ЛитМир - Электронная Библиотека

Шумно дыша, зажав рану рукой, Отбойник смотрел сквозь экран на стоящих по другую сторону Рувио и троих бандитов. Они, конечно же, не могли видеть то, что произошло здесь. Отбойник подобрал с пола забрызганную кровью маску и повернулся к Сластёне.

— На секундочку отключи экран.

— Что ты хочешь сделать? — вскричал, пришедший к тому времени в себя Везунчик. — Зачем его отключать?

— Отправлю посылку атаману. Сластёна, убери экран.

Девушка нажала кнопку деактивации. Бандиты не ожидали, что поле исчезнет. Ещё больше они не ожидали увидеть Отбойника, который швырнул под ноги Рувио маску палача. Бандиты растерялись, замешкались и не успели поднять оружие, как экран снова вернулся на место, закрыв от их глаз Отбойника.

Все столпились возле маски. Рувио поднял её. Итак, Когтя больше нет. В это, было трудно поверить, как и в то, что ненавистный Везунчик опять ускользнул.

Или может быть нет? Может, все-таки, не ускользнул? Есть ли из той комнаты другой выход? Рувио был взбешён и испуган одновременно. Всё ещё держа маску, он рычал, сверкал глазами и щёлкал челюстями. Как ему поступить? Если люди за этим энергоэкраном оказались в ловушке, что ж, это хорошо. Их можно было бы здесь сторожить и рано или поздно они выйдут. А если их там уже нет? Если ушли через какой-нибудь туннель? Проклятие, об этом даже узнать нельзя!

* * *

Помещение, в котором оказались друзья, было небольшим и слабо освещённым. Посреди располагался знакомый цилиндрический постамент со съёмными щитами, под которыми, находились панели управления. Одна из них, предназначенная для контроля за энергопитанием защитного поля, была Сластёной уже открыта. На постаменте лежал предмет — многоступенчатая платформа с мигающими индикаторами и множеством кнопок, расположенными на нижних металлических окантовках по всей окружности. Эта штуковина, которую они в своё время назвали "подставкой" в высоту была почти метр и весила, наверное, килограмм семь или восемь. Она не влезла бы ни в один из их ранцев.

— Привяжите эту хреновину, мне на спину, — сказал Везунчик.

— Я могу потащить, — вызвался Отбойник.

— Не с твоими ранами, — командир покачал головой. — Лучше прикрывай нас, если что.

Командир прошёлся по помещению, попробовал выйти на связь с Громом, но кроме статических шумов, передатчик ему ничего не выдал.

— Что за чёрт? Что там случилось? — он раздражённо потряс коммуникатор. — Почему связь оборвалась?

Везунчик принялся вызывать Умника. Но с тем же результатом.

Между тем, Сластёна занялась ранами Отбойника. Чудик помог снять с бывшего агента разодранную нагрудную броню, после чего девушка обработала антисептиками раны Отбойника и наложила повязки.

— Это, прямо в традицию входит, — сказал он.

— Что? — не поняла она.

— Моя перевязка. Сколько раз ты это уже делала?

— Сделаем нашей семейной традицией, — рассмеялась Сластёна.

— Ну уж нет, так меня надолго не хватит, — он тоже рассмеялся. — Раны конечно украшают мужчину, но не в том случае, если за этими ранами мужчину уже и не видно… Надо ведь и для Ночки, что-то оставить.

— Ну, тебя для неё, ещё вполне достаточно, — улыбнулась Сластёна.

Закончив, они наконец подошли к пьедесталу и вдвоём сняли "подставку". Она и вправду оказалась увесистой.

Едва они это сделали, появилась голограмма. Темноволосая женщина с печалью во взгляде произнесла:

— Никто иной сюда не смог бы войти.

И тут же изображение исчезло. Отбойник подошёл к пьедесталу, открыл другую панель и извлек из проектора диск.

— Опять запись оборвана, — разочаровано произнёс он. — Что же она хочет нам сообщить?

— Думаю, нужны все диски, — сказала Сластёна. — Три уже есть, скорее всего остался один. Если поочерёдно поместить их в проектор, вероятно, будет снят блокирующий код, и мы услышим всю запись.

— Теперь, как бы нам отсюда уйти? — Везунчик задумчиво огляделся.

— Здесь есть выход! — воскликнул Чудик, указывая куда-то в дальний левый угол. Там друзья разглядели что-то вроде вытянутого треугольного люка. При чём, вершиной повёрнутого вниз. Высота и форма были явно рассчитаны на существ трёхметрового роста и очень широких в плечах, так что, для прохождения человека, он тоже подходил.

