ЛитМир - Электронная Библиотека

- Понял, - кивнул Ураган. Он протянул молодому командиру старый потёртый пульт с пятью кнопками, видимо предназначенный для управления бортовыми подъёмниками, какие обычно бывают на больших грузовых кораблях. - Возьми. В нужный момент нажмёшь среднюю кнопку. На бочках установлены мини-заряды направленного действия. Они сорвут крышки, и, клянусь всеми чертями космоса, мы так нагадим, что кассиопейцы своим внукам будут рассказывать.

- Хорошо, - рассмеялся Везунчик.

- Ну, всё, тогда удачи, - пират протянул Везунчику руку. - Если уцелеем, сочтёмся потом.

- Замётано, - кивнул молодой командир.

Капитан Ураган вскочил в кресло своего роллера, лихо развернул машину и устремился к выходу с причала. Везунчик поспешил в рубку управления "Звёздного Скитальца". На бегу, включив комлинк, он крикнул:

- Умник, как готовность?

- Всё готово командир, можем лететь.

- Сластёна, задраивай все люки! - Везунчик переключился на другую частоту, так чтобы его было слышно через встроенные динамики во всех отсеках корабля. - Ребята, мы взлетаем, всем приготовиться! Гром, займи место в первой орудийной башне, Налейка, ты давай во вторую! Мы идём на прорыв вместе с капитаном Ураганом.

Вбежав в рубку управления, Везунчик буквально впрыгнул в центральное кресло. Справа от него сидел Умник, слева - Сластёна. Панель управления, перед которой расположились пилоты, была сплошной, но условно разделённой на три секции.

Центральная часть включала в себя штурвал с высоко поднятыми рулями, вспомогательными рукоятками и переключателями. Вместе с креслом капитана они составляли единую систему. Здесь же были расположены переключатели всех основных систем управления и дополнительного энергорезерва. Под рукой была система общебортовой связи, переключатели контрольных датчиков пилотирования, голографический проектор и отдельный встроенный пульт контроля бортового вооружения. Отсюда же, с центральной секции командир мог контролировать работу обзорных экранов и имел прямой доступ к центральному бортовому компьютеру.

Правая секция пульта дублировала все основные системы центральной секции, включала в себя второй штурвал и резервный доступ к вооружению. Кроме этого, отсюда производился контроль за запуском двигателей и режимом их работы. Здесь же, были многочисленные переключатели подачи энергии, отдельный пульт контроля защитных экранов и многое другое.

Левая секция пульта содержала аппаратуру, отвечающую за астронавигацию, диагностику всех систем корабля, включая центральный бортовой компьютер и радарно-коммуникационную систему для связи с другими кораблями и планетарно-станционными службами. Отсюда же контролировалась работа многочисленных внешних сенсоров. У них было множество задач: изучение биохимического состава окружающей среды за бортом корабля, топографический анализ, ландшафтное сканирование, телеметрия, диагностика внешних и внутренних повреждений корпуса, термальный и радиационный анализ и ещё чёртова уйма всего. Сюда же поступали данные от внутренних контрольных датчиков системы жизнеобеспечения. С левой секции пульта, при необходимости можно было осуществлять контроль за всеми внешними и внутренними люками, переборками и дверями.

Пульт управления мягко светился индикаторами, световыми панелями и мигал лампочками. На многочисленных встроенных экранчиках и табло высвечивалась разного рода информация. Как только Везунчик и его помощники пристегнулись ремнями безопасности, раздался сигнал вызова. Молодой командир переключил голографический проектор на режим связи. Над пультом появилось изображение - взволнованное лицо капитана Урагана.

- Это 4477 Кровосос. Как меня слышишь, 112 Пустынник?

- И слышимость, и видимость в норме, - ответил Везунчик.

- Я тебя только слышу, изображение не чёткое. Ну да ладно. Ты готов?

- Готов!

- Тогда вперёд! - рыкнул Ураган. - Да помогут нам дьяволы космоса!

Везунчик взялся за штурвал и отдал приказ:

- Двигатели, пуск!

