, на что он еще недавно так сильно надеялся. Вместо этого он провел несколько последующих дней, не выходя из командного центра, наблюдая за подготовкой и пуском второго зонда. Тот отделился от корабля и строго по графику начал свой длительный и сложный полет.

С того момента, как он вошел в плотные слои атмосферы планеты, на него было обращено внимание всего корабля. Полет протекал вполне нормально, строго в соответствии с заданной программой. Ободрившись этим, дежурный офицер экспедиции по распоряжению командира сделал запись о первом зонде в судовом журнале. Причиной его потери назвали механическую поломку и поставили в скобках знак вопроса.

Второй аппарат делал свое дело без всяких помех, день за днем обозревая все новые территории и передавая на корабль подробную информацию. Его уже собирались было отзывать обратно, как вдруг он исчез. Примерно тем же способом, что и первый. Тщательно проведенный анализ вынес безжалостные итоги: зонд был уничтожен искусственными средствами. Непривычно мрачный руководитель по науке собрал всех на совещание.

– Наши зонды запрограммированы на случай, если бы представители местной цивилизации попытались установить с ними контакт. Так вот, если бы они действительно попытались это сделать, то получили бы ответ. Однако никакой видимости контакта не замечено. Я прав?

– Совершенно, – ответил второй помощник руководителя по науке, который осуществлял непосредственное наблюдение за обоими зондами. Его чешуйки блеснули на свету. – Насколько нам удалось установить, ни с одним зондом контакт не устанавливался. Их просто уничтожили.

– Я все еще чувствую, что мы кое-что упускаем из нашего внимания, – проговорил Кальдак, обведя строгим взглядом собравшихся за столом специалистов. – А вдруг к этому причастны амплитуры? Он ничего не знал наверняка, и это его бесило. Он так сильно разнервничался, что его губы и кончик носа мелко-мелко задрожали. Кальдак отвернулся, чтобы не смущать аудиторию. Хотя мог этого и не делать: все представители других рас давно привыкли к этой особенности поведения массудов.

Когда контакт со вторым зондом прервался, корабль был приведен в состояние боевой готовности. Но так вечно продолжаться не могло.

– У нас не такой уж богатый выбор. Мы можем продолжать изучение с орбиты. До тех пор, пока не лишимся всех зондов. Потом вернемся домой, предоставим всю информацию ученым Узора и позволим властям решать, как быть с этой проблемой. Наконец, мы можем остаться здесь и проводить исследование всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами. Он равным взглядом обвел аудиторию. Все его напряженно слушали.

– Я бы не принял командование экспедицией, если бы знал, что придется отступать перед трудностями. Мы с вами проделали уже великую работу. И лично я не хочу смазать концовку рейса.

Зонды хороши для наблюдения и считывания информации. Они не могут реагировать на те обстоятельства, которые не были предусмотрены их программой. Значит, это наблюдение в узких, ограниченных рамках, которые требуют, чтобы их расширили. Поскольку аппаратура не в состоянии предоставить нам все интересующие нас сведения, я предлагаю получить их лично.

23
{"b":"171977","o":1}