ЛитМир - Электронная Библиотека

Стаса потащило по проходу, он ударился плечом об один из ящиков, но затем ему удалось зацепиться руками за контейнер. Удерживавшие его щупальца натянулись и затем, недовольные задержкой, потащили сильнее. Поскольку Стас так и не отцепился от контейнера, тот, стуча колёсиками по гладкому настилу пола, поехал следом. Обогнув стол на котором стояли две стиральные машины меньших размеров, чем те, что были при входе, Стас увидел того чьим невольным гостем он стал.

Да, это было тоже самое существо, соскользнувшее с борта «Норты» и скрывшееся в машинном отделении лайнера. Но оно несколько видоизменилось и значительно выросло в размерах. Стас видел центральный стебель длинною метров пять, по крайней мере, ту его часть, что торчала из кучи белья. Мясистый, темно-зеленый с коричневыми пятнами ствол диаметром с телеграфный столб переходил в нечто, напоминавшее четыре здоровенных вытянутых лепестка. Они срастались с той стороны, где крепились к туловищу а с другой были распахнуты навроде пасти. Внутреннюю их сторону усеивали тысячи зазубренных игл-зубов. Попав в этот капкан, можно было и не мечтать выбраться оттуда.

Поскольку потолок в помещении был низкий, стебель пару раз изгибался причудливым образом, но «голова» твари всё равно упиралась в препятствие. Что и говорить, чудовищу здесь было тесновато. Зато его щупальца, отростки, боковые стебли свободно перемещались туда-сюда. Некоторые тянулись вверх и уходили в вентиляционные отверстия на неведомую глубину.

Воняло в прачечной отвратительно: смесью гниющего мяса и разлагающейся растительности. Стас, даже закашлялся и его, едва не вывернуло наизнанку. С трудом подавив рвоту, он начал лихорадочно оглядываться, ища хоть что-то, чем можно защищаться. На полу валялось множество всяких предметов: часы, таблетки, носовые платки, цепочки и кольца, авторучки. Он схватил одну и сжал её, как нож. Вот бы ещё у твари имелись глаза, куда авторучку можно было бы воткнуть! Напоследок, чёрт возьми! Тут, взгляд его упал на зажигалку, валявшуюся среди других предметов. Да их тут, было даже несколько! У Стаса зародилась дерзкая мысль. Прежде, чем щупальца оттащили его от того места, он успел схватить зажигалку и немедля начал высекать огонь. Все эти кучи белья вокруг! Отличный горючий материал! Интересно, как долбанному сраному цветочку это понравится!

Когда появился огонь, первое, что сделал Стас — преподнес зажигалку к одному из щупалец. Оно тут же болезненно завибрировало и сползло с его тела.

— Энлаана! Эллаант! — пронеслось по помещению с явственным оттенком боли и страха.

За первым щупальцем последовало втрое, третье, четвёртое… Освободившись, Стас вскочил на ноги.

— Что сука, не нравится?

Щупальце, пытавшееся обвернуться вокруг его правого запястья, резко отдёрнулось. А когда Стас ткнул его зажигалкой, отросток пронзила болезненная пульсация. Но затем, толстый центральный стебель и все его отростки, словно бы потекли. Влага стала выделяться с них в таком количестве, что поверхность растительного монстра начала напоминать кожу, обильно покрытую маслом. Послышалось шипение и утробное урчание в которых Стас уловил нотки торжества и злорадства.

— Твою мать… — прошептал он.

Чёртов цветок, или полип, или хрен его знает что, выработал защиту. Нельзя было терять ни секунды! Стас бросил зажигалку в кучу белья и бросился со всех ног к выходу. Несколько щупалец метнулось к нему. Одно с такой силой врезалось в контейнер, что он подлетел вверх и со страшным грохотом ударился о потолок. Два других опрокинули стиральную машину со стола, а когда Стас повернул, чтобы обежать высокий стеллаж, гора коробок — всяких моющих и отбеливающих средств, что на нём громоздилась, словно взорвалась, когда щупальца не желая огибать препятствие, просто протаранили преграду.

Возле двери Рон и Олег всё ещё боролись с несколькими довольно толстыми и стремительно двигавшимися ростками. Появление Стаса отразилось в глазах друзей смесью изумления и радости. Они, уже и не чаяли увидеть его живым.

— Сматываемся! — заорал Стас.

