ЛитМир - Электронная Библиотека

       - Почему?

       Гном с седой бородой, в ладных доспехах, надетых поверх кожаного одеяния и состоящих из короткой кольчуги с капюшоном, наручей и поножей, подошел ко мне, наклонился к лежавшему соплеменнику, ехидно спросил:

       - Ну, Хельг, ты понял, что внешность бывает обманчива. И не все то, чем кажется, является этим на самом деле. Понял меня?!

       Гном, пуская кровавые пузыри через рот, протолкнул:

       - Да, учитель.

       Седая борода похлопал своего ученика по плечу, бросил через плечо:

       - Заберите его, да пивом напоите.

       Посмотрел на меня внимательным взглядом.

       - Если я не ошибаюсь, ты Саблезубый?

       Я ошарашено кивнул, толком еще ничего не соображая, меня, как всегда, сильно лихорадило после поединка. Седая борода между тем продолжил:

       - Ты не волнуйся, часа через два мой ученик будет как новенький. Главное ты его не убил, а в остальном подгорное племя - живучая раса. Теперь о тебе. Ты молодец, что взял слово с моего ученика и преподал ему урок, но есть маленький нюанс. Понимаешь, Саблезубый, твой поединок с ним был заведомо проигрышный для моего ученика. Вот если бы в его руках было оружие, тогда да, исход мог быть не предсказуем, а так... И теперь мне, как его учителю, надо что-то решить. Ты не подскажешь мне, как нужно поступить, чтобы сохранить лицо перед остальными моими учениками?

       Я выдохнул с шумом воздух. Да... задача. Но, подумав я пришел к выводу, что не все так плохо, как кажется:

       - Слушай, давай так. Меня завтра с утра уже здесь не будет, вместе с моим другом. И существует очень маленькая вероятность того, что я здесь когда-либо появлюсь. Так что я думаю, что если ты меня прогонишь вон из Нижнего Аркана, то вполне сохранишь лицо. Ты со мной согласен?

       Седая борода довольно улыбнулся, и рожа у него стала как у кота, объевшегося сметаны.

       - Я всегда считал, что вы перевертыши очень сообразительны. - закончив говорить седая борода, стукнул меня в район живота. И продолжая ухмыляться, пошел к себе за стол.

       Я же подойдя к лавке, выдернул из столешницы нож, перекинул через плечо перевязь с мечом, наклонился, взял на руки Зосима, у которого обморок перешел в глубокий и скорее всего здоровый сон, пошел на второй этаж.

       Когда я кинул Зосима на одну из кроватей!!! Эта грань все продолжала меня удивлять. Хотя, наверно, пора уже и привыкнуть или не так, нужно было заново вспоминать о том, от чего уже успел отвыкнуть за годы скитаний. Как говорят, к хорошему привыкаешь быстро. Вдоволь полюбовавшись спящим Зосей, я посмотрел на улицу. За застекленным окном, тут я уже полностью выпал в осадок и решил вообще ни чему не удивляться, ну живут нормально люди, ну и классно. Так вот, за окном показалась полная и в это время года особенно яркая луна. Ночь вступила в свои права. Сквозь стекло доносилось завывания колотушников, в чьи обязанности входило периодически прохаживаться по улицам и орать как оглашенные, оглашая окрестности своими знаниями о времени, то есть сколько именно сейчас время. Как я понимал, делалось это для того, чтобы народ успевал к полуночи разбредаться по домам. После полуночи орущих колотушников, сменяли до зубов вооруженные стражники, которые неспешно прохаживались по улицам. Так сказать блюли порядок, а на самом деле искали припозднившихся гостей города, которые по незнанию разгуливали по улицам, совершенно не знавших, что на улицах тихий час. Об этом мне рассказал трактирщик, когда я еще первый раз попал в этот город.

       Потянувшись, я с ужасом осознал, что сильно устал, глаза прямо слипались так хотелось спать. Сосредоточившись, позвал свою вторую сущность, та недолго думая мгновенно откликнулась. Радостно попыталась захватить власть над телом, стремясь кинуть меня в преображение. Большим усилием воли я задавил этот соблазнительный порыв. Жарко пообещав, что только мы покинем город, то с удовольствием преображусь и вволю поношусь по полям, а также за лошадьми. Слегка пригасив недовольство, я подошел к окну, раскинул в стороны руки, стремясь каждой клеточкой тела впитать в себя лунный свет. Недовольно поморщился, левой рукой с силой толкнул окно, заставляя его открыться. Снова раскинул руки и на минут десять выпал в осадок.

