ЛитМир - Электронная Библиотека

(Халид): Я всегда стремился служить.

(Голос): Я знаю. Но сейчас ты здесь, со мной, в этом месте. То, кем ты был в прошлом, то, что ты совершил в прошлом, — это воздаяние за эти вещи. Ты знаешь, кто я такой, капитан Халид Хассан?

(Халид): Думаю, что да, лорд.

(Голос): Я  тот, кто подводит счета. Я судья. Я деловодитель Империума, оценщик его океана душ.

Хассан не мог решить, зачем ему это говорят. Из хвастовства? Возможно. Хотя это не звучало как хвастовство. Оно звучало почти как сарказм — холодный, осознанный сарказм.

(Голос): Я Сигиллит, я Регент Терры. По моей команде решается судьба миллионов миров. И всё же вот он я, беседую с тобой, пока ты смотришь в моё окно и не одобряешь мои коллекции. Жизнь полна сюрпризов, разве нет?

Хассан обнаружил, что едва ли не кивает в знак согласия.

(Халид): Это так, лорд.

(Сигиллит): И ты знаешь, почему ты здесь очутился?

(Халид): Из-за того, что случилось в Гипте?

(Сигиллит): Верно.  Вспоминай, Халид, возвращайся мыслями к тому, что ты там делал. Я вскоре к тебе присоединюсь. И когда я приду, я захочу знать всё.

***

Свет уже перегорел. Хассан моргнул, настраивая усиление прибора ночного видения своего шлема, и осторожно двинулся вперёд. Бункер уходил глубоко под поверхность. По всей его длине шёл центральный коридор протяжённостью где-то в пятьдесят метров, от него ответвлялись помещения помельче. Каждое было запечатано свежим комплектом запертых дверей.

(Халид): Есть что-нибудь?

(Фарук): Никаких признаков жизни.

(Халид): Это пока что.

Их группа чуть продвинулась по центральному коридору. Хассан не слышал ничего, кроме слабых звуков сражения, которые доносились снаружи. Другие группы добросовестно трудились, отвлекая внимание, но им надо было уложиться в короткий срок. Он активировал маячок сканера окрестностей на ауспике, который был смонтирован у него на ладони, и с некоторым облегчением увидел вспыхнувшую руну обнаружителя объекта.

(Халид): Третий поворот справа.

Хассан махнул рукой в сторону пары раздвижных дверей в тридцати метрах впереди. Двое его бойцов остались у входа в бункер, погрузившись в тень и нацелив оружие, чтобы снять любого, кто вторгнется внутрь. Хассан, Фарук и третий агент крадучись пошли по коридору. Пробираясь вперёд, Хассан уловил слабый шелест, похожий на статический треск аппаратуры. Он остановился.

(Халид): Вы это слышите?

Фарук посмотрел на него.

(Фарук): Слышим что?

(Халид): Ничего. Глюк датчика.

Они добрались до комнаты. Она была заперта и заложена засовом точно также, как и остальные.

(Халид): Приготовиться.

Хассан снял с пояса новые баллончики с гипер-кислотой. Уже двигаясь, он услышал глухой стук и затем шипение затхлого воздуха. Хассан стремительно обернулся кругом, держа оружие одной рукой.

(Халид): Что за...

Он замолк, увидев на полу неподвижное тело своего сослуживца.

(Фарук): Цель! 

Фарук открыл огонь. Льдисто-белые выстрелы судорожным градом разбрызгались по коридору, пули звякали о металлические стены и выбивали из них осколки. Хассан тоже начал палить во тьму. Тесное пространство взорвалось бурей выстрелов.

(Халид): Прекратить огонь!

Стихли последние отзвуки очередей, бункер снова погрузился во мрак. С развороченного пола поднимались струйки дыма. Фарук загнал в винтовку свежий магазин.

(Халид): Что это было?

Хассан по-прежнему ничего не видел на своём сканере окрестностей.

(Фарук): Так и не разглядел.

Хассан бросил взгляд на тело убитого агента. Его горло пробороздил один-единственный чистый разрез. Кровь под телом была густой и тёмной.

(Халид): Быть наготове, сохранять позицию.

Его мысли понеслись вскачь в попытках сообразить, как что-либо смогло очутиться так близко, не будучи зарегистрированным его датчиками. Он поднял руку к шлему и нажал на защёлку фиксатора.

