ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Звучит правдоподобно, – проговорил мятежник. – Но почему тогда на Оливию отправляют исключительно непосвященных? В новостях только и болтают – «добровольцы, добровольцы».

Наглая ложь! Наборы в Ланкорне проводились без всякого желания. Людей вытаскивали спящими из постелей. Лишь спустя пару дней мы узнавали, что друзья находятся на космических базах и ждут своей очереди для высадки на дикую планету. Вот оно, равенство в правах! Правительство последовательно избавляется от изгоев.

– Ты явно преувеличиваешь, – недоверчиво заметила Кроул.

– Ничуть! – воскликнул кабриец. – Хочешь услышать мою историю?

– С удовольствием, – Олис утвердительно кивнула.

Стонтен откинулся на спинку кресла. Он хотел провести рукой по лицу, но замки надежно держали запястья. На устах молодого человека мелькнула ироничная улыбка. Самообладания заговорщик не потерял, хотя длительное заключение, без сомнения, отразилось на его моральном духе. Тяжело вздохнув, Рон произнес:

– Уже в школе я впервые столкнулся с разделением на касты. После очередного тестирования учеников в классах тщательно перетасовали. Тогда мальчики и девочки еще не понимали, почему это происходит. Скажу больше – мои родители до сих пор пребывают в счастливом неведении. Они добросовестно трудятся и вполне довольны жизнью. Мирная, благополучная семья. Отец решительно и сразу отметал мои вопросы. Почему соседи могут поехать на отдых в любую точку Алана, а мы – нет? Ответ был прост и незатейлив – так установлено Великим Координатором. Докапываться до сути не рекомендовалось. Со второй, более мощной стеной мне довелось столкнуться после окончания учебного заведения. Имея отличные знания, я не сумел поступить в престижные университеты. И дело вовсе не в полученных на экзаменах баллах. Вестолковому парню без лишних объяснений, возвращали документы назад, утверждая, что места уже заняты. Обидно до слез. И вот год назад умные люди раскрыли студенту-неудачнику глаза на мир. Логическая цепь событий стала ясна и понятна. Мы – люди второго сорта. Существуют определенные рамки, переступать которые нельзя. Живи и довольствуйся предоставленными тебе благами. Учись, трудись, служи во славу Великому Координатору. К несчастью, я максималист. Существование насекомого меня не устраивает. Арест и скамья подсудимых были неминуемы. За правду приходится платить дорогую цену.

– Грустная история, – вымолвила девушка. – С рядом безапелляционных утверждений можно поспорить, но вряд ли это имеет смысл. Переубедить вас не удастся.

– Пожалуй… – согласился мятежник.

– В таком случае, где логика? – искренне спросила Кроул. – Хотите избавиться от власти правителя? Пожалуйста… Таскона в вашем полном распоряжении. Никакого контроля. Да, планета населена опасными хищниками и злобными дикарями. Но свобода, так же как и правда, стоит недешево. Вы получите машины, оружие, топливо. Не хотите жить в оазисах, под защитой армии – поедете, куда вам заблагорассудится. Места на Оливии более чем достаточно. На мой взгляд, перспективы великолепные.

– Демагогия, – возразил парень. – Мы все равно будем зависеть от поставок с космических баз. Рано или поздно войска снова возьмут городки под контроль.

– Не исключено, – проговорила Олис. – Но разве не стоит попробовать? А может, господин Стонтен, и вы не столь честны? Одно дело – устраивать забастовки в тихой, благополучной стране Кабрии, и совсем другое – колонизировать древнюю метрополию, преодолевая тяготы и невзгоды, постоянно рискуя собственной жизнью. Признайтесь честно, ведь страшно?

– Страшно, – подтвердил заговорщик. – Информация о Тасконе слишком ничтожна и противоречива. Почему туда отсылают только непосвященных?

– Это не так, – произнесла девушка. – В нашей разведывательной группе из четырех аланцев, двое имели определенную степень посвящения. Как видите, половина. В экспедиционном корпусе ситуация принципиально иная. Я не буду лгать. Однако в данном случае имеет место стечение обстоятельств. Исторически так сложилось, что в армию идут в основном люди, не подверженные мозговому слиянию с правителем. В них больше решительности и агрессивности. Объективный процесс. А вот относительно колонистов вы ошибаетесь. Среди добровольцев немало посвященных. Волна патриотических настроений захлестнула Алан.