Отрубив стебель, схвативший Рона Бэйли за запястье, Олег, что есть сил побежал прочь. Начальник службы безопасности не отставал. Ну, а Стас, прежде чем выбежать из прачечной рискнул оглянуться. Из горы белья тянулся черный дымок. Клубы его становились всё гуще.

— Поджаривайся, сука!

Стас перескочил через извивающийся, харкающий соком обрубок и что есть сил припустил в сторону коридора, в котором скрылись его друзья.

* * *

Когда Дендрарир начал расти, он выпустил во все стороны опорные стебли, с помощью которых обычно крепился к чему либо. Поскольку он любил жить в местах подобных глубоким ямам или колодцам, опорой ему обычно служили боковые стенки углублений. Здесь ничего подобного не наблюдалось и даже стены были такие, что прицепляться к ним было тяжело и неприятно. Материал из которого они сделаны, Дендрариру был незнаком. В нём не было жизни, не было естества и даже не было смерти в привычном для него понимании. Лишь, что-то безликое, неопределенное, лишенное всякого энергетического фона, как положительного, так и отрицательного. Этот материал был мертвее, даже всего того, что олицетворял сам Дендрарир. Поэтому, для закрепления он использовал все малейшие отверстия, какие только нашёл. Лишь наверху, откуда исходил свет, столь же противоестественный, как стены, он не стал закрепляться. Попытка была, но закончилась она треском, шипением и крайне болезненным ощущением, после чего освещения стало меньше. Но Дендрарира это не беспокоило. Он воспринимал свет, но жизнь не зависела от его наличия или отсутствия.

Внутри некоторых отверстий в стенах и потолке, он также столкнулся с болью, некоторые его отростки оказались сожжены. Но Дендрарир всё-таки закрепился, даже не подозревая, что повредил систему пожаротушения, способную его спасти, когда один из схваченных людей поджёг его убежище.

Огонь и удушливый дым распространялись со страшной быстротой. Жар становился нестерпим. И спастись, он никак не мог. Дендрарира охватило отчаяние. Он начал метаться по помещению, попытался выбраться, но обнаружил, что стал слишком большим для единственного входа через который проник сюда. Сломать стены он не мог, также, как разорвать потолок. Возможно, успей он вырасти больше, это бы удалось. Но сейчас, он лишь беспомощно бился о них. Убежище превратилось в ловушку. Теперь, чтобы избежать гибели, оставалось одно. Дендрарир выбросил за пределы помещения четыре особых щупальца с толстыми наростами на концах. Лежа на полу в коридоре, они начали пульсировать и набухать. Влажные, вздувающиеся образования увеличивались в размерах. Вскоре, покрывавшая их кожица плотно натянулась. Вдоль этих кожистых мешков образовались швы, которые сочились сукровицей и вот-вот грозили разойтись.

И вот настал этот момент. С чавкающим звуком мешки разошлись по швам и изнутри начали выбираться нелепые человекообразные фигуры. Грузные, зеленоватые, оплывшие тела без признаков половой принадлежности. Две руки, две ноги и вместо головы утолщение без шеи. Зато, был круглый зубастый рот и необыкновенная живучесть этих носителей. Теперь, когда они топтались в коридоре, настало самое главное. Дендрарир извлек из кучи белья нижнюю часть своего тела. Там на конце, в плотном бутоне, окруженном крепкими лепестками, находилось его сердце. Его сущность. Его центр жизни, уже вполне развитое семя. Жаль, что придётся начинать всё сначала.

Огонь подбирался, пламя с рёвом, жадно пожирало всё вокруг. Некоторые из отростков уже начали чернеть и лопаться. Дендрарир просунул нижнюю часть стебля за дверь. Лепестки распахнулись и бутон раскрылся. Внутри него сияла, переливалась разноцветными огнями, пульсировала и искрилась сфера размером с крупную сливу. Боковые отростки аккуратно отделили её и поместили в продольное отверстие, открывшееся на животе ближайшего хранителя. После этого четыре нелепые фигуры заковыляли по коридору. Они должны были охранять сердце и при первой же возможности поместить его в благоприятные условия. А пока, находясь в чреве хранителя сердце, на всякий непредвиденный случай начало обрастать твёрдой оболочкой, точно такой же внутри которой оно проснулось, когда люди подняли его со дна моря.

55
{"b":"171980","o":1}