ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да у меня, тоже через два часа пересменка. Может, сходим куда-нибудь?

— Это можно. А куда?

— В кино например. Хотя если честно, мечтаю о другом.

— Ты опять о батисфере своей? — Лэйла поежилась. — И охота тебе так рисковать?

— Да какой риск то, дорогая? Если туристам предлагают — значит все под контролем. Не слышала, кстати, для членов экипажа погружения будут доступны?

— Нет, не слышала. Да мы ещё не достигли той впадины… Как её там?

— Сейшельская, — подсказала Софи. — Открыта в прошлом году. Четыре с лишним тысячи метров глубина. И я должна упустить такую возможность? Черта с два!

— Не рассчитывай особо, — покачала головой Лэйла. — Этот аттракцион за отдельную плату и наверняка для больших толстых кошельков. Так что нам, подруга вряд ли что-то светит.

— Что ж, — вздохнула Софи, — тогда кино?

— Я не против, — кивнула Лэйла. — Там, вроде комедия какая-то новая. Но только…

— Что только? — Софи прищурилась, при этом весело и озорно посмотрела на подругу.

— Сначала мы с Сергеем…

— А понятно! Что, невтерпёж уже? Черт! Что же за мужик он такой необыкновенный?

— Может, как раз обыкновенный.

— Нет дорогая, я точно его соблазню и попробую.

Лэйла не обижалась на слова Софи, поскольку это был её обычный стиль — хамовато-напористый и с оттенком пошлятинки. На самом деле более верной и порядочной подруги у нее никогда не было. За восемь лет их дружбы они ни разу не делили мужчин, хотя каждому другу Лэйлы по словам Софи суждено было непременно попасть и в её постель на контрольную пробу.

— А ты, что сама-то без мужика? — спросила Лэйла. — У вас с Майклом, вроде всё наладилось.

— Я тоже так думала, — Софи махнула рукой в безнадежном жесте. Веселость исчезла из её взгляда. — Ничего у нас не наладилось. Наоборот всё к черту полетело.

— Мне так жаль, — Лэйла положила ладонь сверху на руку подруги.

— Ничего, переживу — не первый раз и наверное не последний.

— Может, у тебя к мужчинам слишком высокие требования?

— Ты так считаешь?

— Ну не знаю. Попробуй строить отношения как-то по-другому. Мужчины терпеть не могут когда их критикуют и поучают.

С полминуты Софи пристально смотрела на подругу.

— А ты, как я посмотрю со времени твоего последнего перепихона с Сергеем стала ещё лучше знать мужчин, — лицо блондинки вновь осветилось улыбкой, а её привычный тон и стиль выражаться свидетельствовали о возвращении душевного равновесия.

— Эй, девчонки, пора за работу!

К болтавшим девушкам подскочил Стив.

— Софи… Чёрт! Ты всё с этим коктейлем возишься? Давай заканчивай уже! У меня тут запарка.

— Стив, не будь занудой, — блондинка игриво надула губки, — Знаешь ли, коктейль за тысячу баксов стоит того, чтобы с ним повозиться.

Однако, Стиву и вправду требовалась помощь. Софи сунула в стакан серебряную трубочку и поставила его на поднос Лэйлы.

— Ну всё, беги, удачи тебе дорогая.

Лэйла оправила свой белоснежный фартучек, входивший помимо основного комплекта одежды в униформу официантки и, взяв поднос, поспешила на выход из бара. Мистер Свонн ждал её на верхней пассажирской палубе в одном из шезлонгов. Иногда официанткам приходилось выполнять работу вне пределов своего бара или ресторана — доставлять индивидуальные заказы. За прилежность и усердие можно было разжиться и неплохими чаевыми.

Огромный океанский лайнер, сравнимый по высоте с многоэтажным домом, для более быстрого у удобного перемещения пассажиров и обслуживающего персонала нуждался в лифтах. Всего их было 14 штук для общего пользования и несколько для техников-ремонтников. Поскольку путь Лейлы с первой пассажирской палубы, так называемого Променада был долог и лежал на самую верхнюю пятнадцатую палубу, она воспользовалась лифтом.

