ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я уже не первый день думаю об этом. Кальдака взять нельзя. Даже если закутать его в какой-нибудь плащ или что-нибудь еще в том же роде, все равно массуд будет очень подозрителен. Его лицо, его дикий по нашим меркам рост… О гивистамах и о’о’йанах вообще говорить не приходится. По нашему это рептилии, а рептилий не пускают гулять по городу. Вейс могла бы найти общий язык с кем угодно, но ее внешний вид оставляет желать много лучшего. Это, я повторяю, с нашей земной точки зрения. А с’ван… С’ван вполне сгодится. Вы не станете привлекать к себе излишне много внимания из-за вашего…

– Короткого роста, – договорил за него Т’вар. – Лично я не считаю себя низкорослым. Разница четко видна лишь когда меня ставят рядом с такими гигантами, как массуды и вы. Кроме того, невысокий рост не считается у нас чем-то вроде унизительного дефекта, как это принято у вас.

– Я мог бы вас побрить немного, – задумчиво продолжал Уилл. – Хотя густые волосы сами по себе являются отличной маскировкой. Да к тому же у нас здесь ходят такие бродяги, с такими волосищами!.. Если вас хорошо приодеть, вы вполне сойдете за низенького землянина. На вас будут обращать внимание, оглядываться, но не больше, уверен.

– А вы не знаете, что земной климат нам не по вкусу? – спросил его Т’вар.

– Но кого еще я могу взять с собой?

– В самом деле…

– Лепара, что ли?

– Ваша задумка не лишена оригинальности и над ней стоит подумать, но ведь риск…

– Мы приплывем в город на моей надувной лодке, – предложил Уилл. – Ночью. Всем будет плевать на нас, вот увидите. Но зато у вас появится возможность по-настоящему взглянуть на нашу жизнь, а не через ящик.

– Я административный сотрудник, а не наблюдатель. Для подобной миссии нужны подготовленные специалисты.

– Нет, вы что-то не то говорите. Ну, я еще могу взять второго с’вана, но не больше. Человек, гуляющий в обществе двух карликов, пробудит к себе интерес прохожих. Но если карликов окажется с полдюжины, вокруг нас соберется толпа!

– Хорошо. Нас будет двое… Неловко, конечно… Так сказать, некомфортно… Но, ладно. Если мне удастся уговорить капитана! Уилл улыбнулся и по-доброму подмигнул с’вану.

– Насколько мне известно, вы обладаете способностью уговаривать кого угодно.

– Ах, если бы, Уилл Дьюлак! – ответил с’ван, проводя рукой по густой бороде. – Тогда мы уговорили бы Амплитур оставить нас в покое. Тогда не было бы войны. Тогда мы могли бы улететь с вашей планеты, предоставив вам самим найти путь к своему миру. Вернее, тогда мы вообще не прилетали бы к вам.

Когда Кальдаку доложили о задумке землянина, она ему поначалу не понравилась. Слишком много риска. Впрочем, как и предполагал Уилл, Т’вару удалось постепенно убедить капитана в том, что это редкий шанс получить интереснейшую информацию.

Было решено, что с Уиллом в город пойдут двое с’ванов. Надо было подготовить «экскурсию» так, чтобы «экскурсанты» привлекали к себе как можно меньше общественного внимания. Была изготовлена особая обувь, которая увеличивала рост пришельцев на несколько дюймов, не мешая, однако, их передвижениям. Свободные широкие шляпы также должны были придать с’ванам солидности, кроме того, хорошо маскировали их буйную растительность на голове и нижней части лица. Когда все было готово, Уилл тщательно осмотрел обоих и остался ими доволен. Широкие штаны маскировали нижние конечности с’ванов, а длинные перчатки – верхние.

– Это Белиз, – сказал он им. – Людям здесь на все наплевать. Их с детства воспитывают в одной идее: занимайся своим делом и не суйся в чужие. Не думаю, что возникнут какие-то проблемы. Под серебряной луной, отражающейся в спокойной воде, моторная лодка доставила всех троих к городу. Уилл привязал ее у коммерческого причала, где не было других судов. Яхты предпочитали более широкую гавань Белиз-сити, которая была в полумиле расстояния от коммерческой. Троица и вправду привлекла к себе несколько любопытных взглядов в портовой зоне города, но их никто не останавливал и не доставал идиотскими вопросами. Много было пьяных и наркоманов, но как раз эти две категории населения доставляли Уиллу и пришельцам меньше всего хлопот: первые едва оглядывались на них и тут же забывали об их существовании, вторые, погруженные в свои грезы, смотрели на них, как на пустое место. Чем дальше, тем больше было людей, но и те были заняты своими делами: молодежь смеялась и танцевала, влюбленные парочки обнимались в укромных местах, туристы вообще сидели по домам и принимали по пиратским антеннам Майами и Питсбург.

