ЛитМир - Электронная Библиотека

Уилл глянул на с’вана. Выражение его лица было надежно скрыто под курчавой черной бородой.

– Лично я очень счастлив тем, что мое участие в войне ограничивается рамками моей профессии.

– А какая у вас профессия?

Уилл понял, что об этом следовало спросить Ж’хая гораздо раньше.

– Военный разум. Эти два слова несомненно противоречат одно другому и тем не менее составляют определение моего ремесла. Я думал, вы знаете.

– Нет. Мне сказали только, что придают проводника-гида.

Глянув в иллюминатор, Уилл обомлел: челнок лавировал между горными утесами с такой скоростью, что порой дух захватывало. Наконец показалась посадочная площадка гранитная скала. Однако, к изумлению Уилла, в самый последний миг она вдруг раскрылась и приняла внутрь себя небольшое судно. Загорелись красные лампы. Челнок оказался внутри просторной пещеры. Уилл только стал выбираться из своего кресла, как вдруг всю пещеру и челнок сотрясло от глухого удара, донесшегося глухой волной от поверхности.

– Вот так! – пробормотал Ж’хай, глядя наверх. – Я так и знал, что у нас на хвосте висел самонаводящийся снаряд. Мы еще успели скрыться. Очевидно, он взорвался, ударившись о гранитную скалу. Кому-то придется, засучив рукава, прилично разгребать гранитную крошку. Уилла пробила испарина.

Через несколько минут композитор и его проводник уже входили в суетливый и шумный подземный мир. Всюду сновали пришельцы, – собственно, теперь Уилл не мог называть их этим словом, – и машины. У каждого была какая-то цель, какая-то задача. На первый взгляд складывалось впечатление, что здесь царит излишняя сумятица, – почти паника, – но Уилл воздерживался от характеристик. Некоторые наряды с эмблемами и знаками различия были уже знакомы композитору-землянину, но большинство он видел впервые. По дороге попадались массуды и гивистамы, о’о’йаны и лепары. Он кивал им как добрым знакомым. На представителей иных рас оглядывался, не в силах сдержать любопытство. Ж’хай повторял землянину новые названия, которые тот должен был запомнить. Уилл то и дело теребил транслятор, висевший у него на груди.

Они шли уже довольно долго по этому сложному комплексу, однако до сих пор Уилл не увидел ни одного земного лица.

– Здесь их почти нет, – объяснил Ж’хай. – В основном они на поле боя, где их уникальные таланты можно использовать с наибольшей выгодой.

– Но тогда почему здесь так много массудов? – спросил Уилл и показал рукой на троих долговязых солдат.

– По сравнению с землянами массудов очень много. Ведь пока в нашем распоряжении лишь небольшой контингент ваших соплеменников. А массуды принимают участие в войне всей расой. А раса эта, между прочим, проживает на десяти планетах! Разумеется, массудов много в действующих войсках, но многие служат и здесь, в тылу.

– Но мне обещали, что здесь я увижу землян.

– Увидите, увидите, а как же? – заверил его Ж’хай. – Я же сказал, что они на передней линии. Туда мы и направляемся.

– Прямо в бой?

Ж’хай глянул на него снизу вверх.

– Вы разве не этого хотели? Посмотреть на то, как воюют ваши соплеменники? Если таково ваше желание, то для того, чтобы удовлетворить его, вам придется подвергнуть себя известному риску быть подстреленным. Вижу, вы колеблетесь, и сочувствую всей душой. Ведь сопровождать вас туда мне позволяет лишь полученная мной специальная подготовка. Другие мои соплеменники не способны на это. Попробуйте себя представить на моем месте хоть на минутку! Я ведь не землянин и не массуд. Впрочем, на самое поле боя мы не пойдем. Это мне не по силам, говорю сразу. Если вы передумали, то мы можем вернуться в порт и улететь на следующем же челноке. В голосе Ж’хая слышалась надежда на то, что землянин именно передумает.

– Нет, – твердо ответил Уилл. Взгляд с’вана тут же потух. – Я ненавижу войну не меньше вашего, однако специально прилетел сюда для того, чтобы увидеть, каково здесь завербованным вами рекрутам. Пока я все не увижу собственными глазами, не улечу отсюда.

– Очень хорошо, – ответил Ж’хай и сострил, от чего Уилл улыбнулся.