– Не сомневаюсь, – скептически ухмыльнулся Рон.

– Ирония сейчас неуместна, – жестко сказала Кроул. – Слова надо подкреплять конкретикой. Ваша обида на Великого Координатора смешна. Личные неурядицы саботажники превратили в политический фарс. Летите на Оливию, доказывайте свою правоту!

– Мне надо подумать, – вымолвил молодой человек. – Я устал и не могу быстро соображать.

Приходите завтра. Обвинения слишком обидные. Так просто их не отметешь.

– Советую хорошенько подготовиться, – проговорила Олис. – В предъявленных вами доводах чересчур много брешей. Нужны факты, а не голословные утверждения.

Спор слушателя академии и арестанта продолжался шесть дней. Стонтен отчаянно сопротивлялся, но противостоять напору девушки оказался не в силах. Ее знания и опыт подавили упрямство кабрийца. Защитная позиция студента трещала по всем швам. Информированность парня была очень низкой: только слухи, домыслы, умозаключения… Любое события можно интерпретировать по-разному.

Умело и последовательно Олис убеждала собеседника в том, что его ввели в заблуждение. Окончательно сломить Рона Кроул не удалось, мятежник по-прежнему с неприязнью относился к правителю, однако он осознал необходимость освоения Тасконы. Мало того, молодой человек сам изъявил желание отправиться туда. В нем проснулся дух авантюриста-первооткрывателя.

Левушка стояла перед зеркалом и расчесывала волосы. До завтрака оставалось несколько минут. Времени вполне достаточно. Неожиданно в дверь постучали.

– Войдите, – произнесла Олис, поправляя платье. В комнату неторопливо вошел руководитель академии.

Окинув пристальным взглядом слушательницу, Виндоул восхищенно выдохнул:

– Вы сегодня великолепно выглядите, впрочем, как и всегда.

– Благодарю за комплимент, – Кроул слегка покраснела.

– Хочу поздравить лучшую ученицу группы с досрочной сдачей экзамена, – вымолвил мужчина. – Отличная работа. Офицеры службы безопасности в шоке. Вам удалось то, что они не сумели сделать за две с половиной декады.

– Но я еще не закончила, – растерянно сказала девушка. – Заговорщик проявляет…

– Не волнуйтесь, – улыбнулся Шак. – Вчера вечером Стонтен признал свои ошибки, выступил по местному каналу с речью, призывающей непосвященных к миру и спокойствию, и публично сообщил о желании помочь государству в колонизации Оливии. Великий Координатор помиловал раскаявшегося мятежника и удовлетворил его просьбу. Практика закончена. Можете отдохнуть и расслабиться. У ваших товарищей дела идут не столь блестяще.

Спустя четыре дня на посадочную площадку

Центра социологических исследований опустился гравитационный катер.

Обмениваясь впечатлениями, аланцы направились к летальному аппарату. Общие результаты проверки руководитель академии не объявил, но по лицам слушателей можно было догадаться, что не все справились с поставленной задачей.

Пассажиры заняли мягкие кресла, и машина плавно оторвалась от земли.

С тревогой и болью Олис смотрела на удаляющуюся базу секретной службы. Как это заведение ни называй, тюрьма остается тюрьмой. Беседы с Роном до сих пор всплывали в памяти. Сколько же агрессии и злобы накопилось в людях!

Кроул было немного не по себе. Зерна сомнений упали на благодатную почву. За последние два года она слишком часто контактировала с непосвященными. Члены экипажа «Гиганта», персонал космических станций, солдаты, офицеры десантных полков. Реплики и фразы, раньше пролетавшие мимо ушей, сейчас складывались в единую картину. Девушка сумела объяснить спорные факты студенту-кабрийцу, но как убедить саму себя? Ее взгляды на аланское общество претерпели существенные изменения. Очень пугающее открытие. Оно может не только погубить карьеру, но и лишить Олис высокого статуса.

14
{"b":"1720","o":1}