ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы не будете возражать против дополнительных вопросов?

Уилл откинулся на спинку дивана.

– Если вам нужна сверхважная и сверхсекретная информация, я вам помочь ничем не смогу. Я могу порассказать вам о музыкальных компьютерах, синтезаторах, о моем катамаране… И, пожалуй, все.

– Отвечайте, как можете. Мы не станем упрекать вас за скудность сообщенных сведений.

– Еще бы.

Уилл на минуту отвернулся к иллюминатору и тут же унесся мыслями далеко-далеко от своего катамарана. Он смотрел на искрящуюся воду, на фосфоресцирующие морские организмы. Днем станет видно, как здесь представлен богатый цветовой спектр. Он смотрел на это зрелище, и оно его успокаивало, лаская зрение и душу.

Кальдак оглядел своих подчиненных и увидел, как все они напряглись в ожидании продолжения разговор. Сейчас уже можно говорить о главном. Время подошло.

– Прежде чем мы совершили посадку и встретились с вами, с корабля мы запустили два дистанционных зонда, которые должны были, облетая вашу планету над самой поверхностью, доставить нам первые сведения о ней и о вас. Это предварительная часть той процедуры изучения новых миров, о которой я вам говорил. Дело в том, что оба зонда исчезли. Мы бы хотели знать, что с ними произошло.

Уилл на минуту задумался.

– Где они летали? – спросил он. – Конкретно, над какой местностью?

Над США?

– США? К сожалению, я не знаю, что это значит. Они были запрограммированы на то, чтобы изучить два наиболее развитых ваших материка. Один из них расположен к северу от нашего нынешнего местоположения, другой почти на противоположной стороне планеты. Землянин стал скрести у себя в затылке. Участники экспедиции переглянулись: им был незнаком этот жест. К счастью, землянин им не ограничился и пояснил в словах:

– Если ваши зонды не идентифицировали себя, – не знаю, может, это не было заложено в их программу, – то их, боюсь, попросту сбили.

– «Сбили»… – автоматически повторил за землянином Кальдак и оглянулся на большую птицу-вейс. Они о чем-то быстро переговорили, затем командир экспедиции вновь повернулся к землянину:

– Значит, вы предполагаете, что зонды были уничтожены?

– Да, конечно. Видимо, оба вошли в охраняемое пространство. А чего же вы ждали?

– Они никому не причинили вреда. Просто наблюдали.

– Это вы мне сейчас говорите. А откуда же это могли знать те люди на земле, которые отвечают на охрану воздушных границ? Не пойму никак, вы что же думали, что они помахают зондам ручками?

– Они могли провести ответное наблюдение за зондами. По крайней мере, должны были сначала выяснить, имеют ли зонды какие-нибудь враждебные намерения!

– Достаточно им было появиться без опознавательных знаков, чтобы их стали рассматривать как враждебные.

– Почему? – казалось, искренне удивился Кальдак. – Почему их появление должно интерпретироваться непременно так, как вы говорите? Они не несли с собой никакого вооружения и, еще раз повторяю, никому не причинили вреда.

– И я еще раз повторяю: люди на земле этого знать не могли.

Кальдак обратил растерянный взгляд на вейс. И несмотря на то, что она утвердительно кивнула, командир экспедиции снова заподозрил во всем ненадежность трансляторов. Он разговаривал с землянином, но понимания между ними все не было.

– Тем более они не имели права расценивать миссию зондов как враждебную им.И потом… – Он запнулся.

Нет, бесполезно. Ничего он своими вопросами не добьется, это совершенно ясно. Тут будет над чем поработать ксенопсихологам и лингвистам.

– Значит, вы серьезно полагаете, что зонды были уничтожены искусственными средствами? Мы спрашиваем вас, потому что вы местный житель и ваше мнение компетентно по сравнению с нашими догадками.

– Да, я серьезно полагаю, что все произошло именно так, как я сказал.

Оба, видимо, залетели туда, куда не следует залетать без спроса. – Взгляд Уилла переместился с командира чужаков на вейс. – Кстати, о зондах. Что вам нужно на нашей планете? Хотите изучить человеческую расу? Кальдак переменил позу, ибо стали затекать ноги. Землянин задал вопрос. Оставалось на него ответить, объясняя все по порядку.