Умник уже нажимал на пульте ряд последовательно расположенных кнопок. Послышалось гудение. С каждой секундой оно становилось всё громче, корпус "Звёздного Скитальца" слегка завибрировал, а в отсеках началась небольшая тряска. Рокот нарастал, мощь "Звёздного Скитальца" просыпалась.

Везунчик бегло просмотрел данные по корректировке взлёта.

- Врубай вертикальную тягу, - приказал он Умнику. Сластёне тоже отдал распоряжение. - Дорогая, готовь программу гиперпрыжка.

- Куда летим? - спросила девушка.

- Вообще-то, надо заглянуть на Торговую Луну. Но сначала, отправь нас куда-нибудь поблизости от неё. Есть где-нибудь малонаселённая система? Оттуда, уж, прыганём к Торговой Луне.

Разогрев основных двигателей уже закончился, включились четыре дополнительные установки взлёта, расположенные на обоих бортах звездолёта. Командой с пульта Умник развернул их соплами вниз и подал дополнительный импульс энергии. Вырвавшиеся мощные струи огня подняли корабль над посадочной платформой. Везунчик быстро и ловко развернул звездолёт носом к выходу из туннеля и сверившись по координационной сетке вылета нажал педаль стартового ускорения.

"Звёздный Скиталец" вырвался из тоннеля и стремительно набирая скорость, вошёл в нижние слои атмосферы. Космопорт Медума и Каменный Страж быстро таяли вдали.

Передний и боковые обзорные экраны были спроектированные так, чтобы создавать иллюзию окон и давали прекрасный обзор. Везунчик наблюдал, как одновременно с ними взлетело ещё с десяток кораблей. По обеим сторонам от "Звёздного Скитальца", немного ниже и отставая на полкорпуса, мчались два звездолёта класса "Сиринга". Они сверкали в лучах Медума острыми гранями и восхищали своими хищными обводами. "Сиринги" строились на верфях Курандагии и официально проходили, как класс средних пассажирских кораблей. Но по своим лётным характеристикам, они не уступали лёгкому боевому крейсеру. К тому же, конструктивные особенности "Сиринг" позволяли монтировать на них тяжёлое армейское вооружение.

Впереди "Звёздного Скитальца" тоже по обеим сторонам, немного выше и опережая его на полкорпуса, пристроились два звездолёта: один класса "Трезубец" другой, неизвестного происхождения в форме вытянутого диска. Должно быть, это были корабли Лоона.

Датчики показали, что температура за бортом стала резко снижаться, на обзорных экранах искры далёких звёзд стали ярче.

- Мы в стратосфере, - сообщила Сластёна. - Через 14 секунд выйдем на ближнюю орбиту.

- Приготовиться к включению антигравов, - приказал Везунчик. - Сластёна, следи, что у нас по курсу.

Умник выполнил команду и доложил:

- Анигравы готовы, подача энергии завершена на 60 процентов. На сотне выскочим с планеты, как мячик.

- Точно? - усмехнулся Везунчик. - В прошлый раз выскочили на 89-ти.

- Ну, это тогда два усилителя у нас полетели, - пожал плечами Умник. - И ещё один импульсный контроллер барахлил. Но Гром всё заменил, а Чудик отрегулировал импульсную тягу.

Везунчик только хмыкнул. Ремонт тогда делали в спешке. Как только удастся выбраться отсюда, надо будет заставить механиков ещё раз всё перепроверить.

- Прямо по курсу огромный корабль! - внезапно воскликнула Сластёна. - Сенсоры показывают - эта махина больше трёх километров в длину!

Через минуту корабль уже можно было визуально наблюдать. Это был тяжёлый кассиопейский авианосец сигарообразной формы с многочисленными боковыми надстройками и шахтами для запуска истребителей.

Сластёна продолжала изучать показания приборов.

- Он выбросил магнитную сеть, радиус 1800 километров.

- Мы могли бы свернуть в сторону? - спросил Везунчик.

- Для манёвра нет места, - покачала головой девушка. - Он прижимает нас почти к атмосфере.

47
{"b":"171981","o":1}