ЛитМир - Электронная Библиотека

– Всего пара недель, – пробормотал Уилл. – Не так уж много времени, чтобы привыкнуть к этой мысли.

– По-моему, большинство представителей вашего вида свыклись с вероятностью этого достаточно легко. Уилл пожал плечами.

– Пожалуй. Большинство обитателей нашего мира уже довольно давно ждали прибытия из космоса кровожадных жукоглазых чудовищ.

Было видно, что Кальдак в недоумении:

– Но амплитуры вовсе не жукоглазые. И не пьют кровь. Если не принимать во внимание тот факт, что они беспозвоночные, так их можно даже назвать физически привлекательными. Это их философия омерзительна… – И он задумался. – Впрочем, я понимаю ход вашей мысли. Это как если бы весь ваш вид целиком тысячи лет ожидал подобного конфликта. Я слыхал, как отдельные представители говорили о необходимости подготовки к встрече с армиями «Сатаны».

Уилл пожал плечами:

– Люди пользуются любыми метафорами, которые их успокаивают. Когда они собираются на войну, им надо кого-то ненавидеть.

– Но мы, члены Узора, мы не испытываем ненависти к Амплитуру.

Ненависть – во очень уж чрезмерная эмоция. Несогласие – да, зависть – да, неприязнь – безусловно, но не ненависть. Ненависть зря расходует протеин. Даже примитивные хищники, убивая, не испытывают ненависти к своей добыче.

Ненависть – это так… по-детски.

– Что вы хотите от нас? Мы – не взрослый вид. Ваши специалисты все время в нас этим тычут. Кстати, говоря об этом, я хотел бы задать вам один вопрос. Дело идет к тому, что несмотря на то, что мне и другим, думающим так же, как я, в конце концов придется воевать на стороне Узора. Мы получаем защиту Узора и его помощь. Но никто пока не обсуждал вопрос о нашем вхождении в Узор, – он остро поглядел на высокого массуда. – Почему это так, Кальдак?

– Генеральный Совет считает, – вежливо ответил командир, – что стоящая сейчас перед нами задача – это предотвратить переход вашего мира на сторону врага. Вопрос о социальной интеграции следует отложить до того момента, когда будет решена эта неотложная задача.

– Да, пожалуй, – согласился Уилл, но уклончивость ответа друга его обеспокоила.

Он вгляделся в то, что сделалось за ограждением. Гивистамы и о’о’йаны суетились между установками, укрепляя гроздья с’ванов. Лепары передавали сообщения или топтались в углу этого большого зала. Какой-то вейс прошествовал к выходу, распространился аромат духов.

– А не думаете ли вы, что они могут напасть сюда? В конце концов, ведь здесь до сих пор находился центр операций Узора на Земле.

– Думаю, что здесь мы в достаточной безопасности. Они ведь сначала должны обеспечить себе место высадки, а потом уже думать о войне на воде. И притом ваш мир создает такой фон электронного шума, что очень затрудняет работу их детекторов. Но, конечно, я не могу обещать, что они не обратят внимания на это место. У них очень хорошие приборы. Мне очень бы хотелось убедить вас принять личное оружие.

– Я повторю нам то, что уже говорил одной женщине на Васарихе: оружием не интересуюсь. Я его не люблю. Много людей чувствует то же самое, несмотря на все, что вы видели последние месяцы по телевидению. Отбить вторжение – это одно дело, но как только это закончится, вы увидите, как быстро они предпочтут отложить оружие в сторону. Люди всегда так поступают по окончании каждой войны. Они, не задумываясь, всей душой кидаются в битву только для того, чтобы в конце ее испытать общее к ней отвращение. Так было не всегда, но за последние полстолетия мы очень повзрослели. И если вы думаете, что у нас будет постоянное объединенное всепланетное правительство, чтобы все время держать оборону против Амплитура ради Узора, то, думаю, вас ожидает большое разочарование.

– Вы так уверенны в своем племени, Уилл Дьюлак. Неужели вы забыли, как недавно сами применили оружие против своего же вида? Вы убили человека.

Уилл слегка содрогнулся от этого воспоминания.

