ЛитМир - Электронная Библиотека

– Скажите мне только одно, молодой человек, на крыше моего здания действительно села ваша летающая тарелка?

– Это всего лишь атмосферный челнок, – ответил ему Уилл, – и формой он совсем не похож на тарелку.

– Понятно. Но вы же знаете людей: всегда хватаются за самое простое привычное описание. Вот поэтому все труднее становится сейчас находить хороших писателей. Все они, как нарочно, пользуются одними и теми же словами и выражениями, – он посмотрел в сторону редактора городских новостей. – Безопасности не надо, Маркус, но будьте недалеко от двери. Редактор кивнул и сделал то, что велено, не обращая внимания на толпу, которая к тому времени плотно забила все пространство около дверей. К.Р.Бенджамен медленно уселся на свое место.

– У нас здесь не будет никаких неприятностей, а, мистер… как там тебя зовут, сынок?

– Дьюлак. Уильям Дьюлак.

– Если бы ты сейчас был в Наумсе, что бы ты взял на ланч?

Уилл нахмурился, но ответил:

– Устричную похлебку.

Редактор одобрительно кивнул.

– Тогда ты из Луизианы. Если ты и мошенник, то мошенник с Юга, а они по крайней мере интереснее прочих. Шум в холле становился все громче.

– Маркус, скажи этим людям, чтобы возвращались к своим столам, а здесь все под контролем.

Редактор отдела городских новостей отправился выполнять приказание. «С радостью», – подумал Уилл. Хорошенькая помощница редактора последовала за ним без дополнительных указаний.

К.Р.Бенджамен театрально потер руки.

– Мне нравятся истории, которые сами приходят ко мне в кабинет. Так дешевле, чем платить репортерам. А теперь, сынок, если это какой-то сложный фокус или трюк, самое время просветить меня. Ты ведь не из команды Фокса? Я знаю, что наши обозреватели вцепились зубами в их последнее шоу и рвут его по-живому.

– Мы не от Фокса, сэр, и это никакой не трюк. Мне бы искренне хотелось, чтобы это был трюк. Эти люди, – показал он на своих молчаливых спутников, – на самом деле из других миров. Каждый из них представитель какого-то вида. Они объединены в организацию, которую называют Узор. Бенджамен помахал рукой.

– Надеюсь, вы дадите мне время и средства удостовериться в том, что вы говорите? Ведь сейчас я могу действовать только на основании того, что вижу и слышу, а журналисты так не поступают.

– Мои друзья согласны подвергнуться физическому осмотру, – успокоил его Уилл. – Они понимают вашу настороженность, потому что сталкивались с подобным раньше, в других мирах, которые им довелось посещать. Бенджамен фыркнул.

– Давайте на какое-то время примем все, о чем вы говорите, за святую истину. Этот ваш Узор, он что, какое-то подобие нашего ЕЭС?

– Суверенные и независимые миры, объединившиеся в целях торговли, коммерции и совместной защиты, – ошеломила редактора вейс, ответив на безупречном без малейшего акцента английском. Уилл подумал, что старик проявляет в этих обстоятельствах редкое самообладание. Разумеется, было маловероятно, что человек, ставший главным редактором одной из важнейших газет Соединенных Штатов, им не обладал.

– Значит, это и есть долгожданный Первый Контакт… – Бенджамен подумал, что стоит выключить компьютер и задействовать магнитофон в столе.

– И при том не с одной инопланетной расой, а с четырьмя. Не думал я, что их будет четыре.

– Сэр, их сотни, – спокойно сообщил Уилл.

– Сотни… – Бенджамен задумался. – И они решили установить контакт у меня в кабинете. За исключением, разумеется, вас, молодой человек. С вами они, очевидно, установили контакт на день-два раньше.

– Боюсь, что нет, сэр. На самом деле они находятся здесь уже несколько лет, наблюдая за нами, изучая, тайно работая с некоторыми из нас.

– Ясно. Я надеюсь, что в нужное время вы просветите меня относительно причин этой их секретности.

– Да, сэр.

Бенджамен указал на вейс.

– Это чудо с перьями говорит по-английски лучше, чем мои спортивные обозреватели.