Дети искали приключений на грязных улицах, собаки, заливаясь лаем, гонялись по переулкам за беспризорными кошками. Из забитых битком баров доносилась музыка. Нигде не было видно рукояток пистолетов, выглядывавших из-под пиджаков, не слышалось стрельбы. С’ваны, привыкшие к этим атрибутам насилия по киношкам, которые крутило телевидение, должны были озадачиться. На это Уилл больше всего и рассчитывал.

В Мексике ему было бы труднее что-нибудь доказать пришельцам. В Гватемале – и того хуже. Но здесь был Белиз. Страна, где жизнь вся в бедняцких лохмотьях, но зато мирная и достойная. И с перспективой на лучшее, что немаловажно. Он чувствовал, что Т’вар и Э’вит находятся под впечатлением от увиденного. Пальцы Э’вита хлопотали под плащом над аппаратурой, которая чутко улавливала и записывала все происходящее вокруг них, чтобы потом пришельцы могли в свободной обстановке прокрутить это и как следует задуматься.

Постепенно они обошли все интересные городские места и вновь оказались на побережье. Уилл указал рукой на две влюбленные парочки, устроившиеся на разных скамейках. Молодые люди шептались между собой, смотрели на море и плевали на весь окружающий их мир.

– Что они делают? – спросил Э’вит, наставляя на землян глазок видеокамеры.

– Ничего. Просто прижимаются друг к другу.

У Уилла сдавило сердце. В его жизни ведь тоже были женщины. А все последнее время он общается только с пришельцами, сидит на своем катамаране, отрезанный от всего мира.

– Возможно, это супруги, но, скорее всего, просто друзья. Земляне любят находиться среди себе подобных. Нуждаются в обществе себе подобных:

– В этом вы похожи на нас, – пробормотал Т’вар. Он повернул налево. – А это что?

Уилл посмотрел в этом же направлении, вдоль дороги, которая отделяла берег от линии домов.

– Музыка. Пойдем посмотрим?

Возле подъезда прибрежного отеля собралась довольно большая толпа прохожих. Они слушали уличных музыкантов. Их было трое. Один пел, а двое других аккомпанировали ему на барабанах, подвешенных у них на груди. Туристы и местные жители оживленно аплодировали после того, как заканчивалась очередная песня. Охранник, стоявший в дверях отеля, улыбался и притопывал в такт музыке.

Несмотря на обстановку, которая требовала осторожности и постоянной бдительности, Уилл все же на минутку отвлекся от своих спутников, чтобы профессиональным ухом послушать музыку, в которой, возможно, ему послышится что-то новое, что можно будет потом развить у себя в произведениях.

Они оставались до самого конца. Лишь когда музыканты собрали небогатую выручку и ушли, когда разбрелась толпа, они вернулись в коммерческую гавань и сели в поджидавшую их лодку.

* * *

Уилл был занят тем, что пытался выловить мелодию из беспорядочного потока звуков, – это была тема ухаживания, взятая из фольклора о’о’йанов, – когда вдруг загудел коммуникатор, установленный на катамаране пришельцами для Связи со своим посредником-землянином. Уилл ответил. На том конце был Т’вар, ибо только он мог так дико искажать английскую речь.

– Интересные новости, Уилл Дьюлак. Наш корабль вернулся.

– Я рад за вас.

Экспедиционный корабль опаздывал с прибытием на орбиту вокруг Земли, и в группе контакта уже начали было беспокоиться. Конечно, напороться в субпространстве на неприятельское судно он просто физически не мог, но от несчастных случаев и аварии никто не был застрахован. Что же касается Уилла, то за последнее время он выработал для себя четкий и строгий режим, который не спешил нарушать. Пришельцы стали очень много работать на своей базе, и помощь землянина требовалась довольно редко. Это позволило ему выделить свободное время на главное занятие – создание музыки. Он уже давно закончил «Аркадию» и факсом отправил ее домой. Ответ от коллег по факультету пришел незамедлительно. Он был полон восторгов и поздравлений. К тому же, – что было гораздо важнее, – дирижер симфонического оркестра прочитал поэму, одобрил и поставил ее исполнение на конец сезона.

58
{"b":"171977","o":1}