(Халид): Убери свой визор.

(Фарук): Что? Это безумие! 

(Халид): Выполняй!

Шлем открылся, и Хассан ощутил на своём лице касание горячего пыльного воздуха. Без псевдоцветового изображения прибора ночного видения всё было чёрным. Он по-прежнему не замечал ни единого признака того, кто на них напал. Он чувствовал себя уязвимым, почти что слепым, он застрял под землёй вместе с чем-то, что он не мог обнаружить. Он услышал, как открывается визор Фарука.

(Фарук): Ну здорово! Теперь мы слепцы!

(Халид): Когда всё остальное подводит,..

Хассан достал маломощный фальшфейер и перевёл его в режим зажигания.

(Халид): ... используй глаза, данные тебе при рождении.

Он зашвырнул фальшфейер в длинный коридор и услышал, как он беспорядочно отскакивает от стен. Сигнальный факел вспыхнул, отбрасывая тусклое красное зарево на окружающие поверхности. За то короткое время, что он прогорал, Хассан успел разглядеть что-то тёмное и сгорбленное, плотно вжавшееся в противоположную стену где-то в десяти метрах дальше по коридору. У него были человеческие очертания, и оно носило какую-то разновидность противо-датчиковой брони в оплётке серебристых проводов и узлов. Как только фальшфейер погас, оно скакнуло от стены и ринулось к ним.

(Халид): Немедля! Стреляй!

Противник нёсся к ним прыжками, со сверхъестественной скоростью кидаясь между длинными плевками выстрелов. Фарук зацепил его, пробив броню и левое плечо, но он всё приближался. Хассан отступил назад, стреляя в движущиеся очертания. Фарук вскрикнул. Хассан увидел, как сверкнувшие во тьме стальные когти рвут защитный панцирь бойца, словно тот был сделан из бумаги.

(Халид): Фарук!

Хассан услышал, как щёлкнуло опустевшее оружие, и метнулся обратно, сокращая дистанцию. В следующий момент противник уставился прямо на него; рваные вспышки из дула на какой-то миг выхватили его закрытое маской лицо. Хассан увидел глубоко посаженные глаза с воспалёнными веками, расширенные из-за боевых стимуляторов зрачки, туго натянутую кожу. Он ткнул в это лицо капсулой с гипер-кислотой, которую всё ещё сжимал в левом кулаке, раздавив её, прежде чем броситься прочь. 

Крики были жуткими. Коридор наполнился запахом разъеденной плоти, к которому прибавился аккомпанемент шлепков крови, когда кислота проела себе дорогу к артериям. Хассан поспешно отполз, ухватив истекающее кровью тело Фарука и оттаскивая его прочь. Шатающийся противник поковылял в противоположную сторону, схватившись за своё распадающееся лицо. Затем он рухнул... сжался в комок. Его истерзанные лицо и шея курились и пощёлкивали.

Хассан поднялся на колени, тяжело дыша. Два агента, оставленные им у дверей, достигли его позиции. Они уставились вниз на перекрюченное тело вражеского бойца, затем на Фарука. Тот закашлялся, разбрызгивая кровь по броне Хассана.

(Халид): Насколько серьёзно?

Хассан захлопнул свой визор.

(Фарук): Существенно.

Хассан чувствовал вес тела Фарука, тяжело обвисшего в его руках. Он больше много не навоюет.

(Халид): Мы почти закончили.

Хассан осторожно опустил Фарука на пол и пошёл к запечатанным дверям.

(Халид): И тогда двинем наружу.

Хассан взвёл заряд, закрепил его и отступил. Вся их четвёрка подалась назад, прочь от дверей. Крак-граната сработала с резким хлопком, пробив в металле рваную дыру.

(Халид): От этого они бегом примчатся.

Хассан поднялся на ноги и направился к разрушенному входу, на ходу перезаряжая оружие.

(Халид): Забираем объект и уходим отсюда, пока нас не поймали.

***

Хассан не заметил, как Сигиллит вошёл в комнату. Только что он был один, а в следующий момент уже смотрел прямо на пожилого человека с накинутым капюшоном, стискивающего посох. Он собрался.

3
{"b":"171978","o":1}