       Когда пришел в себя, то понял, что не только я, но и моя звериная составляющая аж горит от переполняющей все естество энергией. Сладко потянулся. Сон исчез, как будто его и не было. Сбросил на кровать перевязь с мечом, туда же лег и нож в ножнах. Под кровать засунул седельные сумки, предварительно положив туда мешочек с деньгами. Подошел к двери. Дотронулся до засова, слегка сосредоточился. Почувствовал как засов под моей рукой немного нагрелся. Удовлетворенно хмыкнул, теперь всех, кто захочет зайти без разрешения в комнату, ждет небольшой сюрприз в виде большого ожога. Заклинания должно было хватить часов на пять. А там и Зосим может быть уже проснется. Снова подошел к окну, задул свечи, стоявшие на небольшом столике рядом с кроватью, на которой дрых мой товарищ. И рыбкой выпрыгнул в окно.

       Приземлившись на все четыре конечности я огляделся. Наше с Зосей окно выходило на задний двор. на котором располагались хозяйственные постройки. Такие как сараи для дров и долгого хранения продуктов, баня и дом для прислуги. Именно то, что мне надо. Я принюхался, в воздухе улавливался столь желанный аромат молодого и красивого тела. Выпрямившись перебежал к стене дома прислуги. Пошел вдоль стены. Достигнув окна, заглянул в него. Как я и предполагал за ним в гордом одиночестве сидела та, что последний час совершенно не шла из моей головы.

       В одной ночной рубашке Екатерина сидела на кровати и красивым деревянным гребнем расчесывала свои густые, длинные волосы. Отбросив в сторону сомнения и колебания, я, как истинный мужчина, сглотнул слюну и постучал в окно. Мой стук вызвал целую бурю эмоций. Но, к достоинству девушки, она не закричала. Сначала она вскочила, откинув в сторону гребень, потом метнулась к шкафу, откуда схватила платье и приложила его к груди, поверх ночной рубашки. Потом подошла к окну, раскрыла его и смотря на меня широко раскрытыми и удивленными глазами, спокойно без особого напряга, спросила:

       - Ты кто?

       Вообще то я никогда особенно не замолачивался по поводу охмурения представительниц слабого пола, особенно особей человеческой расы. Действуя по принципу, пришел, увидел, завалил, пошел пить пиво. И все довольны. Но в этот раз данный вопрос поверх меня в шок. И это легко еще сказано. Ну уж сильно девушка была хороша собой. Она совершенно не походила на тех девиц, которые были у меня до этого. Её фигура, как и лицо, дышала какой-то непонятной мне энергией, я чувствовал что просто влюбляюсь, как пацан, первый раз увидевший смазливое личико. Желание обладать таким прекрасным созданием захлестнуло меня с головой. Я почувствовал, что банальным образом теряюсь, не зная что сказать.

       Девушка, не дождавшись от меня быстрого ответа, поджала губы, гневно сдвинула брови и строго сказала:

       - Слушай, мужик, я не знаю кто ты, но по своей большой доброте душевной я тебе скажу вот что. Ты лучше быстренько покинь данную территорию, а то придет Митяй и намнет тебе бока по самое не хочу. Ты меня хорошо услышал?

       Я медленно кивнул, упоминание мужского имени в монологе Екатерины вывело меня из задумчивости. Я тупо спросил:

       - Кто таков?

       Катя удивленно спросила в ответ:

       - Ты о ком?

       - О Митяи.

       - А... Это дядьки вышибала, здоровенный мужик, даже чуток тебя по более. Все время сидит на первом этаже, возле дверей.

       Я улыбнулся.

       - Так как он сюда-то придет, если все время сидит?

       Екатерина хмыкнула:

       - Мужик, ну ты и даешь! Это же просто. Я кричу - Митяй здесь. Бац! И тебя здесь нет. Понятно?

       Теперь уже улыбнулся я. Наш короткий разговор немного сбил идеальный образ, который перед мной был все это время. Вот все-таки интересная женская особенность, когда молчат, то фактически богини, но только начинают говорить, то...

21
{"b":"171983","o":1}