ЛитМир - Электронная Библиотека

Порой командир задавался вопросом: каково это – иметь скелет вместо гибкой и сложной внутренней сети связок и сухожилий, свойственной беспозвоночным амплитурам? Разумеется, костная структура – это анахронизм, пережиток, который ограничивает физическую свободу, является сдерживающим и тормозящим развитие фактором. Существа, обладающие костной системой, обречены больше обращать внимание на свое физическое развитие в ущерб развитию духовному. Все высшие цивилизации были беспозвоночными. Конечно, с некоторыми исключениями, вроде Ашрегана и Криголита. Биоинженеры Амплитура как-то провели удачную операцию по освобождению одного ашрегана от стесняющего его скелета. Результаты, – в функциональном отношении просто блестящие, – показались, однако, эстетически неадекватными позвоночным расам. Поэтому работы в этом направлении пришлось почти свернуть. Ашреганы и их физиологические собратья будут обречены до конца дней своих тащить в себе громоздкие окостеневшие храмины. И тем не менее, позвоночные принимались и принимаются в Назначение на равных со всеми. Пусть биологи считают их эволюционными уродами. Несмотря на такое неудобство, как скелет, они получают возможность развивать свой разум наравне с беспозвоночными. «И развивают!» – подчеркнул про себя Тот-Кто-Решает. В этом-то и состояло подлинное великодушие и красота Назначения: оно принимало в свое лоно всех без исключения! И ашреган стоял рядом с молитаром, а амплитур служил связующим звеном между ними. В этом была главная сущность, и командир это знал. Согласие умов, единство понимания – венец Назначения. Именно это и тянуло противоположные, казалось бы, расы друг к другу. Это – цель. А такая мелочь, как физиологическое различие, нисколько, разумеется, не могло затормозить этот процесс всеобщей интеграции. В голове Того-Кто-Решает пронеслись худшие варианты вступившего в действие Сценария, и это наполнило его внутренней тревогой. И тем не менее сценарий будет решительно и властно доведен до конца, в каком бы варианте он ни предстал в конце концов. Ибо результат – дальнейшее расширение сферы действия Назначения – окупит все.

Сспари сопротивлялись, отчаянно сопротивлялись. И тем не менее командир решил до последнего не вводить в действие разрушительную силу. Он исполнял свою работу, не пропуская ни единого пункта. Борьба – бессмысленное занятие и сильно отдает варварством и отсутствием цивилизованности. Как и необходимость сохранять гигантское количество военного материала, содержать флот для его транспортировки. Победой никто не будет наслаждаться, ибо она будет омрачена мыслью о гибели огромного количества врагов… А точнее, разумных существ, навсегда потерянных для Назначения. И единственным утешением будет осознание того, что оставшиеся в живых сспари смогут интегрироваться в Назначение и вкусить все радостные плоды этой интеграции. Но те, кто погибнет… О надвигающихся смертях сспари Тот-Кто-Решает сожалел больше, чем о потерях среди союзников, ибо последние уже познали благодать, а первые так никогда ее и не познают.

Другого выхода не виделось. Все иные способы убеждения уже были опробованы. Немногочисленная, причем не примечательная и физически не выразительная раса сспари проявляла, однако же, удивительное упрямство и неспособность понять ту простую вещь, что только в качестве составной, – равноправной! – частицы интегрированного разума она сможет до конца реализовать свои скромные возможности.

Впрочем, Тот-Кто-Решает прекрасно знал, что немногочисленность народа и его скромные достижения ничего на самом деле не значат. Главное – разум. А сспари были разумными, хотя и их цивилизация была далека от своего взлета. Достаточно разумными, чтобы заслужить включение в Назначение, начиная с того самого момента, когда к ним придет понимание того, что сопротивление – это путь в тупик, что они сопротивляются не какому-нибудь захватчику, а своей собственной неизбежной судьбе. В данном случае успеха не имело и традиционное демонстрирование силы. Это только предупредило их о том, что к ним приближается, и дало время для подготовки к отпору. Амплитур догадывался, что демонстрация силы ни к чему не приведет, но все же они пошли на этот последний, мирный шаг. Народы Назначения никогда не атакуют, предварительно не израсходовав все мыслимые методы убеждения. Они были интеграторами, а вовсе не покорителями. Следующим способом была попытка нейтрализовать правительство путем всякого рода инсинуаций и взяток. Эту акцию проводила та союзническая раса, которая в физиологическом отношении очень напоминала сспари. Моральная сторона подобных мероприятий всегда вызывала вопросы, но амплитуры делали все, чтобы избежать военного конфликта, все, чтобы разум победил над слепотой.

