ЛитМир - Электронная Библиотека

       - Тогда с вашего разрешения покину вас. - направился к двери, но Исаму бросил фразу, которая остановила нас уже возле самих дверей:

       - Хорошо, только еще одна интересная новость.

       Дед вежливо поинтересовался:

       - И какая она?

       - Отряд Паладинов Его чистого света числом десять человек прибыли буквально час назад в столицу. И самое интересное, ищут они какого-то серединца и нелюдя, который выдает себя за наемника, полновластного представителя вашей гильдии, уважаемый мастер. Так что ждите гостей. Эти ребята любят задавать неудобные вопросы, а еще больше любят получать на них ответы.

       На эти слова Ганс, хмыкнул и, коротко кивнув, вышел из кабинета.

       А я был в трансе, зверь внутри меня сначала медленно, но с каждой секундой все быстрее стал ворочаться, из-за всех сил давя на моё сознания. У меня страшно закружилась голова. Как в тумане я вышел из кабинета Исаму и, сделав пару шагов, оперся на подоконник. С шумом втянул в себя воздух, крик ярости рвался наружу. Зверь проснулся полностью и теперь когтями рвал меня изнутри, требуя выпустить его, при этом из-за всех сил давя на мое сознания, стараясь взять под контроль тело. С ужасом я осознал, что еще чуток, и меня бросит в преображение, скулы свело от оскала, я отвернулся к окну, с силой сжал подоконник, закусил нижнюю губу, чувствуя как кровь тонкой струйкой побежала по подбородку.

       Ганс обеспокоенно положил мне руку на плечо:

       - Что случилось, мой мальчик?

       Я посмотрел на него, учитель не отшатнулся, как это можно было ожидать от большинства людей, наоборот он сделал короткий шаг ко мне и обхватил мою шею правой рукой. Его голос был тих и тверд:

       - Мальчик, ты сильнее чем твой зверь. Я знаю это и ты знаешь это. - Ганс неотрывно смотрел мне в глаза. Его левая рука легла мне на ключицу так, что большой палец оказался на основании шеи.

       - Мальчик, борись! - учитель повысил голос и все также не отрывал от моих глаз взгляда.

       Я зарычал не в силах больше сдерживать в себе зверя. Ганс надавил большим пальцем левой руки на мою шею, мгновенная боль ударила в голову, отрезвляя и проясняя сознания от нападения зверя. Я схватил свою вторую сущность за шкирку и пинком под зад отправил в глубину сознания. Учитель убрал руки с моей шеи, спросил:

       - Что это было?

       Меня трясло, пот тонкой струйкой стекал по спине между лопатками. Дрожащей рукой я вытер лоб, нестерпимо хотелось пить, а еще бежать и крушить. Но напротив меня стоит маленький человек и неотрывно смотрит мне в глаза. И куда исчезла его старость? Лицо, миг назад рассеченное морщинами, за какое-то мгновение помолодело. На меня смотрел, нет не Дед, которого я знал долгие годы, на меня смотрел истинный убийца, тот, кто походя сломал когда-то пацаненку руки и ноги, а потом молча и бездушно убивал за него своих недавних компаньонов. Куда делась его показная немощь? Рука Ганса небрежно лежала на рукоятке меча. Он ждал, любое неверное движение или слово могло спровоцировать этого человека. И человека ли?

       Я выпрямился. Вообще перед этим человеком хотелось вытянуться в струнку и не дышать, молясь про себя всем светлым богам, чтобы не вызвать на себя его гнев. Ганс же повторил свой вопрос:

       - Что это было?

       Я сглотнул вязкую слюну. Сказал, стараясь не выдать то напряжение, в котором до сих пор находилось мое тело:

       - Мастер, она здесь. Мой зверь услышал её. Она страдает. Я должен. - говорил я рублеными фразами, стараясь из-за всех сил не сорваться, прекрасно понимая, что иначе меня просто убьют. Мой учитель просто не мог позволить зверю вырваться на волю во дворце.

       - Понятно. - протянул Ганс: - Идти сможешь?

       Я кивнул, сил говорить просто не было.

       - Тогда два шага передо мной и вперед на выход.

       В этом был смысл, если я не смогу удержать свою вторую сущность и все-таки проиграю ей, то Ганс это быстро заметит. Но только я прошел мимо отступившего в сторону Деда, как он самым подлым образом ударил меня в основание шеи указательным пальцем левой руки. Мои ноги подкосились и я почувствовал, как пол стремительно стал уходить у меня из-под ног. Вдалеке послышался быстрый топот сапог по паркетному полу, чей-то сердитый голос над моей головой произнес:

       - Что у вас здесь происходит?