– Лингвистика – специальность вейсов, сэр. Но, вообще-то, все здесь присутствующие более или менее говорят на нескольких языках Земли. Я говорю на некоторых их языках. И потом у нас есть эти переводчики. Он приподнял висевший у него на шее транслятор, тронул его раструб.

– Что ж, если это и не первый контакт, то все равно сенсация. Самая большая за последнюю тысячу лет. И вы ее мне подарили. Я очень благодарен вам, мистер Дьюлак. А как получилось, что молодой человек из Луизианы?..

– Всему будет дано объяснение, сэр, – прервал его Уилл. – Сейчас нам надо заняться более важными вещами. И в этом вы не будете единственным.

– А! Что? «Нью-Йорк Таймс»?

– Нет, сэр. Рупор другого великого племени.

– Племени? – недоумевающе нахмурился Бенджамен.

– «Известия», сэр.

– А, понимаю. Ну, не думаю, что это слишком уменьшит мои тиражи. Я не сомневаюсь, что у вас есть основательные причины так поступить, которые, несомненно, вы также в свое время разъясните.

– Да, сэр. Мы здесь потому, что у нас есть информация, которую надо распространить, и притом быстро. Если бы это зависело от меня, она осталась бы в секрете, но, увы, это уже невозможно.

– Очень хорошо. Моя организация будет более чем счастлива вам помочь.

Но осмелюсь поинтересоваться, почему здесь и почему таким манером? Я себе это все как-то не так представлял.

– Нам необходимо высказаться не только быстро, сэр, но без каких-либо сокращений и урезываний, минуя всякие правительственные фокусы.

– Тогда ты выбрал того, кого надо, сынок. Раз это все взаправду, тебе не придется выкручивать мне руки, чтобы освободить для вас в завтрашнем номере первую страницу. Завтрашнее утро вас устраивает? Это даст нам какое-то время, чтобы подготовить статьи, мнения экспертов, и сделать некоторые фотографии. Вы не возражаете против фотографий?

– Вовсе нет, – ответила вейс.

– Мы окажем всяческое содействие. Это отвечает нашим целям, – добавил Кальдак на более неуклюжем, но вполне понятном английском.

– Отлично. Разумеется, если окажется, что это чей-то хитроумный розыгрыш, я постараюсь, чтобы все, кто в нем участвует, пожалели, что родились на свет.

– Хотел бы я, чтобы это было розыгрышем, сэр, – мрачно произнес Уилл.

– Причина нашего присутствия здесь… – начал Кальдак, обращаясь к Уиллу.

– Погодите. Сначала ему нужно удостовериться.

– Простите, не понимаю, – Бенджамен перевел взгляд с инопланетянина на человека.

– Виноват, – сказал Уилл, сообразив, что говорил на массудском.

– Ты упоминал о сотнях разумных видов. Это, сынок, довольно-таки обескураживающее откровение.

– И что обескураживает еще больше, сэр, так это то, что далеко не все из них могут быть настроены дружелюбно.

После этих слов Бенджамен сощурил глаза. Чтобы придать своему заявлению больше веса, Уилл дал возможность вейс объяснить историю конфликта Узора с Амплитуром, включая оценку нынешней ситуации. Когда орниторп закончила свою речь, редактор долго молча сидел, откинувшись, пытаясь осмыслить значение того, что услышал. На его настольном пульте мигали все лампочки, требуя его внимания. Он раздраженно отключил их все.

– Нам нет нужды вмешиваться в это, – осторожно произнес Уилл среди всеобщего молчания. – Это не наша борьба. Мы не члены Узора.

– Это верно, – Бенджамен обратил внимание на ожидающие взгляды четырех инопланетян. Он не мог понять выражения их лиц, не знал, как отражаются на них те или иные чувства, но ошибиться в напряженности их взглядов было невозможно.

– Птичка сказала, что этот Амплитур, эти существа, которые им противостоят, хотят, чтобы все другие существа верили только в то, во что верят они. Люди этого Узора считают иначе. Они потихоньку нанимали каких-то землян помогать им в их борьбе, и поэтому теперь Амплитур заявился к нам сюда. Чтобы помешать еще большему числу землян включиться в этот конфликт.

– Что-то вроде этого, – подтвердил Уилл. – Вопрос состоит в том, придут ли они воевать или разговаривать. И придут ли они сюда вообще?

87
{"b":"171977","o":1}