– Я сделал это, чтобы спасти жизни своих друзей. Я сделал бы это, чтобы спасти свою семью, если бы она у меня была. Это совсем не то, что поднять оружие против кого-то только из-за того, что ваши философии отличаются друг от друга.

– Но Назначение Амплитура для вас гораздо опаснее любого оружия.

Уилл повернулся к дверям.

– Давайте не будем снова начинать об этом. Я не буду носить сайдарм, и это окончательно.

Кальдак не улыбнулся. Вместо этого его верхняя губа ритмично заколебалась.

– Не надо приходить в такую ярость из-за этого.

– Я не прихожу в ярость, – саркастически ответил он другу. – Иногда я думаю, что ваш вид такой же хитрый, как и с’ваны. Просто вы лучше умеете это скрывать.

– Никто не может быть таким хитрым, как с’ваны, – поправил его Кальдак. – Я просто указал на очевидное.

– Опять на кого-то, если разозлишься, или взять пистолет, решив пристрелить другое разумное существо, это никак не может быть приравнено одно к другому. Это совсем не одно и то же.

– Разве?

– Я не хочу спорить на эту тему.

– Естественно. С момента нашей первой встречи вы сделали ряд благородных заверений от имени всего своего вида, но я боюсь, что они в большей степени отражают ваши личные взгляды, а не человеческую реальную сущность.

– Посмотрим, – двери открылись, чтоб выпустить Уилла. – Когда все будет кончено, а, может быть, до того, как все будет кончено, мы посмотрим.

Глава 24

Корабли Узора, следившие за солнечной магнитосферой, отметили приближение флота Амплитура примерно за две недели до предполагаемого появления на земной орбите. Несмотря на интенсивные приготовления человечества, это объявление все же вызвало в мире шок. Военные корабли Узора на орбите пришли в состояние повышенной готовности. Что до землян, то им оставалось продолжать свои приготовления, наблюдать и ждать. Когда враждебная армада наконец материализовалась над центральной Атлантикой, она начала извергать десантные суда для приземления, вовсе не собираясь начинать переговоры. Последовал ожесточенный и удивительно краткий обмен реактивными снарядами и лучевым оружием высокого напряжения, напомнивший фермерам внизу на Азорах редкие появления в зимнее время полярного сияния.

Массивный обмен ударами принес, однако, небольшие разрушения. Один из оборонявшихся кораблей был поврежден, один из нападавших – полностью уничтожен.

Наземные силы уничтожили несколько быстро снижавшихся «челноков», подавив их обороноспособность. Остальные достигли поверхности, приземлившись на четырех из шести континентов. Теперь из почасовых донесений оставалось узнать о победе или поражении. Несмотря на новое официальное назначение ответственным за связь широкого назначения, Уилл чувствовал себя страшно далеким от конфликта. Его чуть ли не главным занятием было отвечать на вопросы случайных журналистов, приходивших на базу, чтобы подцепить какую-нибудь информацию. Уилл мало что знал о сражениях, коммуникациях, международных отношениях, а сочинительство в тот момент не было в цене.

Он бесцельно бродил по разросшейся базе, функции которой во многом дублировались аванпостами Вашингтона, Москвы, Брюсселя, Токио, Рио, Найроби и Сиднея, так как человечество координировало оборону по всей Земле. Международная связь постоянно нарушалась из-за сил вторжения. Битва скоро стала фрагментарной из-за потери центрального контроля. Но это все же не вызвало деморализации и распада, как ожидали амплитуры.

* * *

Криголитка замедлила ход своего судна, чтобы подождать, пока догонят остальные. Они продвигались по одному, изучая земную поверхность. Индивидуальные сканеры показывали только желтоватые песчаные холмы, почти голые, если не считать рудиментарной растительности. Неприятное место для сражения, но важное, потому что где-то поблизости есть важная гидроэлектростанция.

«Эта в целом жалкая планета – невозможное место для битвы», – подумала она. Насколько она знала, на этой планете не было даже монолитной суши, она была расколота на несколько островов-континентов, нет единой энергетической системы, и – десятки противостоящих племен, вместо центрального правительства, которое Амплитур мог бы безболезненно контролировать. Даже неизвестно, как общаться с противником, говорящим на сотнях языков. Цивилизация безумия.

90
{"b":"171977","o":1}