       И голос моего учителя, спокойный и рассудительный:

       - Вы бы лучше не спрашивали, а просто помогли. Моему человеку стало плохо.

       Чьи-то сильные руки подняли меня с пола и понесли прочь из дворца. Дорога домой мне запомнилась смутно, обрывками. Сначала меня вынесли из дворца, потом очень быстро пронесли через парк. Потом Дед склонился надо мной и сказал:

       - Потерпи, скоро будет нормально. - И надавил мне пребольно на шею. В полубессознательном состоянии я поднялся, залез на лошадь, которую держал на поводу один из королевских гвардейцев. Ганс рукой показывая мне, чтобы я крепко держался и поехал рядом со мной вперед по улицам бурлящей столицы домой.

       И уже во дворе, когда повинуясь резким командам Деда, мне помогли слезть на землю и усадили в беседке, учитель, командным голосом отослав всех со двора, положил мне руки на голову и сильными пальцами стал сдавливать мне затылок. Я почувствовал, как пелена падает с моих глаз и силы снова возвращаются к телу.

       - Легче? - спросил участливо Дед.

       Я неотрывно смотрел на лицо своего учителя и тихо про себя шизел. Человек, с которым мы отправились сегодня утром во дворец исчез, уступив место мужчине лет сорока. Даже волосы Ганса бывшие раньше полностью седыми приобрели черный цвет, но глаза все также мудро взирали на мир. Я спросил первое, что пришло на ум:

       - Что с тобой, учитель?

       На мой вопрос Ганс недовольно поморщился:

       - Если спрашиваешь, значит не все так плохо.

       И на самом деле зверь внутри меня виновато вилял хвостом, ластился и вообще всячески выражал свою покорность.

       - Учитель, ответь на мой вопрос, прошу. - не знаю почему, но меня страшили изменения, которые произошли с Дедом. Не может человек обращать время вспять, даже я не могу, хотя и старею намного медленнее чем люди, но чтобы возвращать себе молодость - это страшно.

       Ганс заговорил и с каждым его словом я чувствовал, как в глубине меня растет страх перед этим человеком. И это все на фоне того, что черты лица Деда стремительно приобретали свои привычные формы.

       - Ты застал меня врасплох, мой мальчик, я просто был не готов и ты увидел то, что, по определению, тебе не нужно. Но что сделано, то сделано. Время откровений еще не наступило и мою историю ты еще совершенно не готов услышать, поверь мне на слово. Но знай, что я никогда не причиню тебе вреда, который приведет к твоей смерти. Ты, мой мальчик, мне слишком дорог и я даю тебе слово, что рядом со мной ты будешь в полной безопасности. - Ганс помолчал, подумал и продолжил: - Хотя, Валера, я могу сказать тебе только одно слово, зная твою неуемную натуру. Предтеча. А дальше думай и может когда нибудь я расскажу тебе остальное.

       Вот это да! Мой учитель, один из тех, о ком говорят только шепотом и при этом, постоянно оглядываясь по сторонам. Те, кто очень давно, когда еще и в Серединном Мире людей не было, не то что на гранях, правили этим миром, держа в постоянном страхе все остальные расы своей жестокостью и неприятием чужих законов кроме своего. А теперь один из легендарных воителей тех времен стоит перед мной. От этого можно и поседеть. Теперь понятно, почему мой зверь так трусливо прячется при появлении на горизонте светила по имени Ганс, я бы и сам, обладая знаниями о природе своего учителя, в жизни не прожил бы и секунды рядом с ним, зная, что любая моя ошибка может произвести к необратимым последствиям для моего горячо любимого организма. По сравнению с ним самый главный глава ночных хозяев, пусть он будет даже из самого Серединного мира, кажется незначительной букашкой, которую можно походя раздавить, даже не заметив, что это было. За Дедом стояла такая мощь и древность, что при мысли о ней становилось страшно, он был воплощением идеального воителя и мага в одном флаконе. Да по сравнению с ним любой боевой маг гильдии был всего лишь маленьким сопливым недоучкой. Да и вообще, как у меня получилось жить рядом с ним и оставаться живым? Наверное последний вопрос так явственно проступил на моем лице, что Дед тихо рассмеялся.

68
{"b":"171983","o":1}