Жизнь кипела на всех палубах. Члены экипажа, в основном из числа обслуживающего персонала, а также пассажиры всех возрастов и обоего пола сновали туда-сюда по всему судну: первые озабоченные своими делами и обязанностями, вторые, как и полагается в поисках развлечений. Где-то гремела музыка, слышался смех, из встроенных репродукторов доносились голоса дикторов. Над головой раскинулся безоблачный небесный свод, а вокруг простиралось синее, изумительной красоты море, в этот час спокойное и безмятежное, переливающееся на горизонте золотыми бликами. Вокруг лайнера, оставляя за собой пенные следы носились гидроциклы и моторные лодки. От двух из них высоко вверх тянулись страховочные фалы на другом конце которых мчались над морем восторженные парашютисты.

Верхняя пассажирская палуба «Повелителя морей» — это бассейны и игровые площадки, аква-театры, бесчисленные шезлонги и маленькие кафе под открытым небом — рай для родителей с детишками и любителей солнечных ванн. Палуба была разделена на две части: между ними словно бы пролегал глубокий каньон, огражденный со всех сторон высокими перилами. Если подойти к ним и глянуть вниз, у неподготовленного человека запросто закружится голова. Лейла точно не знала, сколько здесь может быть. 35 или 40 метров? Стены, состоящие сплошь из застекленных балконов отвесно уходили вниз, а дно «каньона» представляло собой широкую улицу — Королевский Променад. Там были магазины, модные бутики и салоны, парикмахерские, фитнес-центры и пропасть чего ещё. Увидела она и свой «Капелла Рай». Вдоль аллей зеленели рощи и были разбиты клумбы с цветами, тут и там встречались маленькие закусочные под разноцветными тентами. Если идти по улице в сторону кормы, можно было попасть в аква-театр, рассчитанный на 2000 зрительских мест. Путь в обратную сторону вёл к аквапарку.

Лейла направилась по левой стороне палубы в сторону кормы. Сначала она держалась возле перил, но когда миновала теннисный корт и площадку для гольфа, свернула в сторону большого бассейна в форме вытянутого овала. С трёх сторон его окружало до полусотни шезлонгов ярко оранжевого цвета и множество декоративных ваз с искусственными магнолиями. Среди них визжали и резвились маленькие ребятишки, в то время, как их мамаши нежились в креслах под лучами солнца. Было тут и несколько мужчин, среди которых мистер Свонн выделялся своим волосатым необъятных размеров пузом и крючковатым, словно у совы носом. А его водянистые глаза на выкате и толстые губы большого рта порождали сходство с жабой. Огромной такой отвратительной жабой, если учесть и кожу толстяка, обильно покрытую крупными родинками, словно бородавками. Мистеру Свонну было около пятидесяти. Блестящая лысина и седые пучки волос на висках были также не симпатичны, как и сам их владелец в целом. Приближаясь к клиенту, Лэйла вспомнила полушутливый разговор с Софи случившийся в баре. Девушку передернуло. Нет, ни за какие деньги она не легла в постель с такой жабой. Да пусть хоть озолотит её! Ни за что!

Поначалу мистер Свонн не заметил официантку. Внимание его было приковано к двум совсем молоденьким девушкам, веселившимся в бассейне вместе с детворой.

— Мистер Свонн, ваш коктейль, — громко произнесла Лэйла.

Толстяк перевел долгий, пронзительно-тяжелый и масляный взгляд на девушку. Губы его растянулись в не менее не приятную улыбку.

— А, наконец, то. Что же так долго?

— Простите, мистер Свонн, но ваш заказ требует особо тщательного исполнения, поэтому произошла небольшая задержка.

— Ничего страшного, — снисходительно произнёс толстяк, беря с подноса стакан.

Он сделал пару глотков через трубочку.

— Восхитительно. Ваш Kentucky, более чем удался. Передайте мою благодарность бармену.

— Непременно передам, — вежливо улыбаясь, произнесла Лэйла. — Софи будет очень приятно.

— Бармена зовут Софи? — удивился мистер Свонн. — Девушка?

— Да. У нас на судне женщины-бармены не уступают в профессионализме мужчинам.

— И надеюсь, не уступают в красоте официанткам? — усмехнулся толстяк.

На это Лэйла ничего не ответила. Она стояла перед шезлонгом с пустым подносом в руках, а толстяк самым беззастенчивым образом пялился на неё. Что ж, у каждой работы есть свои издержки. Когда неловкая пауза затянулась, подводя ситуацию к нервозной, Лэйла спросила:

7
{"b":"171980","o":1}