Слева от люка, на стене имелась панель управления в форме широкой ладони с шестью многосуставчатыми пальцами. В её центре красным светилась одна большая кнопка. Вокруг неё располагалось два десятка кнопок поменьше с изображением незнакомых символов: перекрещенных чёрточек, вереницы точек, загогулин и кружков. Как пользоваться панелью никто не знал. Сластёна нажала красную кнопку, потом попробовала другие кнопки, но всё без толку.

— Не знаю, как тут всё работает. Может код какой-то есть или важна последовательность нажатия или он реагирует лишь на такую вот руку. В общем, чтобы разобраться нужно время.

Отбойник не стал долго раздумывать над этой головоломкой, просто прицепил к двери три гранаты с таймером. Все укрылись за пьедесталом. Через десять-пятнадцать секунд грохнул взрыв, и обломки люка полетели в разные стороны. После, друзья всунули в один из ранцев "подставку", сверху на торчащую часть натянули другой ранец и крепко стянули всё это сооружение лентами. Потом, с помощью кожаных ремней от ранцев закрепили куль на спине Везунчика.

— Ну всё, можно двигаться, — сказал командир. Поправив на голове шлем и включив встроенный в него фонарик, он первым устремился в открывшийся проход. За ним последовала Сластёна, потом Чудик и Отбойник.

Шагов десять друзья двигались прямо по коридору, который привёл их к длинной спиральной лестнице витками уходящей куда-то вверх.

— Я думаю, так мы выйдем отсюда — сказала Сластёна.

— Вот только куда? — хмыкнул Везунчик.

Ответить на его вопрос никто не мог. Друзьям лишь оставалось двигаться вверх и уповать на удачу.

Поднимались они довольно долго. Время от времени на лестнице встречались широкие площадки, с которых можно было войти в боковые коридоры, прорезающие должно быть сверху до низу, всё это подземелье. Путники решили не соваться туда, а попробовать подняться по лестнице до самого её верха. Если она не приведёт их к выходу, тогда, придётся взяться за обследование всех боковых коридоров.

* * *

Рувио, никогда раньше, не видел атамана таким. Он наблюдал его в гневе, в дикой ярости, или в меланхолии, видел его в весёлом настроении или погружённого в мрачные раздумья. Но никогда не видел в глубоком горе, никогда не видел в таком отчаянии. Даже на маленьком экране передатчика это отобразилось со всей ужасающей силой. Узнав о смерти Когтя, атаман с минуту не мог произнести ни слова. Черты его лица медленно искажались, единственный глаз превратился в щель, губы скривились, левая щека начала дёргаться. От человека в нём не осталось ничего, кроме неподдельного, сильнейшего чувства утраты, которое ощутил и смог понять даже марч.

— Они будут умирать долго, очень долго, — наконец прохрипел Папаша Брюхо. — Я придумаю такие пытки, что в самой преисподней содрогнуться демоны. Я не хочу, чтобы вы их убивали. Оставите всех в живых, не только Везунчика. Схватите их и доставьте ко мне. Как вы это сделаете, не знаю. Но без Везунчика и всех остальных не смейте возвращаться.

— Но, Светлейший, со мной осталось лишь трое, — осторожно напомнил Рувио. — Один из них серьёзно ранен и как я уже говорил, на нашем пути какой-то странный энергоэкран. Он не позволяет нам пройти. Группа Везунчика уже скрылась и мы, не можем их преследовать.

— Оставайтесь на месте, караульте выход, за Везунчиком я пошлю другую группу. Рано или поздно они выйдут на поверхность. Кстати, всю территорию над храмом патрулирует твой друг Равар. Он сохранил истрисикты и сбил космокатера.

— Равар здесь? — воскликнул Рувио. — Как? Откуда он взялся?

— Его корабль приземлился на эту планету сразу после прохождения через фамаронский барьер, и всё это время, был здесь. Взлететь не может. Мы решили объединиться, чтобы схватить Везунчика, найти руарий и после, найти способ убраться отсюда вместе. Возможно, механики соорудят из наших кораблей одно целое, способное летать. Да и о "Звёздном Скитальце" не следует забывать. Ну это всё после, главное сейчас поймать Везунчика и его людей. Для Отбойника же будет особая участь. Его страдания растянуться на годы и я каждый день буду наслаждаться его муками.

72
{"b":"171982","o":1}