Когда возникала непростая ситуация, он всегда мог рассчитывать на то, что с’ван разрядит ее очередной шуткой или просто остроумной и небрежно брошенной репликой. – Ваши соплеменники дислоцированы на передовой базе, которая находится не так далеко отсюда. Она располагается почти над той самой дорогой, которую используют криголиты для сообщения с одним важным васарихским городом, который находится отсюда на западе. – С’ван показал рукой. – Землян бросили здесь в бой, чтобы посмотреть: удастся ли им внести позитивные изменения в ситуацию.

– Ну и как они действуют?

– Не знаю. Я довольно долго отсутствовал. Ничего, подождите немного.

Доберемся до них, и все сами увидите. – Голос с’вана становился все менее уверенным. – Надеюсь, мы заявимся в период затишья. Уилл поймал себя на том, что завидует с’ванам, гивистамам и прочим миролюбивым расам Узора. Перед ним стояла нелегкая задача: убедить Кальдака и его начальников в том, что земляне являются столь же миролюбивой цивилизацией.

Они покинули базу через узкий туннель, сидя в бронированной машине, принципом движения которой было отталкивание от земли. Она неслась вперед в нескольких футах от неровного скалистого пола туннеля. Туннель вскоре закончился. Горы остались позади. Потом они юркнули в продуваемую ветрами ложбину, которая пересекала полупустынную, открытую местность. Стрелок-чиринальдо помещался бесформенной глыбой среди своего вооружения в башне машины. Вдобавок к двум пассажирам он вез в зону боя медикаменты.

– Ложбина обеспечивает надежное укрытие от средств слежения дальнего радиуса действий, которыми располагают криголиты, – объяснил Ж’хай. – Наша машина слишком мала, чтобы тащить на себе еще и маскировку. Воздушного наблюдения мы можем не бояться, ибо оно весьма ограниченно из-за малого числа аппаратов слежения, которые обе стороны имеют возможность держать в воздухе. Выведенные на орбиту планеты спутники наблюдения уничтожаются нами и противником с завидной регулярностью.

Ложбина стала резко сужаться по мере того, как машина приближалась к следующему комплексу сил Узора, который в уменьшенных размерах представлял собой копию главной базы. Здесь было заметно больше военной техники и вооружений, а процент массудов среди представителей иных рас существенно возрос. Однако и здесь Уилл не видел ни одного землянина. Он уже начал было отчаиваться, как вдруг одна соплеменница все-таки появилась. Она подбежала к машине, из которой вылезали композитор и его проводник, чтобы обменяться парой фраз с чиринальдо, который, коротко кивнув ей на груз медикаментов, торопливо стал перезаряжать свои гелиевые баллоны. Ее мундир пересекали две серебристые полоски, начинавшиеся у левого плеча, пробегавшие по груди и заканчивавшиеся под правой рукой. Кожа ее отливала шоколадом, волосы и глаза были черными. Уилл ожидал увидеть грубость вместо красоты. Впрочем, поразмыслив, он решил, что второе не исключает первое.

– Я слышала, что вы везете с собой важного гостя, – сказала она, глядя на Уилла, но обращаясь к с’вану.

– Это Уильям Дьюлак, – торжественно объявил Ж’хай.

Она тут же вскинула брови.

– Так, значит, ты и есть легендарный Дьюлак?! – воскликнула она без всяких церемоний.

«Легендарный?! – смущенно подумал Уилл. – Но я пишу музыку. Я композитор, черт возьми, а не легенда…»

Она добавила ему смущения, одновременно пожав его безвольную руку и крепко поцеловав в губы. И хотя он рассчитывал на более прохладное приветствие, против поцелуя возражать не стал.

– Я капитан Эчеваррия. Мария Эчеваррия, – сказала она по-английски с сильным акцентом. Энергия и возбуждение так и лезли из нее. – Миу рада познакомиться с тобой, сеньор Дьюлак. Здесь всем знакомо твое имя. Его вдруг охватило сильное желание взобраться обратно в кабину машины, распорядиться отвезти его назад, на главную базу, там дождаться следующего челнока и убраться на Землю. Подобру-поздорову. Он увидел здесь совсем не то, что хотел увидеть, что ожидал увидеть, что надеялся увидеть… Уверенность, которая подкреплялась до сих пор надеждой, рухнула, и он уже не знал, стоит ли ему разочаровываться дальше.

77
{"b":"171977","o":1}