– Я уже говорил вам, что Галактика – это родной дом для многих разумных цивилизаций и рас. Например, я с Массудая и наша раса – массуды. Вейс вы уже знаете. А в воде вы повстречались с лепаром. На борту экспедиционного корабля есть группа гивистамов, один турлог, о’о’йаны, чиринальдо. Но я перечислил далеко не все расы, составляющие Узор… Но раз я говорю Узор, значит, я отделяю наше сообщество от других рас. Есть и другие расы. Многие до сих пор сохранили независимость, как ваша, например. Многие подчинились влиянию Амплитура. Кальдак сделал паузу, давая землянину время уяснить сказанное.

Тот заинтересованно слушал то, что ему говорил командир. Спросил:

– Судя по вашему тону, с этим самым Амплитуром связано нечто неприятное, я прав?

Кальдаку это понравилось. Интерес, технология, разум. Все три составляющие цивилизации, казалось, присутствовали в этом землянине. Нет, они не покинут этот мир, пока не сделают его союзником Узора.

– Для того, чтобы понять Узор, вы должны знать кое-что об Амплитуре.

А для того, чтобы понять об Амплитуре, вы должны знать кое-что о Войне.

Кальдак опять замолчал, ожидая какой-нибудь реакции на свои слова. Землянин не двигался и не произнес ни слова. Он слушал. Но капитан не знал, о чем он думал.

«По крайней мере сейчас он уже не улыбается», – с удовлетворением подумал Кальдак.

Глава 9

С помощью транслятора, – и при необходимости вейс, – Кальдак подробно рассказал землянину историю конфликта между Узором и Амплитуром, историю войны, в которой в той или иной степени участвовало до сотни разумных рас галактики в течение более тысячи лет. Он рассказал о сущности всепоглощающего Назначения, которое вдохновляло амплитуров и их союзников, о стремлении многих рас остаться независимыми, о сопротивлении захватчикам и их непомерным требованиям, несмотря на природную способность последних внушением передавать свои желания и свою волю другим разумным. Он рассказал землянину о том, как удалось Амплитуру распространить свое влияние на десятки разумных рас и цивилизаций. Рассказал о способе духовного контроля и биоинженерии. Он объяснил, что на протяжении всего этого затянувшегося конфликта обе стороны с упорством вели поиски новых миров, новых разумных. Амплитуры – для того, чтобы интегрировать их в свое Назначение. Узор – для того, чтобы заручиться их поддержкой и помощью в борьбе против агрессора.

– Редко удается отыскать на просторах Галактики достаточно зрелые миры, которые могли бы оказать нам ощутимую помощь в борьбе, – говорил командир экспедиции. – Еще реже попадаются те расы, которые в состоянии участвовать с нами в этой борьбе бок о бок.

– Почему? – простодушно спросил Уилл.

– Желание воевать, отнимать жизнь у другого разумного, – какой бы необходимостью это ни диктовалось, – проливать чужую кровь и причинять увечья… Все это противно образу жизни большинства цивилизаций. Это что-то вроде анафемы. Понятие, несовместимое с разумностью и разумом. Видимо, у вас подобное же отношение к проблеме, но дело не в отношении, а… Словом, надежда не покидает нас в путешествии по звездным системам… Узор очень силен, во многих отношениях просто могуществен, но всего этого недостаточно для того, чтобы успешно вести боевые действия. Непосредственно войну. Та же самая проблема была и у Амплитура, но они смогли совершить биоинженерную революцию и теперь имеют возможность менять генетический код у целого ряда разумных рас, что повышает в них агрессивные качества. Обладание мощным и тяжелым вооружением – это еще далеко не все, что нужно для победы. Военные компьютеры и анализаторы могут многое, но ими войну не выиграешь. Для этого нужны живые солдаты. Мой народ – массуды – находится с самого начала на передовом рубеже большинства битв и сражений. Так было и пятьсот, и тысячу лет назад. Нам не нравится наше ремесло, но мы в нем преуспели. Мы более других пригодны к этому, более всех прочих рас, составляющих Узор. Мы взяли на себя эту ответственность, ибо на наше место практически больше некого поставить. Например, вейсы, – он показал на своего переводчика-птицу, – физически не способны воевать. Та же история с о’о’йанами, юланцами и бир’риморами. Гивистамы и с’ваны могут принимать участие в битвах, если возникает безвыходная ситуация. Но их возможности очень ограниченны. Турлоги могли бы воевать, да не желают. Впрочем, эта раса столь малочисленна, что ее участие в боях не играло бы решающего значения. Помимо нас, массудов, только чиринальдо являются боеспособной расой, но из-за своих физиологических особенностей и грузности они малоэффективны в ближнем бою, который является важнейшим видом боевых действий.

35
{"b":"171977","o":1}