К сожалению, правительство Сспари устояло.

Последующий конфликт длился многие годы, и сспари время от времени удавалось одерживать местный успех, который очень их взбадривал. И хотя они дрались с одержимостью, которая была столь же несгибаема, сколь и глупа, силы были очень уж неравны, и постепенно народы Назначения все больше и больше оттесняли сспари к их планете, где был последний рубеж их обороны, последняя крепость. Находясь в особенно тяжелых условиях, сспари крайне редко сдавались и по большей части им удавалось хорошо организовывать планомерные отступления. Но все-таки отступления… Как они могли, как смели противостоять народам, которые превосходили их как в плане моральном, физическом, так и в интеллектуальном? Расовый и планетарный суверенитет теряли право неприкосновенности, когда непокорные обращали свои силы против всеобъемлющего Назначения! Амплитур намеренно не торопил события, чтобы жертв было поменьше. Ведь ясно было, что победа интегрированного разума над одиночным неизбежна. Весь вопрос был только во времени наступления этой победы.

Тот-Кто-Решает никак не мог понять, почему сспари не осознают этого? Разве им до сих пор не ясно, что интеграция – процесс неизбежный? Это был удел всех разумных миров, за исключением тех двух, уничтожения которых потребовала настоятельная необходимость. Командир поклялся себе, что не допустит подобной развязки в отношении сспари. А когда война закончится, нужно будет провести всего лишь простую биологическую коррекцию для того, чтобы оставшиеся в живых уразумели наконец, что в своем ослеплении отталкивали от себя свое же вечное счастье.

И осознавать то, что за это счастье будет заплачено многими жизнями с той и с другой стороны, было невыразимо тяжело. Устройство, расположенное на голове командира, выдало очередную порцию информации о том, как развивается баталия. Если бы флагманский корабль подошел к планете еще на несколько планетарных диаметров, с него можно было бы увидать маленькие вспышки света в районе поля боя. Это означало появление вблизи планеты военных кораблей, которые на космических челноках сбрасывали на поверхность родной планеты сспари свои вооруженные десанты. Как только корабли Назначения вываливались в обычное пространство, на них устремлялись вся мощь и весь огонь сил обороны Сспари. Происходил обмен, – как правило, очень короткий, – ударами мощнейшего оружия, после чего один или несколько кораблей с той и другой стороны вновь исчезали в субпространстве.

Идея продолжения битвы в субпространстве, где возможно развивать скорости, во много раз превосходящие скорость света, была полностью абсурдной. В самом деле, каким образом возможна перестрелка, если корабли передвигаются гораздо быстрее всех наводящих и огневых средств? Никакой заряд просто не угонится за предполагаемой целью. Поэтому битвы и сражения происходили вблизи орбит оспариваемых миров, где стороны внезапно материализовывались в нормальном пространстве. Получив повреждение, тот или иной корабль тут же пропадал в субпространстве, где мог чувствовать себя в безопасности. Конечно, не всем уже удавалось вернуться в спасительное убежище…

Словом, стычки проходили быстро, по времени были очень непродолжительны, и основная задача сводилась к тому, чтобы нанести кораблю противника такое серьезное повреждение, какое не позволит ему исчезнуть прямо на ваших глазах. Все решалось в течение секунд, а тактика базировалась во многом на интуиции и догадке. Настоящие сражения поэтому разгорались на земле. Однако там нельзя было применять наиболее мощные вооружения, ибо они грозили нанесением фатального ущерба той планете, которую подразумевалось оборонять или завоевывать. Поэтому перед кораблями была поставлена простая задача: появиться в обычном пространстве ровно на такое время, какое требуется для сброса на планету десанта или подкрепления. Именно в выполнении этой задачи кораблям Назначения сспари препятствовали особенно ожесточенно. Если атакующим на земле удастся взять под свой контроль основные центры промышленности и узлы коммуникаций, дальнейшее сопротивление станет просто бессмысленным. Собственно, оно является бессмысленным изначально, но в данной ситуации это выразится с наибольшей очевидностью. Дальше – проще. Амплитуры были уверены в том, что вылазки немногочисленных фанатиков уже после победы разума будут подавляться самими сспари, уже прошедшими внушение идей Назначения.

4
{"b":"171977","o":1}